Газовая туманность. «Национальному достоянию» грозит технический дефолт?

29 июля 2020 г. 13:41:34

«Сверхдержавы» на продаже углеводородов, похоже, уже никогда не построить

С начала пандемии коронавируса, а, впрочем, даже с начала текущего года, конъюнктура сырьевых рынков в Европе стремительно ухудшалась. Но сейчас, видимо, и о каком-то достойном «повороте» на Восток, о чем много и обычно с пафосом говорили все последнее десятилетие в России, придется забыть.

Бери – не хочу?

Удручающие цифры и новости приходят с основных для России экспортных рынков и площадок с завидной регулярностью. На днях «Интерфакс» сообщил со ссылкой на данные китайской таможни о 40-процентной недозагрузке «Силы Сибири». Газопровод все последние годы оставался для российского руководства этакой «палочкой-выручалочкой», которой мы привычно грозили в сторону европейских потребителей топлива – мол, будете нам чинить препятствия с продажей газа и строительством «Северного потока-2», мы станем больше продавать «голубого топлива» в Поднебесную.

К слову, обошлось строительство «Силы Сибири» в колоссальную для бюджета «Газпрома» сумму – приблизительно 1,1 трлн руб.! Это, на минуточку, около 15,5 млрд долларов.

Китайские партнеры, как любит выражаться российский президент, недобрали по поставкам газа из России приблизительно 40% из 5-миллиардного объема, активно в то же время замещая недопоставленный объем закупками СПГ у прочих поставщиков (например, из Австралии) и активно осваивая собственные небольшие месторождения.

При этом цена российского трубопроводного газа для китайской стороны сегодня находится на минимальном уровне по сравнению с другими поставщиками типа Узбекистана и Туркмении, а в самом Китае после пандемии начался быстрый восстановительный рост потребления «голубого топлива».

И смотря на всю эту печальную для России аналитику, не перестаешь удивляться прозорливости китайских товарищей с одной стороны и даже в каком смысле – их коварству.

С самого начала при объявлении планов по строительству «Силы Сибири» и заключении первых контрактов, многие эксперты говорили о вообще-то кабальных условиях для России, когда газ по бросовым ценам на многие десятилетия предлагался Китаю, да еще и с условием строительства газопроводов полностью за счет… поставщика топлива. То есть нас, то есть «Газпрома». Разумеется, внутри страны все это подавалось населению как очередная победа Кремля, даром, что идущие по дешевке миллиарды кубометров газа в Китай мало что давали жителям собственного российского Дальнего Востока. Сегодня китайцы смело манипулируют ценами и объемами поставок «Газпрома», и никакой принцип типа «плати и бери», якобы страхующий гиганта от убытков и политических рисков, не действует. Китай не та страна, с которой «Газпрому» можно говорить с позиций силы, даже, простите за тавтологию, с позиций «Силы Сибири».

Почему так случилось, смотрите выше. Газа на рынке сегодня много и не факт, что китайцам вообще можно каким-то образом угрожать в этом вопросе и в целом заставить хотя бы в минимальной степени исполнять взятые на себя обязательства.

Поток в ручье

Но самое, кажется, печальное для нашей страны, что и на прочих направлениях экспансионистской деятельности «Газпрома» ожидаются в ближайшем будущем большие проблемы. Кто не помнит опять же с помпой запущенный «Турецкий поток»? Из-за чего Москве пришлось даже закрыть глаза на сбитый турками то ли в своем небе, то в небе Сирии российский бомбардировщик, объявив сначала президента Реджепа Эрдогана «пособником террористов», а через пару-тройку месяцев – стратегическим союзником и прекрасным деловым партнером.

В общем, в конце июня встал (на техническое обслуживание) и «Турецкий поток». Как ранее, в мае, закрылся на плановый ремонт его предшественник «Голубой поток», оба газопровода проложены по дню Черного моря и по задумке должны обеспечивать дешевым российским газом не только Турцию, но и Балканы, включая единственного верного союзника в Европе – Сербию. Турки, что называется, «посадили» «Газпром» приемом китайцев – просто отказавшись закупать ранее согласованные объемы газа, обосновывая свое решение падением цен на сырье и наличием других поставщиков.

Вопрос на засыпку: как вы думаете, на чьи деньги строился ударными темпами «Турецкий поток»? Правильно, российские деньги и кредиты, которые, как и в случае с «Силой Сибири», похоже, никогда не «отобьются» и тем более не станут приносить прибыль.

