Хрупкое равновесие: что будет с ценами на нефть

13 февраля 2018 г. 16:30:04

Как долго останется в силе сделка ОПЕК+ и какая цена на нефть нужна главным экспортерам

Дебаты о том, будет ли нефть стоить больше или меньше $50, кажется, остались в прошлом: членам ОПЕК, России и другим странам, подписавшим соглашение о сокращении добычи в конце 2016 года, удалось стабилизировать ситуацию на рынке. По крайней мере пока. Значительная часть товарных сверхзапасов нефти, накопившихся за три года перепроизводства, была израсходована в 2017 году. Однако добыча сланцевой нефти в США продолжит расти на фоне высоких цен, и велика вероятность, что рост глобального предложения нефти в 2018 году превысит рост спроса.

В условиях хрупкости достигнутого равновесия уровень цен на нефть будет зависеть не только от динамики добычи сланцевой нефти, но и от того, смогут ли страны ОПЕК+ сохранить свою приверженность соглашению, а при необходимости и продлить его. Если соглашение и будет выполняться в течение всего года, это окажет ценам поддержку, но продлить сделку еще на год участникам будет сложнее, даже если этого потребует макроэкономическая ситуация.

Рекорды минувшего года

По расчетам Fitch Ratings, в 2017 году страны ОПЕК в целом снизили добычу на 102% от планируемого уровня — в историческом контексте это рекорд. Ранее подобные соглашения, как правило, выполнялись в лучшем случае на 70-80%. В 2018 году этот показатель может несколько ухудшиться — некоторые участники соглашения, которые и в прошлом году выполняли его не полностью (например, Иран, Ирак и ОАЭ), могут начать наращивать добычу еще до официального сигнала о завершении сделки, потеряв к ней интерес после восстановления цен. Но основные участники соглашения, Саудовская Аравия и Россия, скорее всего продолжат в полном объеме его соблюдать, опасаясь «эффекта домино». При этом у каждой из этих двух стран будет своя логика.

Саудовская Аравия: консолидируй это

Для Саудовской Аравии чрезвычайно важно, чтобы нефтяные цены превышали $60 за баррель. В королевстве идет консолидация власти вокруг фигуры наследного принца Мухаммеда ибн Салмана, и успех этого процесса будет зависеть от поддержки элит. В этих условиях для наследного принца важно, чтобы государство аккуратно выполняло взятые на себя социальные обязательства, а экономические показатели не снижались.

В арсенале Саудовской Аравии не так много мер экономической стабилизации, к которым обычно прибегают экспортеры нефти: курс реала привязан доллару, и его девальвация не обсуждается, а для балансирования бюджета нужна цена на нефть в $70 за баррель. Это существенно ниже уровня, который был два-три года назад, но больше, чем у соседей. По расчетам МВФ, подавляющему большинству стран региона, таким как Иран или Ирак, для балансирования бюджета в 2018 году будет достаточно более скромных цен, $50-60 за баррель.

Кроме того, по-прежнему на повестке дня вывод Saudi Aramco на IPO, и продажа 5% компании за хорошие деньги опять-таки будет в своем роде индикатором успеха наследного принца, для которого вывод компании на рынок — личный проект.

Россия: ничего личного, только геополитика

Россия в этом году также будет удерживать добычу в рамках соглашения. Для России сделка с ОПЕК — это не только стабилизация цен на нефть. Это вопрос геополитического престижа — Россия сделала почти невозможное, сумев помочь странам — членам картеля найти консенсус по параметрам сделки, против которой изначально выступал, например, Иран. Не менее примечательно и то, что России удалось привлечь в расширенный ОПЕК несколько новых стран, включая Казахстан. Это произошло в тот момент, когда аналитики, следящие за сектором, отзывались об ОПЕК как о полуживой организации, неспособной преодолеть антагонизм ее членов.

Несмотря на то что Россию вполне бы устроили цены на нефть и умеренно ниже $60 (бюджет страны верстается, исходя из цены в $40 в соответствии с «бюджетным правилом»), втихую начать наращивать добычу в одностороннем порядке было бы слишком мелко, учитывая главенствующую роль России в сделке. Едва ли можно представить себе и ситуацию, что компании начнут наращивать добычу без санкции со стороны регулятора. Поэтому Россия, вероятно, пока продолжит соблюдать соглашение в полном объеме.

Для российских компаний сделка выгодна не столько тем, что возросшие цены на нефть позволяют им больше заработать, сколько тем, что при ценах выше $45-50 за баррель с повестки дня исчезает идея увеличения налогового бремени. Действительно, в российском нефтяном секторе прогрессивный налоговый режим и чувствительность операционных денежных потоков к ценам на нефть меньше, чем к налоговым ставкам.

