Че Гевара о Сталине

Colonel Cassad

19 мая 2017 г. 14:16:17

Че Гевара о Сталине

Эрнесто Че Гевара, несомненно, - историческая фигура в коммунистическом движении 20-го века. Фигура, покоряющая сердца людей широкого спектра политических воззрений. В течение нескольких лет после трусливой расправы в Боливии Че стал революционным сивмолом разнообразных марксистских, левых и прогрессивных партий и организаций — от троцкистов до непримиримых (воинствующих) ленинистов и от социал-демократов до анархо-либертарианцев. Значительное число тех, кто восторгается этим аргентинским революционером, определяют (идентифицируют) себя в качестве «анти-сталинистов», ненавидя и проклиная Сталина в продолжение частых отсылок к так называемым «преступлениям сталинской эпохи». Что противоречиво и иронично с позиции истории - так это то, что сам Гевара был поклонником Сталина.

По случаю 63-й годовщины со дня смерти великого советского вождя давайте вспомним, что Че Гевара думал о Сталине, принимая во внимание его собственные письма и записки.

В 1953-м, находясь в Гватемале, 25-ти летний Че пишет в своем письме тёте Беатриз:

«Между прочим, представилась возможность пройтись по владениям United Fruit*, в очередной раз убедившись, насколько зловещи эти гигантские капиталистические осьминоги. Поклялся перед фотографией старого и оплакиваемого товарища Сталина, что не успокоюсь до тех пор, пока спрут не будет уничтожен» [1].

По прошествии нескольких лет после письма из Гватемалы, - в разгаре революционного процесса на Кубе, - Гевара вновь подтверждает свою позицию в отношении Сталина:

«В так называемых ошибках Сталина кроется разница между революционной позицией и позицией ревизионистской. На Сталина надо смотреть в историческом контексте, в котором он действует, - смотреть на него не как на грубятину какую-то, а в конкретном историческом контексте. Я пришёл в коммунизм благодаря дядюшке Сталину и никто не может мне говорить, что я, видите ли, не должен его читать. Я читал его тогда, когда читать его считалось очень дурным делом. Это было другое время. И поскольку я личность неяркая и твердолобая, я продолжаю его читать. Особенно сейчас, в новый период, когда читать его считается ещё более дурным делом. И тогда, и теперь, я читаю и нахожу кучу вещей, которые очень хороши».

Наряду с одобрением политики Сталина, Че всегда указывал на контрреволюционную роль Троцкого, порицая его за «скрытые мотивы» и «фундаментальные ошибки». В одной из своих записок он подчеркивает:

«Я думаю, что фундаментальные вещи, на которых базировался Троцкий, были ошибочными, а его дальнейшие поступки - неправильными, а последние годы - и вовсе темны. Троцкисты не внесли никакого вклада в революционное движение; где они достигли наибольшего - так это в Перу, но и там, в конечном итоге, они провалились, поскольку их методы - плохи» [2].

Эрнесто Гевара, - эрудированный читатель, хорошо знавший основы марксистской философии, - относил сталинские статьи к классике марксизма-ленинизма. Вот что он писал в письме Армандо Харт Давалосу, троцкисту и выдающемуся деятелю Кубинской Революции:

«На Кубе не публикуется ничего, - если исключить советские кирпичи, создающие неудобство тем, что не позволяют думать. Партия для тебя сделала, а ты переваривай. Необходимо было бы опубликовать полные собрания сочинений Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина [подчеркнуто Че в оригинале] и других великих марксистов. Тут дошло бы до выдающихся ревизионистов (если захочешь, можешь добавить сюда Хрущева), хорошо проанализированных, глубже чем остальные, и также твоего друга Троцкого, который существовал и что-то, очевидно, написал» [3].

Ревизионистский путь, выбранный Советским руководством после 20-го съезда КПСС, стал источником серьёзного беспокойства Че. Политика так называемой «десталинизации» и ошибочные, оппортунистические воззрения относительно процесса строительства социализма, анонсированные после 1956-го года Хрущевым, имели своё собственное критическое влияние на видение Че Геварой революции и социализма. Один из биографов Че Гевары - мексиканский политик Жорж Кастаньеда - добавляя антикоммунистический запашок, писал:

«Гевара стал сталинистом в ту пору, когда тысячи становились разочаровавшимися в официальном «коммунизме». Он отверг хрущевскую речь 1956-го года, осуждавшую преступления Сталина, как «империалистическую пропаганду», и защищал в том же году вторжение русских в Венгрию для подавления рабочего восстания» [4].

Спустя четыре года после начала хрущевской «десталинизации», в ноябре 1960-го, Эрнесто Че Гевара посетил с визитом Москву в качестве официального представителя кубинского правительства. Несмотря на советы кубинского посольства избегать подобного рода действий, Че настоял на посещении могилы Сталина у кремлевского некрополя для возложения дани в качестве венков.

Че глубоко восхищался Иосифом Сталиным как руководителем и его вкладом в строительство социализма. И это потому, как он сам говорил, что «на Сталина надо смотреть в том историческом контексте, в котором он действовал […] в том конкретном историческом контексте». Этот исторический контекст и чрезвычайно враждебная и сложная социальная, экономическая и политическая окружающая обстановка, в которой Сталин вел Советский Союз, приверженцами антисталинизма сознательно затушёвывается. Они замалчивают и намеренно игнорируют тот факт, что процесс строительства социализма в Советском Союзе происходил в рамках яростной классовой борьбы, с многочисленными внутренними и внешними (империалистическое окружение) угрозами, в то время как массированные усилия индустриализации сталкивались с реакцией и обширным саботажем (процесс коллективизации, например, столкнулся с враждебной позицией кулачества).

Иосиф Сталин - и как личность, и как руководитель - продукт деятельности масс в рамках специфического исторического контекста. И Сталин был тем, кто руководил большевистской партией (ВКП(б)) и Советскими людьми целых тридцать лет, основываясь на твёрдом идеологическом наследии ленинизма. Как настоящий коммунист и подлинный революционер, - теоретик и практик, - Эрнесто Че Гевара с неизбежностью должен был признать и оценить по достоинству эту историческую реальность.

Никос Мотас

Перевод Иван Алексиев

1. Jon Lee Anderson, Che Guevara: A Revolutionary Life, 1997

2. Comments on ‘Critical Notes on Political Economy’ by Che Guevara, Revolutionary Democracy Journal, 2007

3. Contracorriente, No.9, Sept.1997

4. J. Castañeda, Compañero: The Life and Death of Che Guevara, 1997

United Fruit Company («Юнайтед фрут компани») была крупнейшей американской корпорацией, экспортирующей тропические фрукты из стран третьего мира в США и Европу. Компания была образована 30 марта 1899 года в результате слияния торгового бананового концерна Майнора К. Кейта и Boston Fruit Company[1]. Процветая в начале и середине XX века, она контролировала обширные сельскохозяйственные территории и транспортные сети в странах Центральной Америки, севере Колумбии, Эквадоре и Вест-Индии.

Вход на фасаде старого здания «Юнайтед фрут» на Сент-Чарльз-авеню, Новый Орлеан

Компания сильно повлияла на экономическое и политическое развитие ряда стран Латинской Америки. Критики часто обвиняли её в эксплуатационном неоколониализме и приводили в качестве типичного примера влияния транснациональной корпорации на внутреннюю политику так называемых «банановых республик». После экономического спада United Fruit объединилась с компанией AMK Эли Блека, в 1970 новая компания именовалась United Brands Company. В 1984 году United Brands Company преобразована в Chiquita Brands International.

И. Алексиев


Источник








comments powered by HyperComments