Заговор

lovejoy7777777

13 августа 2017 г. 12:58:26

Когда раздался резкий стук в дверь Ичиро Такэда с трудом оторвал взгляд от только-только начинающей зацветать сакуры. В небытии растворились уже начинавшие складываться в хокку строки. Потомок древнего самурайского рода, Ичиро был живым воплощением духа своих предков, в нем переплеталось, казалось, несоединимое: душа сурового безжалостного воина и душа поэта. Пристальный взгляд чуть прищуренных темно-карих глаз остановился на рослой фигуре вошедшего. Такэда поднялся навстречу гостю и поклонился в знак приветствия. Поклон был достаточно глубоким, в знак уважения к посетителю.

-Гюнтер Майнфельд? - на безупречном английском, скорее утвердительным, чем вопросительным тоном поинтересовался Такэда. Он шагнул навстречу гостю, протягивая ему свою сухую и жесткую ладонь. Высокий светловолосый мужчина крепкого телосложения, хмурым взглядом исподлобья оценивающе просканировал щуплую фигуру хозяина кабинета и ответил крепким рукопожатием. - Рад видеть вас и прошу садиться.

Японец вернулся за шикарный письменный стол из отменного дуба. Глаза его, не пересекаясь со взглядом собеседника, то и дело возвращались к лицу визитера, словно пытаясь ощупать его, исследовать его мельчайшие детали: белокурую норвежскую бородку, чуть волнистые, зачесанные назад волосы, нос с легкой горбинкой.

-Вы, наверное, догадываетесь, кто я и зачем вы здесь? - поинтересовался Такэда.

Гюнтер чуть насмешливо приподнял уголки губ.

-Скорее догадываюсь, - вполголоса небрежно бросил он. - Однако, если известный в определенных кругах выдающийся финансовый аналитик компании "Мицубиси", известный своими бузупречными по точности прогнозами и необычайным везением, и, неожиданно для многих отошедший от дел заинтересовался моей скромной персоной, причем настолько, что оплатил мой приезд сюда...

Японец едва заметно склонил голову и сделал останавливающий жест рукой.

-Не скромничайте, господин Майнфельд. Вы человек не менее известный в определенных кругах. И те сведения, что я получил о вас, дают мне все основания полагать, что вы, безусловно, сделали мне честь своим посещением.- Японец вновь слегка наклонил свою голову с посеребренными сединой висками в знак почтения.-И мне кажется, встреча наша была в каком-то смысле неизбежной.

Такэда, в ответ на недоуменный взмах бровей собеседника, с невозмутимым видом откинулся в кресле, положив ладони рук на столешницу прямо перед собой.

-Вы можете не бояться, нас здесь никто не услышит, - медленно проговорил японец, чуть понижая голос, -Я знаю, кто вы, чем вы занимаетесь в Германии и, поверьте, у нас с вами очень много общего. Можно сказать...- Такэда сделал многозначительную паузу, впервые сначала разговора в упор уставившись на собеседника, что вызвало немалое удивление у его немецкого гостя, знакомого с правилами японского этикета. В давние курсантские годы его первой девушкой была японка, Харуко Ташира, которая много рассказывала ему про Японию и японцев. Гюнтер и не подозревал, насколько та, уже настолько отдаленная по времени его первая юношеская любовь оказалась связанной с тем, что он оказался сейчас в Стране Восходящего Солнца. Тем более он не мог знать, что его судьба с этих самых минут начала стремительно и бесповоротно менять свой курс

-Вы, как и я, мистер Майнфельд, искренний и горячий патриот своей страны, желающий изменить ее нынешнее безрадостное положение.- Японец медленно и несколько торжественно снял ладони со стола и возложил их себе на колени.- Вы являетесь неформальным лидером правого крыла НДПГ - Национал-демократической партии Германии , основанной в 1964 году в Саксонии-Анхальт.

Гюнтер вздрогнул и чуть напрягся, что не ускользнуло от взора наблюдательного потомка самураев. Для многих, слишком многих его сторонников, как, впрочем и для него самого, сомнительная слава неонациста была как кость в горле.

- Вам нечего бояться и нечего смущаться: здесь вы найдете в моем лице искреннего единомышленника. Ибо я хочу того же, что и вы: освобождения своей страны от ненавистного гнета оккупантов.- руки пожилого японца при этих словах сжались в кулаки, а глаза сверкнули мрачным огнем, словно вырвавшимся из преисподней.- Вы, насколько мне известно, профессиональный спортсмен-биатлонист, владеете тремя восточными боевыми искусствами, и, при все этом, великолепный и опытный организатор с незаурядными способностями лидера и харизмой. И поэтому, мне есть что вам предложить.

Такеда многозначительно посмотрел на своего визави и, выдвинув ящик письменного стола извлек оттуда прозрачную папку с бумагами и протянул их собеседнику.-Ознакомьтесь.

