Угрозы Трампа заставили Иран вспомнить о дружбе с Россией

29 ноября 2016 г. 22:20:52

Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст.

Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.

«Если у России возникнет такая необходимость и вопрос будет согласован с российской стороной, то российские ВКС смогут использовать эту базу для осуществления своей военной миссии в Сирии. Если того потребует ситуация в Сирии, то, как и в прошлый раз, мы готовы снова предоставить возможность российской стороне совершать полеты и заправку ВКС с этого аэродрома», – цитирует Шейхольэслама РИА «Новости».

При этом он оговорился, что все действия на территории базы должны проводиться исключительно под полным контролем Ирана. «(Ранее) российские самолеты получили от нас разрешение на осуществление полетов с этого аэродрома для нанесения авиаударов по позициям террористов в Сирии, при этом все эти полеты, а также использование возможностей авиабазы контролировались нами», – отметил советник в интервью Sputnik Persian.

Падение Алеппо или победа Трампа

В субботу министр обороны Ирана Хосейн Дехган также предупредил, что ВКС опять смогут использовать авиабазу в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии. А в понедельник вечером президенты России и Ирана Владимир Путин и Хасан Роухани провели телефонный разговор. Лидеры обсудили совместные проекты в торгово-экономической сфере, а также ситуацию на Ближнем Востоке и дали высокую оценку уровню взаимодействия в борьбе с террором. Эксперты обратили внимание на то, что звонок совпал с общей победой сирийских, иранских и российских сил в Алеппо, а также с решением Тегерана снова пригласить ВКС в Хамадан.

Американист Борис Межуев не исключает, что новое сближение Ирана и России связано с победой на президентских выборах в США Дональда Трампа.

«Разумеется, с избранием Трампа иранцы серьезно напряглись. Мы пока не знаем, кто займет ключевые посты в его команде, в частности госсекретаря и главы Пентагона, однако иранская тема была одной из главных в предвыборной риторике Трампа и его команды. Для Тегерана важно снова заняться поиском союзников. Позиция России будет иметь принципиальное значение», – предположил американист в интервью газете ВЗГЛЯД. По его предположению, Трамп до победы на выборах вообще не задумывался, как будет совмещать «ястребиную» риторику по отношению к Ирану с тенденцией на примирение с Россией, в том числе и по сирийскому вопросу.

Однако Межуев не ждет ничего хорошего от возможного разрыва иранской ядерной сделки или подобных решений Вашингтона. «В том числе это невыгодно и Европе. Не только Россия, но и западноевропейские страны не поддержат Трампа в случае какой-либо антииранской акции», – считает эксперт.

Четыре причины вспомнить о Москве

Начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов и вооруженных сил региона Института инновационного развития Антон Мардасов в интервью газете ВЗГЛЯД также напоминает об антииранской риторике Дональда Трампа и его соратников. «Хотя у них нет внятной стратегии по поводу Ирана, но в Тегеране явно слышали их предвыборные обещания пересмотреть ядерную сделку – и потому решили в случае возникновения каких-то новых противоречий с Вашингтоном опереться на Россию», – пояснил он.

Впрочем, Мардасов перечислил и три чисто военные версии активизации российско-иранского сотрудничества. Во-первых, эксперт не исключает, что теперь – после возможного падения Алеппо – снова особое внимание будет уделяться восточной части Сирии, даже несмотря на остающиеся проблемы на западе страны.

«Асад просто должен претендовать на свой кусок пирога в районе Ракки, где есть нефть и сеть каскадов гидроэлектростанций. В этой ситуации для российских ВКС Хамадан просто идеален, чтобы наносить удары по востоку страны. Использование этой базы резко сокращает подлетное время. Собственно, в августе мы наносили удары оттуда в основном по Хомсу и другим восточным провинциям», – полагает востоковед. Мардасов также отметил: в отличие от западных провинций, где действуют другие группировки, восток Сирии оккупирован полностью «Исламским государством»*, а значит, по поводу ударов по восточным провинциям есть возможность достичь консенсуса с основными внешнеполитическими игроками.

Во-вторых, эксперт предполагает, что ведутся параллельные переговоры о наращивании иранского военного присутствия в Сирии. «Глава генштаба Ирана заявил о возможности размещения на сирийском берегу военно-морской базы. С этим тоже может быть связана очередная активизация российско-иранских переговоров», – напомнил политолог.

В-третьих, полагает эксперт, Иран, возможно, пытается уговорить Россию сделать ставку на более агрессивный путь решения конфликта. В частности, не вести переговоры о разграничении зон влияния, а более активно поддержать правительственную армию и шиитские отряды в их возможном наступлении на Идлиб и форсировать штурм оставшихся районов Алеппо. «Но это не самый лучший вариант, поскольку в районах, где нарушен баланс между шиитским и суннитским населением, решить вопрос можно только путем политического регулирования», – предупреждает востоковед.

Как писала газета ВЗГЛЯД, в конце августа внезапная размолвка Москвы и Тегерана вынудила нашу авиацию покинуть авиабазу Хамадан. Тот же Хосейн Дехган тогда допустил редкий по своей недипломатичности публичный упрек в адрес России. «Доля хвастовства и бесцеремонного поведения» – такими словами охарактеризовал министр комментарии российских коллег по поводу использования авиабазы. Иран неожиданно прервал столь, казалось бы, перспективное военное сотрудничество с Россией. Эксперты полагали, что причиной этому стало внутреннее политическое давление, которое было оказано на иранских военных со стороны консерваторов, опасавшихся впускать на территорию страны каких бы то ни было иностранных военных, пусть даже и российских союзников. По данным источников «Коммерсанта», Москва хотела использовать Хамадан как полноценную военную базу с размещением там соответствующих арсеналов, но Тегеран этот вариант не устроил.

Иранская тема активно использовалась в предвыборной повестке в США. Будучи еще кандидатом в президенты, Дональд Трамп не раз обещал разорвать иранскую ядерную сделку. После его победы политолог из Университета штата Теннесси (США) Андрей Коробков назвал в интервью газете ВЗГЛЯД вполне вероятным сценарий, при котором новая администрация США предложит Москве сделку – в обмен на совместные, союзнические действия в Сирии в той или иной степени отказаться от дружбы с Тегераном.

Текст: Никита Голобоков


Источник





comments powered by HyperComments