Турецкая сторона на фоне падения мировой и своей собственной экономики легко может заменить российский газ поставками, например, из Азербайджана (газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум-Джейхан), в случае крайних нужд – из стран Персидского залива, либо из Северной Африки.

Никакой критической зависимости от поставок российского углеводородного сырья на рынках стран-потребителей давно нет, пора бы это понять и «эффективным менеджерам» в «Газпроме», и даже чуть выше – в кремлевских кабинетах. Отсутствие зависимости в последнее время демонстрирует и не без успеха даже «батька» Лукашенко, наловчившийся играть на геополитических противоречиях России, ЕС и США.

Напомним, что «проломить» ситуацию с поставками в Белоруссию российских углеводородов, нефти и газа, до сих пор так и не удалось. Недаром сегодня прекратились даже те робкие и противоречивые заявления о якобы «нормализации отношений», «решениях в рабочем порядке» и т.д., которые звучали с обеих сторон еще в начале года. Александр Лукашенко, умело пользуясь падением спроса и падением цен, демонстративно начал покупать нефть в небольших объемах у норвежцев, при этом неся убытки. Как говорится, пошла игра на нервах, и белорусский лидер отлично пользуется ситуацией по принципу – не хотите поставлять на моих условиях, я найду других поставщиков. Тактика пока работает, насколько это долгосрочный тренд, не берется сказать никто, но и проблем у российского нефтегазового сектора сейчас, как говорится, выше крыши без Лукашенко – это тоже факт.

Время и бремя перехода

В первом квартале 2020 года «Газпром» впервые в истории ушел в убыток по РСБУ, компания получила 306,231 млрд руб. убытка по российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ), в то время как в прошлом году компания получила 199,469 млрд чистой прибыли. Данных за второй квартал 2020 года пока нет.

Издание Finanz также рассказывает, что недавно на бирже появился крупный покупатель валюты, что привело к обвалу рубля. Валюта могла понадобиться «Газпрому», которому предстояло выплатить купон по 10-летним еврооблигациям с погашением в 2021 году (GAZ-21). По данным издания, расплатиться за счет валютной выручки компании трудно: на фоне обвала объемов экспорта и цен на газ в Европе доходы от продажи газа за рубеж по итогам второго квартала стали минимальными за 18 лет – 3,5 млрд долларов, по данным ЦБ. В июне «Газпром» продавал газ в среднем по 94 доллара за тысячу кубометров, что ниже точки безубыточности для компании, которую Fitch оценивает в 105 долларов.

И это при том, что еще в 2019 году долг «Газпрома» перед кредиторами оценивался в 2,6 трлн руб. (больше только у «Роснефти» – порядка 3,5 трлн).

Это наводит некоторых наблюдателей на рассуждения чуть ли не о возможном «техническом дефолте» сложившейся модели «газовой трубы» – и тут речь, очевидно, идет не о юридической невозможности платить по счетам и расплачиваться с контрагентами за работы в том числе (разумеется, государство с его резервами этого не допустит) – вопрос ставится более широко. Впрочем, эксперты и аналитики российского нефтегазового сектора не склонны пока сильно драматизировать ситуацию. Да, проблемы есть, однако, есть вроде бы и понимание их решения.

Алексей Громов, руководитель энергетического департамента фонда «Институт энергетики и финансов», считает, что у России пока есть время для повторного «вписывания» и прописки на рынке Европы, который для нас остается ключевым. И в Азии никто, особенно в Китае, не собирается отказываться от поставок из России.

«По «Силе Сибири» ситуация выглядит не как «китайцы не хотят покупать наш газ», а ровным счетом наоборот. У нас в силу разных причин «просела» ресурсная база, призванная обеспечить реализацию этого проекта, и запасов того же Чаяндинского месторождения недостаточно для исполнения заявленного в рамках действующего контракта графика поставок российского газа в Китай. КНР, повторюсь, заинтересована в дешевом российском газе и готова его покупать в согласованных объемах, а вот у нас пока, к сожалению, не получается обеспечить эти объемы. Что касается «Голубого» и «Турецкого потока», то да, поставки газа по ним в настоящее время практически остановлены, и связано это опять-таки с целым комплексом объективных причин», – указывает собеседник.

Первое – из-за пандемии коронавируса произошло «притормаживание» экономик и ЕС, и Турции. Вторая причина – объективно в летний период поставки газа всегда снижаются. Здесь еще и повторяется история с поставками нефти на европейский рынок: если нефть сильно «просела» в марте-апреле, то с поставками газа происходит сейчас то же самое. Плюс заполненные газовые хранилища. Таким образом, заявленные ранее объемы газа, включая российский газ, оказались невостребованными на рынке Европы и Турции.