Майнфельд молча кивнул головой и углубился в чтение. По мере изучения содержимого бумаг лицо его вытягивалось и он неоднократно бросал полные изумления взгляды на отрешенно уставившегося куда-то вдаль японца. Тот лишь прикрывал веками глаза, как бы подтверждая подлинность всего написанного и жестом приглашая немца продолжать чтение. Спустя примерно полчаса, Гюнтер Майнфельд оторвался от столь поразивших его строк и, угрюмо глядя исподлобья спросил:

- Значит вы, лидер столь мощной международной организации намереваетесь изменить судьбы мира? Но каким образом? Хватит ли у вас сил? Не слишком ли вы самоуверенны? Вы уж простите, я человек прямой, возможно, резкий, и привык выражаться без обиняков.

Такэда покровительственно улыбнулся и покачал головой в ответ:

-Нет, ваша искренность лишь импонирует мне. Режим американский гайдзинов давно прогнил и то, что мы собираемся сделать лишь подтолкнет его в уже заданном направлении падения. Как в дзюдо. Вы же знакомы с приемами этой древней японской борьбы, герр Майнфельд?

Немец кивнул головой в знак согласия.

-Можете называть меня по имени.- Гюнтер улыбнулся.-Мне это как-то ближе.

-Вы правы, это сближает.- согласился Такеда.- Я тоже попрошу вас называть меня по имени, Ичиро. Я думаю, у нас есть большие шансы стать друзьями.

-Но каковы ваши планы в отношении меня, Ичиро. Я конечно, неплохой стрелок, и у меня давно чешутся руки пристрелить эту бесформенную уродину Меркель. Но принять личное участие в этой разворачивающейся битве титанов...Каким образом, хотел бы я знать?

-А ведь я в вас не ошибся. Вы достаточно проницательны и вполне осознаете торжество момента.- лукаво усмехнулся Такэда.- Вы уже поняли, что то, что происходит в эти дни на Украине и в особенности, в Крыму, будет иметь далеко идущие последствия. Референдум, который назначен на ближайшее воскресенье, то есть - на послезавтра, неизбежно победит. Путин, я не сомневаюсь, добьется своего. Я смотрю на этого человека и не могу отделаться от мысли, что в его жилах течет древняя самурайская кровь. Он непременно победит.- японец замолчал, взглянув на висящую на стене офиса обнаженную катану.- Но наша цель, во-первых, обеспечить то, чтобы события приобрели необратимый характер, а во-вторых - добиться освобождения наших стран от более чем полувекового гнета, ведь и Япония и Германия со времени, прошедшего с окончания Второй мировой войны страдают от ограниченного суверенитета. В наших силах вернуть им былое величие. Для этого нам нужно обеспечить столкновение России и США и не допустить их примирения...

-Но ведь это - мировая война! -воскликнул изумленный немец.

-Нет, Гюнтер, не будет никакой войны. Эти трусливые американские гайдзины так держатся за свои тугие кошельки и за свои никчемные жизни, я не знаю даже, за что больше, что военной перспективы,и уж тем более, перспективы ядерного конфликта я не вижу. Но то, что на Россию будет оказываться политическое и, что наиболее вероятно, экономическое давление, это уже как пить дать. Госсекретарь США уже заявил, что Россия дорого заплатит за Крым. Но есть некоторая вероятность, что политическая элита в России заставит Путина пойти на попятную. Нам важно не допустить такого развития событий. У меня есть план, который сможете, я уверен, реализовать именно вы, Гюнтер. Вы слышали русскую пословицу "Гром не грянет мужик не перекрестится"?

Слово "мужик" Такэда произнес по-русски с непередаваемым японским акцентом.

- Вам знакомо это слово? -спросил он у немца.

-Да, знакомо, -отозвался Гюнтер.- Так у русских в старину называли крестьян, а теперь, так по-дружески снисходительно называют в неформальной обстановке представителей мужского пола.

-Именно. Так вот, эта поговорка подразумевает: русские начинают действовать, причем, в своей манере - решительно, неистово и дерзко- лишь когда их, что называется, резко прижмет. Гром для русских будете обеспечивать именно вы.

-Что ж, охотно ознакомлюсь с вашим планом, - в глазах Гюнтера вспыхнул азартный огонек. Такэда задумчиво посмотрел на немца и, покачав головой, произнес:

-Вам может это показаться несколько странным, но предпосылки к реализации этого плана у меня еще созрели не до конца. Но по моим прогнозам, Украину ждет гражданская война, а это неизбежно толкнет одну, пророссийски настроенную часть ее населения в объятия Москвы, а другую, настроенную националистически -в объятия Запада. В критической точке нам, то есть вам, необходимо будет нанести удар, точный и сильный, как удар катаны.- Гюнтер невольно покосился на висящий на стене самурайский меч.-Цель вашей акции будет резкое обострение отношений России и Запада, за которым последует противостояние, неизбежным итогом которого будет победа антиглобалистских, как сейчас принято говорить, сил.

-А какова будет ваша роль, могу я вас спросить?- поинтересовался Гюнтер.