Фактор президентских выборов как стимул для поддержания цен на нефть на высоком уровне также не следует совсем сбрасывать со счетов, но он скорее играет второстепенную роль: в исходе голосования мало кто сомневается, а результаты вряд ли зависят от того, будет ли нефть стоить $50 или $70 за баррель. Вопрос консолидации власти в России, в отличие от Саудовской Аравии, не стоит.

2018: наперегонки со сланцем

Второй главный фактор, от которого будут зависеть цены на нефть, — темпы роста добычи сланцевой нефти. В этом году добыча сланцевой нефти может вырасти еще на 1 млн баррелей в день год к году — вкупе с ростом добычи в Ливии и Нигерии, которая в первой половине прошлого года оставалась на низком уровне, а также с ростом добычи в некоторых других регионах (главным образом, Бразилии и Канаде), рост предложения в целом по году может обогнать рост спроса. В результате этого дефицит добычи, наблюдавшийся в 2017 году и в среднем составивший 500 000 баррелей в день, может сойти на нет. Это означает, что сокращение товарных запасов нефти в 2018 году может прекратиться, в результате цены могут несколько снизиться относительно текущего уровня, но сделка ОПЕК+ не даст рынку перейти в состояние профицита, то есть превалирования добычи над спросом. Это позволит избежать ситуации 2015 года, когда активно росла и добыча сланца, и добыча стран ОПЕК, что обвалило цены на нефть.

Вместе с тем цены в 2018 году останутся волатильными — котировки продолжат чутко реагировать на новости о геополитических пертурбациях, количестве буровых установок в США, динамике добычи сланцевой нефти и степени выполнения соглашения со стороны ОПЕК+.

Рост добычи сланцевой нефти может оказаться и менее впечатляющим — в пользу этой версии говорит то, что количество активных буровых станков в США практически не изменилось с лета прошлого года, несмотря на рост цен на нефть. Скорее всего это связано с непогодой последних месяцев, с сезоном ураганов и аномально низкими температурами. В ближайшие два месяца количество буровых станков, вероятно, должно начать расти. Если этого не произойдет и сланец покажет существенно меньший рост, чем 1 млн баррелей в день, странам ОПЕК+, возможно, придется начать наращивать добычу уже в этом году, чтобы избежать чрезмерного дефицита нефти на рынке. При этом менее вероятном сценарии рост нефтяных котировок может продолжиться.

Меньше стимулов, больше неопределенности

Постепенно у стран — участниц сделки будет накапливаться усталость от нее — необходимость откладывать новые проекты, сокращать добычу на старых месторождениях и терять долю рынка менее очевидна, когда цены на нефть колеблются в районе $70. Кроме того, к концу года перезаключить соглашение может быть сложно, потому что у главных драйверов сделки, Саудовской Аравии и России, будет меньше стимулов ее продлевать. В Саудовской Аравии наследный принц, вероятно, укрепит свою власть, а Saudi Aramco, если все пойдет по плану, проведет IPO. Цена, при которой балансируется бюджет, хоть немного, но снизится. В России пройдут президентские выборы, а успех сделки уже будет записан в актив геополитических побед российского руководства.

Если рост добычи сланцевой нефти в 2019 году притормозится, продлевать сделку не будет резона. Однако если добыча продолжит расти — а этого ожидает и международное энергетическое агентство (IEA), и американское агентство по энергетической информации (EIA), — сложности с перезаключением сделки могут привести к возвращению на рынок профицита добычи и росту товарных запасов, что в свою очередь может вновь обвалить цены ниже $60 или даже $50 за баррель.

Таким образом, неопределенность на рынке сохраняется, о чем свидетельствуют и рыночные индикаторы. Так, форвардная кривая по цене на нефть сейчас находится в состоянии бэквардейшн: форвард с поставкой через три года торгуется на уровне $57 за баррель по сравнению со спотовой $68 за баррель нефти марки Brent.

В условиях этой неопределенности Fitch продолжает рейтинговать компании нефтегазового сектора, ориентируясь на уровень цен на нефть $50-60 за баррель в среднесрочном периоде. Это именно тот уровень, при котором большинство стран Ближнего Востока научились балансировать свои бюджеты, а американские производители сланцевой нефти в среднем покрывают свои издержки полного цикла, включая процентные расходы и прибыль на вложенный капитал, и при котором крупные интегрированные компании, такие как Shell и Total, балансируют свои денежные потоки.

Дмитрий Маринченко, Forbes Contributor


Источник