Как Украина может «опрокинуться» в историю

Марьян Сидорив

17 февраля 2020 г. 9:03:31

Польша нынче просто обязана сделать все, чтобы вернуть территории, которые «отобрал агрессор на основании никчемного (не влекущего юридических последствий) пакта». Ныне это Львовская, Ивано-Франковская, Тернопольская, Волынская и Ровенская области суверенной Украины. И это будет прецедент, в последствия которого немедленно включатся Румыния (Буковина и Южная Бессарабия) и Венгрия со Словакией (Закарпатье).

Об этом больно говорить, но самым значимым моментом для Украины на Мюнхенской конференции по безопасности-2020 (MSC-2020) стало определение «весомости» ее желаний в системе европейских вызовов. Это было отчетливо продемонстрировано в «инциденте 12 шагов».

Документ под названием «Двенадцать шагов к большей безопасности в Украине и евроатлантическом регионе», подготовленный совместно European Leadership Network (Европейской сетью лидеров), Nuclear Threat Initiative (Инициатива по ядерной угрозе), Munich Security Conference (Мюнхенской конференцией по безопасности) и Russian International Affairs Council (Российским Советом по международным делам) был размещен на сайте MSC 2020 аккурат к началу заседаний, 14 февраля.

Содержание документа, по сути, «дорожной карты», пункты которой позволяют снизить напряженность «в отношениях между Россией и Западом и помогут построить устойчивую архитектуру взаимной безопасности в евроатлантическом регионе» и политически урегулировать вооруженный конфликт в Донбассе, но с учетом естественных интересов России, стало «красной тряпкой» для украинской власти. И это естественно, поскольку последние шесть лет она и живет-то за счет этой самой напряженности.

Украинская официальная реакция была вполне предсказуемой. В МИД отметили, что тезисы, содержащиеся в этом документе, не соответствуют официальной позиции Украинского государства. А приглашенный в Мюнхен экс-президент Порошенко определил «12 шагов» как «написанный в Кремле» и работающий против Украины. Оперативно отреагировала и «американская общественность», особенно из числа тех, кто этот кризис создавал: от президента Freedom House Майкла Абрамовица и до Мэри Йованович, в недавнем прошлом — посла США на Украине и активного участника Трамп-импичмента. С пресс-площадки авторитетного «Атлантического Совета» (Atlantic Council) американцы предложили иной взгляд на вещи: все антироссийские шаги Запада «на самом деле являются предварительными условиями для решения реальной проблемы безопасности, угрожающей Украине и Европе. Они нуждаются в усилении для достижения подходящего решения»

Днем 14 февраля текст «Двенадцати шагов» исчез с сайта MSC-2020. «Отцами» этой победы себя поспешили назвать и украинские МИДовцы: «План, опубликованный на сайте Мюнхенской конференции, исчез оттуда после возмущения среди проукраинских политиков и экспертов», и экс-президент Порошенко лично: «Мы приложили большие усилия, мобилизовали европейских и американских политиков, и вопрос был снят». И прокололись…

Выступление Владимира Зеленского на 56-й Мюнхенской конференции

President.gov.ua

Во-первых, текст был снят после публикации «Атлантического Совета». И, во-вторых, в результате стало еще хуже для Украины. Потому что вечером 14-го на сайте MSC-2020 он появился опять, но уже не как «неофициальный документ», который можно пропустить мимо внимания, а как «утверждение», Statement: «Спорная дискуссия о предложениях по продвижению решения украинского кризиса». С резюме, что «Мюнхенская конференция по безопасности приветствует конструктивный вклад в дискуссию». Украинские пожелания и определения были безмятежно проигнорированы. Очевидно — как мало весомые.

То есть украинский вопрос переведен из «частного мнения» в «коллективную общеевропейскую дискуссию», которая неизбежно будет иметь куда более широкий резонанс. И которая может повлечь для Украины даже неожиданные результаты.

Что я имею в виду? Постулат пусть и «марксистского», но толкового историка Михаила Покровского о том, что «история — это политика, опрокинутая в прошлое», можно подтверждать бесчисленным количеством примеров. И если принять его, то тогда получается, что «политика — это история, приведенная к настоящему». А это означает, что возникновение политических проблем следует рассматривать как следствие исторических событий.

А с этим у Украины туго. Особенно после отчаянного прыжка президента Зеленского в окоп польского взгляда на историю с его отрицанием потсдамских итогов Второй мировой, признанием СССР агрессором, виновным в развязывании этой войны, и неприятием пакта Молотова — Риббентропа.

Потому что с такой исторической позиции политика просто «выпрыгнет» из истории: Польша нынче просто обязана сделать все, чтобы вернуть территории, которые «отобрал агрессор на основании никчемного (не влекущего юридических последствий) пакта». Ныне это Львовская, Ивано-Франковская, Тернопольская, Волынская и Ровенская области суверенной Украины.

И это будет прецедент, в последствия которого немедленно включатся на основании «политики, опрокинутой в историю» Румыния (Буковина и Южная Бессарабия) и Венгрия со Словакией (Закарпатье). И кто сказал, что рамки исторической обиды следует ограничивать только эпохой Второй мировой? Ведь есть еще и XVIII век, где «пострадавшей» была Турция и ее вассал Крымское ханство? Или Беларусь, «матрица» Великого княжества Литовского, которому в XIV веке принадлежала значительная часть современной украинской территории, вплоть до причерноморского Очакова?

Если развивать эту тему и дальше, то неизбежно всплывает дата: 1772 год. Тогда существовала некая страна, рассматриваемая соседями как отсталое государство со слабым правительством. Это была Польша, раздираемая противоборством элиты (Барская конфедерация), кровавыми мятежами черни (движение гайдамаков) и межконфессиональным противостоянием (православные диссиденты против ортодоксальных католиков). Соседи Польши имели многовековую историю территориальных претензий, очень качественно проработанную историками и политиками. Так, «Лекция о правах прусского короля в герцогстве Померания и во многих других странах Польского королевства с документами», авторства министра Фридриха Великого Эвальда фон Герцберга, была опубликована даже во французской «Энциклопедии».

Все закончилось печально, но естественно: 18 сентября 1772 года Россия, Австрия и Пруссия уведомили Речь Посполиту о разделе. И как, эта фабула, если опрокинуть ее в современность, ничего не напоминает?

Это, конечно, страшный сон, и дай Бог, чтобы он только сном и остался. Но это не означает, что такое развитие событий невозможно, даже при условии всеобщего декларирования приверженности территориальной целостности страны: две великие женщины XVIII века — императрицы российская Екатерина Великая и Мария-Терезия Австрийская — до последнего обещали Польше сохранение ее основных границ. Но в результате обе обманули. Мария-Терезия — старого союзника Австрии, а Екатерина — своего бывшего любовника — короля Польши Станислава Понятовского. А ведь ныне Украина и окружающие ее страны даже не столь близки.

И это тем более не значит, что высшая власть Украины, вследствие откровенной малограмотности или скрытого умысла должна споспешествовать (слово-то какое! Чистый XVIII век!) такому развитию событий.


Источник