Минские соглашения: новый этап болтовни

Алексей Ткачук

20 июня 2019 г. 10:25:40

Еще когда Владимир Зеленский пребывал в статусе кандидата в президенты, из его штаба пришел вполне определенный сигнал — мы за Минск, мы за нормандский формат и за прекращение боевых действий в Донбассе. Во многом благодаря таким заявлениям Зеленский получил поддержку избирателей и смог стать главой государства.

После второго тура внимание публики сосредоточилось на дате инаугурации, выносе офисной техники с улицы Банковой и гаданиям распустит/не распустит новый президент Верховную Раду. Ну а минские переговоры? Они отошли на второй план, однако о них все-таки не забыли и в публичной сфере дискуссия по данной теме продолжалась.

Так, своим мнением поделился Леонид Кравчук. Он предлагал ввести в процесс делегатов от стран «большой семерки», поднять уровень украинского представительства до высокопоставленных чиновников МИДа и удалить «боевиков» (то есть посланцев республик Донбасса). А еще первый президент Украины высказал следующую мысль: «Нам надо вернуться к Будапештскому меморандуму». В общем, планы у Леонида Макаровича были масштабные. Непонятно, правда, кто бы вел переговоры в случае изгнания «боевиков» — Украина и «большая семерка»? О чем бы они тогда говорили?

Собственная точка зрения имелась и у Ирины Геращенко, которая до недавних пор являлась уполномоченным президента по мирному урегулированию в Донбассе и представляла «незалежную» в Трехсторонней контактной группе. Так вот, согласно Геращенко, минский процесс находится в стагнации и зашел в тупик, но Украина здесь ни при чем — во всем виноваты ее визави. Хотя, что взять со слабой женщины: уполномоченная президента однажды расплакалась прямо в эфире, вспомнив, как представители «боевиков» глумились над ней во время переговоров.

В целом ни идеи Кравчука, ни «авторитетные» суждения Геращенко ясности не прибавляли. Ситуация изменилась 3 июня, когда Владимир Зеленский провел совместный брифинг с Леонидом Кучмой и сообщил о возвращении экс-президента в минский процесс. Позднее стали известны детали происшедшего. Ими с порталом theБабель поделился первый советник президента Сергей Шефир. Оказалось, Кучма спросил Зеленского, увидит ли он в его глазах желание действительно решить вопрос, и получил утвердительный ответ. После этого Леонид Данилович дал согласие.

Рассказ Шефира смотрится довольно-таки сериально — драматичная сцена, будто бы позаимствованная из «Карточного домика» или какого-то другого многосерийного фильма о большой политике. Впрочем, что еще можно ожидать от первого советника, ведь он занимался созданием телевизионных шоу, продюсировал сериалы и кино и, видимо, мыслить в такого рода категориях для него привычно.

Представив Кучму в качестве главного переговорщика, Зеленский на следующий день улетел в Брюссель. Там украинский президент сделал заявление: «Мы готовы вести переговоры с Россией. Мы готовы выполнять Минские соглашения». Потом он добавил: «Но сначала мы должны быть в состоянии защитить себя и стать сильнее». Прозвучали слова и о стратегическом курсе «незалежной» — это вступление в ЕС и НАТО.

Получилось достаточно двояко. С одной стороны, Зеленский вроде бы за прекращение боевых действий, а с другой… возможен ли мир при официально задекларированном стремлении к членству в Североатлантическом альянсе? Если украинский президент думает, что РФ с этим согласится, то он в лучшем случае неисправимый романтик и наивный человек.

Назначение Кучмы и визит Зеленского в бельгийскую столицу предшествовали заседанию Трехсторонней контактной группы, которая 5 июня собралась в Минске. По завершении встречи во многих украинских СМИ зазвучали фанфары. И повод для осторожного оптимизма, на первый взгляд, имелся. Леонид Кучма рассказал, что после долгого перерыва заседание прошло конструктивно, все стороны хотели найти решение и тон дискуссии был совсем другим. Ну и главное — прозвучало предложение о снятии экономической блокады Донбасса. Также переговорщики достигли соглашения о разведении противоборствующих сил в Станице Луганской.