Японец чуть нахмурился, но это продолжалось лишь мгновенье. Такэда вдруг усмехнулся и, посмотрев в глаза своему немецкому союзнику, тихим размеренным голосом спросил:

-Вы знакомы с понятием "кибервойна"?

-Да, конечно, знаком. Хотя лично - я далек от всего этого, - развел руками Гюнтер.

-Я лишь скажу вам, что если когда-нибудь в будущем вы услышите, что по прошествии выборов главы крупной мировой державы возникли сомнения в их итогах, в связи с подозрениями, что в ход избирательной компании или самого голосования вмешались хакеры, знайте: я приложил к этому руку.

Гюнтер шумно выдохнул воздух сквозь стиснутые зубы и с уважением посмотрел на японца.

-Ну, а теперь, к деталям, мой друг, - наклонившись к собеседнику, поманил его жестом Такэда, - и лучше не делать записей и все запоминать. Канал связи между нами, тем не менее я обеспечу.

Кстати, как вы относитесь к традиционной японской чайной церемонии, Гюнтер?...

- Герр майор, мы готовы к выполнению основной части задания, - бодро отрапортовал Петер Штраус, его давний боевой товарищ еще по иракской компании, а теперь -компаньон и правая рука в осуществлении операции "Дикий рёв".

Губы Гюнтера скривились в презрительной усмешке: так до нелепости просто все прошло.А всё благодаря непостижимой для немецкого сознания халатности и разгильдяйства местного командного, да и рядового состава украинской армии. С одной стороны понятно: к иностранным ЧВК здесь относятся с особым, подобострастным придыханием, но чтобы такое головотяпство...

Боевой расчет ЗРК "Бук" попался на нехитрую для здешних мест разводку, состоящую из двух кумулятивных элементов - водки и сала, своим направленным действием без особого труда преодолевших далеко не броневое сопротивление чувства долга и ответственности местных военных. Ну, а боевая начинка в виде некоего, известного в узких кругах химического соединения, вызывающего полное отключения сознания с его последующим частичным возвращением и ощутимыми провалами в памяти довершила дело...

Боинг 777 Малайзийских авиалиний, летевший из Амстердама в Куала-Лумпур, потерпел крушение на востоке Донецкой области в районе села Грабово, рядом с городом Торез 17 июля 2014 года. В результате авиакатастрофы погибли все, кто находился на борту, 283 пассажира и 15 членов экипажа. И мало кто, а если быть точным, лишь очень ограниченный круг лиц, допущенных к тайне из тайн знали истинную причину этого трагического происшествия...

-Я рад вас слышать, Ичиро, - Гюнтер говорил почти шепотом, словно опасаясь, что их подслушивают, хотя все эти годы неоднократно получал исчерпывающие и вполне авторитетные заверения, что канал связи с японскими друзьями абсолютно надежен.- Вы произвели на меня очень...очень сильное впечатление своей акцией... Вы понимаете, о чем я?

-Да, рад приветствовать вас, Гюнтер, - невозмутимый голос в трубке был по-деловому сух.- Вы об избрании Трампа? Поверьте, это далеко не все, на что мы способны. Но - к делу. Наша с вами совместная миссия приближается к финалу. По моим прогнозам, в ближайшие месяцы новая администрация, а вернее, объединенные силы "ястребов" со стороны республиканцев и демократов в Конгрессе добьются-таки ужесточения санкций против России. При этом будут затронуты уже и интересы крупного европейского бизнеса, а точнее - ваших, то есть немецких сырьевых компаний. И вот тогда наступит финал, момент истины, который ни вы ни я, ни люди и народы, которые стоят за нашей спиной не должны упустить.

В этот момент Гюнтер, наконец, обратил внимание на то, что непостижимым образом, видимо, вследствие волнения, ускользнуло от него в первые минуты разговора: японец говорил с ним на немецком языке. И на неплохом немецком, надо признать.

-Ичиро, откуда...

-... я знаю немецкий? - в голосе обычно бесстрастного собеседника на том конце мелькнули нотки торжества.- Я давно его знаю. Еще со студенческих лет. Просто я решил отложить этот сюрприз до времени, когда вы почувствуете, что заговорили в полном смысле этого слова на "своем" языке.

Япония и Германия должны вернуть себе свободу! Мой детальный план вашего выступления в Германии, разработанный нами, под кодовым названием "Почта, телеграф, телефон" будет доведен до вас в самое ближайшее время. Вы обсудите его с соратниками и изложите свои дополнения и пожелания. А потом мы его утвердим совместным решением.

-Мы, со своей стороны, готовы! - отрапортовал Гюнтер, но, после секундной заминки переспросил:

-А почему у операции такое странное название?

-Вы работы Владимира Ленина, случаем, не читали?

-М-м,- недоуменно промычал неонацист, - Нет. Не мой формат, знаете ли.

-А зря. "Советы постороннего". Классика теории и практики вооруженного восстания...

Продолжение следует...


Источник








comments powered by HyperComments