Франция бросает вызов российской миротворческой миссии на Кавказе

24 ноября 2020 г. 13:40:33

Трехстороннее соглашение между Азербайджаном, Арменией и Россией по Нагорному Карабаху, подписанное 10 ноября, ведет к активизации геополитической борьбы на Кавказе. Пока Ереван и Баку яростно сражались, «Большая игра» пряталась где-то в тени. Однако, как только конфликт, длившийся семь недель, достиг апогея, которым стал захват азербайджанскими вооруженными силами города Шуша, предвещавший неминуемый разгром Армении, Москва вмешалась, чтобы в качестве посредника добиться перемирия в режиме реального времени.

Скорость, с которой действовал российский президент Владимир Путин, и его личная решающая роль в том, чтобы заставить армян и азербайджанцев далеко за полночь искать выход за столом переговоров, были просто потрясающими. Это застало врасплох регион и все международное сообщество. Посредническая роль Путина неизбежно привела к миротворческой миссии России. К тому времени, когда мир узнал о прекращении огня в предрассветные часы 10 ноября, российские военные уже находились на пути в Нагорный Карабах.

Президент Франции Эммануэль Макрон оказался в весьма глупом положении. Он воображал себя одной из ключевых фигур на Кавказе с тех пор, как в конце сентября разразился конфликт. Разумеется, армянская диаспора во Франции имеет немалый электоральный вес во французской политике. Осознавая свою ответственность, 7 ноября Макрон позвонил Путину, обсудил с ним «продолжающиеся крупномасштабные боевые действия» в Нагорном Карабахе и достиг «подтверждения взаимной приверженности продолжению скоординированных посреднических усилий России и Франции, в том числе в рамках Минской группы ОБСЕ».

И вот, проснувшись три дня спустя в Елисейском дворце, он узнал, что российские миротворческие силы уже высаживаются в Нагорном Карабахе. И, наконец, будто бы специально, с целью уязвить Макрона, лишь шесть дней спустя Путин позвонил ему, чтобы проинформировать о событиях, «учитывая, что Россия и Франция являются сопредседателями Минской группы», как выразился официальный Кремль.

Путин ввел Макрона в курс происходящего и сообщил ему, что «общая ситуация в регионе стабилизировалась». Получилась довольно нелепая ситуация: Макрон, пышущий рвением выполнить ключевую «высокооктановую» дипломатическую роль на Кавказе, узнает, что война закончилась неделю назад и теперь пришло время заняться малоаппетитными вспомогательными вопросами, вроде «неотложных гуманитарных проблем, включая возвращение беженцев в свои дома, обеспечение нормальных условий жизни для населения, восстановление инфраструктуры, а также сохранение храмов и монастырей».

Макрон больше не мог мириться с таким унижением. Министру иностранных дел Франции Жан-Иву Ле Дриану было приказано публично потребовать от Москвы, чтобы она прояснила «неопределенности» в связи с соглашением о перемирии, в частности, касающиеся роли Турции и иностранных боевиков. Ле Дриан заявил Национальному собранию Франции: «Мы должны устранить двусмысленность в отношении беженцев, делимитации режима прекращения огня, присутствия Турции, возвращения боевиков, а также начала переговоров о статусе Нагорного Карабаха».

Нет сомнений в том, что Франция координировала свои действия с США (обе страны являются сопредседателями Минской группы). Через несколько часов после заявления министра иностранных дел Франции, Госдепартамент США энергично ввязался в разговор. Приветствуя прекращение боевых действий, американское заявление игнорировало посредническую роль Москвы. В документе говорилось:

«Прекращение военных действий – это лишь первый шаг в направлении мирного урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Мы призываем стороны как можно быстрее возобновить взаимодействие с сопредседателями минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) для достижения долгосрочного и устойчивого политического урегулирования нагорно-карабахского конфликта на основе принципов Хельсинкского заключительного акта о неприменении силы или угрозы силой, территориальной целостности и равноправия народов. В качестве сопредседателя Минской группы Соединенные Штаты активно участвуют в этих усилиях».

Проще говоря, Франция и США настаивают, что Россия не может действовать в одностороннем порядке, а только в рамках Минской группы. На днях президент Франции призвал к международному контролю над соблюдением прекращения огня. «Мы хотим, чтобы Минская группа сыграла свою роль в обеспечении надзора за соблюдением перемирия», – сказал официальный представитель администрации Макрона.

Французский чиновник упрекнул Кремль: «Мы понимаем, что русские обсуждают с турками возможный формат разделения ролей в этом чувствительном регионе, нежелательный для нас вариант, вроде Астанинского процесса по Сирии. Мы не можем иметь с одной стороны Минск, а с другой – Астану. В какой-то момент русским придется делать выбор».

Очевидно, что Франция (и США) опасаются, что Россия и Турция заключили сделку, чтобы исключить возможность участия западных держав в дальнейших мирных переговорах. Действительно, Астанинский форум позволил России и Турции обсуждать между собой урегулирование сирийского конфликта, оттеснив западные державы. Вдобавок ко всему, как и в Сирии, Россия заключила соглашение с Турцией о дислокации ее военнослужащих в Азербайджане.

Запад ожидал, что Россия и Турция рассорятся из-за Нагорного Карабаха, однако произошло обратное. Москва и Анкара заблокировали возможность вмешательства в эту проблему для западных держав. У Турции, как и у России, напряженные отношения с США. Макрон и турецкий президент Эрдоган противостоят друг другу сразу на нескольких фронтах, от Ливии до Сирии, а также обмениваются хлесткими фразами в связи с серьезными проблемами Франции с «исламским терроризмом». Так, недавно Эрдоган заявил, что французский президент нуждается в психиатрической помощи.

У Путина и Эрдогана имеется общая заинтересованность – закрепить мирное соглашение от 10 ноября, прежде чем Джо Байден войдет в Белый дом. Байден резко отзывался об Эрдогане и Путине. Как бы то ни было, история с Нагорным Карабахом подчеркивает серьезную трещину в системе западного альянса: одна страна НАТО (Турция) объединилась со смертельным врагом альянса (Россией), чтобы унизить и изолировать двух главных союзников (США и Францию). В состав Минской группы входят еще два члена НАТО – Германия и Италия.

Боюсь, джигиты на Кавказе Макрона не поймут!Менталитет разный:


Источник