Шведы не были варягами. Житие святого Ансгария

14 февраля 2018 г. 16:16:12

В житии св. Ансгария содержится одно очень интересное свидетельство, которое также опровергает теории о том, что шведы были теми самыми варягами, которые были сначала изгнаны словенами и кривичами, а затем снова приглашены в 862 году.

Святой Ансгарий(801?-3 февраля 865) был архиепископом Гамбургской, а в последствии и Бременской церкви. Он известен тем, что был одним из первых миссионеров, который начал распространять христианство в Швеции. Ансгарий совершил две поездки в Швецию. Первую поездку он совершил в Бирку в 829-830 годах, вторую в 852-854 годах. В ходе первой поездки ему удалось добиться разрешения от короля шведов Бьорна распространять христианство в Швеции, и он сумел заложить церковь и обратить в христианство префекта Бирки. После своего отбытия Ансгарий оставил вместо себя Гаутберта. Христианская миссия в Бирке просуществовала до 845 года, после чего была уничтожена возмущенными язычниками. Около 7 лет в Швеции не было священника, после чего, св. Ансгарий совершил новую поездку в Швецию уже при короле Олафе.

Житие св. Ансгария написано учеником и преемником Ансгария на гамбургско-бременской кафедре Римбертом. Он был архиепископом с 865 по 888 годы. Его свидетельства ценны тем, что он был непосредственным современником Рюрика. Кроме того, он сам лично совершил поездку в Швецию и общался со шведским королем, поэтому был достаточно осведомлен о положении дел в Швеции(Согласно 20-й главе его жития, Римберт совершил путешествие в Швецию). Житие было написано в первое десятилетие после смерти Ансгария, когда память о святом была еще очень свежа, и закончено не позднее 876 г. (год смерти Людовика Немецкого, который упоминается в тексте жития как здравствующий). Соответственно оно было написано и до смерти Рюрика в 879 году.

Нас интересует один эпизод, который произошел уже после второго путешествия в Швецию Ансгария. т.е. после 854 года. В житии нет дат, поэтому датировать это событие можно только приблизительно, но скорее всего, это произошло в ближайшие годы после путешествия Ансгария. Таким образом, эти события непосредственно предшествуют изгнанию варягов и призванию Рюрика в 862 году. Имеет смысл привести весь этот длинный отрывок из жития св. Ансгария.

30. Представляется также, что нельзя опустить того, как после его отъезда открылась вышеупомянутым свеонам сила Господа. Власти свеонов издавна подчинялось некое племя, обитавшее далеко от них и называвшееся куры. Но вот уже в течение долгого времени куры бунтовали и не признавали их власть. Зная об этом, даны в то время, когда епископ уже прибыл в Свеонию, собрав множество кораблей, отправились в тамошнюю страну, желая разграбить добро ее жителей и подчинить их себе. В этом государстве было пять городов. Итак, жившие там люди, узнав об их приходе, собрались вместе и стали мужественно бороться и защищаться. Одержав победу и уничтожив в резне половину данов, они разграбили половину их кораблей, захватив у них золото, серебро и много другой добычи. Услыхав об этом, вышеупомянутый король Олаф и народ свеонов, желая стяжать себе имя тех, кому удалось совершить то, чего не сделали даны, тем более что раньше куры подчинялись им, собрали бесчисленное войско и явились в тамошние края. Сначала они неожиданно подошли к некоему городу их государства, называемому Сеебург, в котором находились семь тысяч воинов, и, совершенно опустошив и разграбив, подожгли его. Оттуда ободренные духом, оставив корабли, они за пять дней с свирепыми сердцами поспешно прибыли к другому тамошнему городу, который звался Апулия. Было же в этом городе пятнадцать тысяч бойцов. Итак, когда они подошли к городу, жители заперлись в нем. Они стали осаждать город снаружи, те мужественно защищать его изнутри; они гнали их внутрь, те отбрасывали их наружу. Так прошло восемь дней. Всякий день с утра до вечера усердствовали враги в битве, и многие с обеих сторон пали, однако ни те, ни другие не могли добиться победы. И вот, на девятый день народ свеонов, утомленный столь долгой борьбой, начал изнемогать и с испугом и дрожью в сердце помышлять лишь о том, как бежать оттуда, говоря: "Здесь нам не будет удачи, а корабли наши далеко". Ибо, как мы говорили выше, путь до гавани, в которой стояли их корабли, составлял пять дней. И когда они, приведенные в чрезвычайное замешательство, совершенно не знали, что им делать, было решено выяснить посредством жребия, кто из их богов желает им помочь, дабы они либо победили, либо ушли оттуда живыми. И вот, бросив жребий, они не смогли отыскать никого из богов, кто бы хотел оказать им помощь. Когда об этом было объявлено в народе, в лагере раздались громкие стоны и вопли, и оставило свеонов всякое мужество. Они говорили: "Что делать нам, несчастным? Боги отвернулись от нас. и никто из них не помощник нам. Куда убежим мы? Вот, корабли наши далеко, и когда мы будем бежать, враги, преследуя нас, совершенно нас истребят. На что надеяться нам?" И когда они оказались в таком тяжелом положении, некоторые из купцов, помнившие обычай учения епископа, стали говорить им: "Бог христиан очень часто помогает взывающим к Нему, Он — могущественнейший в подмоге. Узнаем же, желает ли Он быть с нами, и обещаем ему, что весьма охотно дадим угодные ему обеты". Итак, после всеобщей смиренной просьбы был брошен жребий, обнаруживший, что Христу угодно им помочь. После того как это было публично всем объявлено, все сердца вдруг укрепились, так что свеоны бесстрашно возжелали немедленно пойти на приступ города, говоря: "Чего нам теперь опасаться и чего бояться? С нами Христос. Так будем биться и мужественно бороться, и ничто не сможет нам противостоять; не уйдет от нас эта победа, ибо нам помощником могущественнейший из богов". Все они, собравшись вместе, с радостным и укрепленным духом бросились на завоевание города.