Но не прошло и суток, как оптимизм стал развеиваться будто дым. Леонид Кучма вдруг пустился в объяснения — никакой блокады нет и в помине, а есть только запрет на перемещение грузов. Хотя днем ранее в лентах новостей красной строкой проходила фраза: «Леонид Кучма предложил снять экономическую блокаду с отдельных районов Донецкой и Луганской областей». Дальше — больше. 5 июня спецпредставитель ОБСЕ на переговорах в Минске Мартин Сайдик рассуждал о «большом прорыве». Уже 6 июня он объяснял: с инициативой отмены блокады выступил не Кучма, а «представители ОРДЛО» и их поддержал Борис Грызлов, делегированный в контактную группу от России.

Уточнения Сайдика и слова Кучмы представили позицию Украины в совершенно ином свете — итоги заседания стали смотреться гораздо более неопределенно и двусмысленно. Положение мог бы исправить Зеленский, если бы он тоже выступил за снятие блокады (напомним, во время выборов кандидат Зе среди прочего обещал вернуть жителям Донбасса украинские пенсии). Вместо этого пресс-секретарь президента Юлия Мендель написала у себя в «Фейсбуке»: «Соответствующие ограничения, шаг за шагом, могут быть сняты только… в ответ на постепенное возвращение в украинское правовое поле».

Свое громкое негодование выразили и те, кого принято относить к «партии войны». Бывший президент Порошенко грозно требовал от своего преемника объяснений; негодовал, что украинская делегация встала перед оккупантом на колени, пугал репарациями, реализацией российского сценария урегулирования в Донбассе и предательством национальных интересов.

Не менее бурно проявила себя вице-спикер Оксана Сыроид. По ее словам, минские переговоры — признак слабости и путь к капитуляции. Также Сыроид заявила: экономические отношения с оккупированными территориями возможны лишь, когда Россия уберется оттуда.

Кроме болтовни о снятии блокады, «партию войны» взбудоражило обсуждение темы прекращения огня. Боец пресловутого батальона «Донбасс» по кличке «Гиря» обратился к Кучме и по-хамски предложил: «пусть приедет сюда сам, постоит в окопах, посмотрит, как оно тут хорошо, когда по тебе работают, а ты не можешь дать ответа». А вот глава Института нацпамяти Владимир Вятрович написал в «Фейсбуке»: «Не стреляют в ответ те, кого поставили к стенке». И бросил клич: «Распространяйте, если согласны».

Ну и, конечно, не обошлось без Юрия Луценко. Генпрокурор увидел в предложении о снятии блокады покушение на финансирование терроризма. Потом Луценко еще пораскинул мозгами и открыл уголовные дела, где появились дополнительные определения: «препятствование деятельности Вооруженных сил» и «государственная измена». По данному поводу Банковая устами Юлии Мендель высказала недоумение.

Теперь посмотрим, какой была реакция на возобновление переговоров в Минске у другой стороны. Глава ДНР Денис Пушилин, комментируя заседание 5 июня, не скрывал своего скепсиса и в реальность снятия блокады не верил. Без энтузиазма он отнесся и к возвращению Кучмы в трехстороннюю группу, напомнив о его работе в предыдущие годы.

В свою очередь пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков воздал должное авторитету и опыту Леонида Даниловича, но подчеркнул: успех переговорного процесса зависит от позиции Владимира Зеленского.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров также говорил, что Москва ждет, пока оформится позиция главы украинского государства. Вместе с тем ради урегулирования в Донбассе РФ готова работать в любых форматах. При этом дополнительных реверансов в адрес Зеленского Россия совершать не будет. «…Мы жестов позитивных наделали столько, что, наверно, для других нормальных партнеров хватило бы с лихвой для того, чтобы начать ответные движения», — сказал Лавров.

Итак, что мы имеем в сухом остатке. Переговоры в Минске возобновились, но конкретных результатов не принесли. Разведения войск в Станице Луганской не произошло, снятие экономической блокады сводится к одной лишь болтовне. У администрации президента Украины якобы есть «дорожная карта», однако, по рассказу Юлии Мендель, ее обнародовать нельзя, поскольку речь тут идет о вопросе безопасности. Кроме того, даже робкие попытки перезапустить минский процесс наталкиваются на сопротивление внутри самой «незалежной». В то же время Москва и Донецк с Луганском относятся к инициативе Киева с изрядной долей недоверия.

Из этого можно сделать вывод: перспективы переговоров в столице Белоруссии крайне туманны. В данный момент вся затея Зеленского сильно смахивает на телевизионный сериал: запускается новый сезон, у него есть все шансы провалиться и тогда шоу вообще закроют.


Источник