Разумеется, мы не могли не поинтересоваться, нет ли в таком поведении Турции политики и геополитики? Некоторые утверждают, что ситуация с поставками резко изменилась в том числе из-за обострения армяно-азербайджанского конфликта в последние недели, из-за ситуации в Сирии и Ливии. Где Россия и Турция зачастую имеют разнонаправленные интересы.

«Любой крупный энергетический проект – это всегда геополитика. И сейчас мы видим, что европейские потребители начали переход к «зеленой энергетике», в том числе стараясь обеспечить собственную ресурсную самодостаточность. Думаю, что комфортный период для «Газпрома» как крупнейшего поставщика газа в Европу все-таки подходит к концу, – прогнозирует Громов. – Другое дело, что руководители газового монополиста сегодня также видят эти проблемы и готовы, так сказать, предлагать европейским партнерам новые продукты, например, метан-водородные смеси. Что позволит, кстати, в какой-то степени использовать существующую трубопроводную инфраструктуру для поставок из России в ЕС. Однако у нас есть не более 7-10 лет, чтобы совершить этот маневр и выстроить новую систему энергетических отношений России и Европы в период энергетического перехода к низкоуглеродной энергетике будущего».

Аналогичные оценки создавшегося положения высказывает и Игорь Юшков, аналитик Финансового университета. По его мнению, никакой особой «зловредности» со стороны потребителей российского газа в Китае, в Турции или в Европе не наблюдается, просто создалось такое, уникальное во многом, положение на сегодняшний день. И проблемы, кстати, возникают не только у российских производителей и продавцов, но и у американских и прочих наших «партнеров»-конкурентов.

«С поставками газа в Китай по «Силе Сибири» в самом деле пока чувствуется недобор, это правда. Но здесь нужно понимать, что 5 млрд китайцы по контракту обязаны выбрать до конца 2020 года, поэтому они, пользуясь случаем, пока используют другие, более дешевые закупки. И не исключено, что до конца года закроют полностью заявленный и согласованный объем закупок», – рассказывает Юшков.

С Турцией наметились проблемы по поставкам, но это даже не столько российско-турецкие проблемы, это в целом проблемы сегодняшнего дня на европейских рынках. А они характеризуются падением спроса, обвалом цен и т.д., поэтому и турки действуют ровно так, как ведут себя китайцы. Ждут наиболее благоприятной конъюнктуры по цене, имеют право.

В долгосрочной перспективе, как отмечает эксперт, на европейском газовом рынке грядут действительно масштабные перемены. Связанные прежде всего с началом так называемого «энергетического перехода» и полным отказом от использования углеводородного сырья (звучат разные оценки скорости и даже направления этих процессов, от полного запрета использования нефти и газа к 2030 году до удлинения такого перехода приблизительно на середину столетия).

Правда, пока никто не знает, произойдет ли это на самом деле и если произойдет, то как быстро? Ситуация напоминает угольную энергетику, от которой давно и прочно решили отказаться, однако, быстро выяснилось, что, скажем, шахтеры в Польше оказались настроены резко негативно. Польша сейчас пытается занять все более значимое место среди стран Старой Европы, пытаясь конкурировать чуть ли не с экономикой Германии, к тому же надо понимать, что несколько тысяч недовольных шахтеров в Польше (а вместе с семьями – и несколько десятков тысяч!) способны «снести» любое правительство.

Таким образом, вопрос заключается не в том, перейдет ли «старушка» Европа к полностью «зеленой энергетике», как раз со стратегической линией все более или менее понятно. Вопрос в другом: а потянут ли сами европейские потребители отказ от дешевого российского газа и в действительности ли смогут новые «зеленые» технологии заместить поставки углеводородов? Как скоро технологии, финансы, в конце концов, настрой людей смогут это обеспечить?

«Ответов четких и ясных ни у кого сегодня нет, поэтому думаю, что у российского «Газпрома» и других поставщиков есть еще какое-то время для того, чтобы «встроиться» в эти процессы. В любом случае также считаю, газовый рынок Европы не станет одномоментно чем-то единым, в разных странах процессы будут идти с разной скоростью и не факт, что цели будут преследоваться общие», – успокоил Юшков.

Очевидно, остается подождать итогов года и сравнить их с оценками, прогнозами и ожиданиями. Не хочется говорить банальностей, но, видимо, во многих аспектах фраза «мир никогда уже не будет прежним» точно будет оставаться еще долго справедливой.


Источник