Когда же они окружили город и хотели начать битву, те, кто находился внутри, решили начать переговоры о выдаче откупа. Король свеонов согласился на это, и они тотчас это и сделали: "Мир уже угоден нам больше, чем война, и мы желаем заключить с вами договор. Прежде всего, мы даем вам в залог мира то золото и оружие, которые мы приобрели в прошлом году в качестве добычи у данов. Затем, за каждого человека, находящегося в городе, мы даем полфунта серебра. Мы будем выплачивать вам дань больше той, что платили раньше, дадим заложников и желаем отныне, как и прежде, подчиняться вам и покорно пребывать под вашей властью". Однако, после того как [осажденные] это предложили, души молодых людей не могли сразу успокоиться, но сделались еще более возбуждены, и они, неустрашимые, хотели биться, говоря, что силой оружия возьмут город и разграбят все, что там есть, а жителей уведут пленниками. Но король и знатнейшие, последовав более здравому совету, приняли условия осажденных и заключили договор. Взяв бесчисленные богатства и тридцать заложников, они с весельем возвратились к себе.

Куры (латинизированное куроны, русское курши) — одно из древнелатышских (балтских) племен, давшее наименование Курляндии. Нападению подверглись город Seeburg ("Морская крепость") и, возможно, Pilten. Рассказ про семь тысяч куров является, безусловно, преувеличением и хвастовством шведов. Это нападение на Курляндию произошло приблизительно в ближайшие несколько лет после второго путешествия св. Ансгария, ориентировочно 855-858 годы. Из этого описания следует, что в предшествующий 862 году период шведы не владели никакой территорией на Руси и не собирали дань. Римберт, который сам посещал Швецию, был достаточно осведомлен. Вряд ли бы шведы скрывали от него, что они собирают дань и даже более того (по сказкам норманнистов) переселяются в пределы Руси и основывают там города, владеют территорий сопоставимой с самой Швецией. Мы видим, что шведы успели прихвастнуть и сообщить Римберту, о том, что они якобы разбили 7 тысяч куров и это Римберт аккуратно занес в житие, а про огромные зависимые территории Руси забыли рассказать. Мы видим, что шведы не только ничего подобного не сообщили Римберту, но даже рассказали, что небольшая территория в Курляндии, где они собирали дань, давно уже бунтовала и им не платила. Шведский король не мог контролировать даже небольшую территорию маленького племени куров, расположенную относительно близко от Швеции. Интересно, что в тексте эта территория называется далекой. Так как Римберт записывал это со слов шведов, то это показывает, что для них в тот период – это была далекая, а потому плохо управляемая территория. Более того, когда ватага самонадеянных данов напали на куров, те их разбили и отняли всю добычу. После этого такая же ватага разбойников с громким названием армия шведского короля напала на куров, чтобы отнять ту добычу, которая досталась им от данов. Используя момент неожиданности, один город удалось захватить, возле второго они уже увязли. Отсюда понятно, что шведский король в тот момент не мог в полной мере контролировать даже маленькое латышское племя, не то, что кривичей, новгородских словен, чудь, весь и т.д намного больших по численности и находящихся на значительно большем расстоянии. Кроме того, из описания видно, что, отойдя от моря на относительно небольшое расстояние, армия начала роптать, окруженная со всех сторон чужой враждебной территорией. Очевидно, насколько фантастическими и нелепыми являются рассказы норманнистов, про тысячекилометровые походы вглубь Восточной Европы «храбрых» норманн. К этому нужно добавить и то, что если бы шведы имели подчиненную огромную территорию северной Руси, то они обязательно бы воспользовались ее ресурсами, тем более, что справиться с курами они в одиночку не могли. В такой ситуации они могли попросить прислать помощь с подвластных территорий Руси. Но как мы видим, ничего подобного нет. Забрав добычу, шведы постарались как можно быстрее ретироваться и убрались восвояси. Правители, которые владеют огромной территорией, практически окружающей Курляндию так не вели бы себя. Свидетельство Римберта – это еще одно доказательство того, что шведы не являются варягами русских летописей, которые жили и собирали дань на Руси, были изгнаны за море и пришли снова вместе с Рюриком в 862 году.


Источник