Чей ход? Москва и Вашингтон держат паузу

ШИТОВ Андрей

20 февраля 2019 г. 20:51:26

Официальный диалог между Москвой и Вашингтоном близок к точке полного замерзания. Сворачивание контактов, подобное нынешнему, трудно припомнить даже в худшие времена холодной войны. Впечатление такое, что обе стороны держат паузу по принципу игры в гляделки: проверяют, кто первый "сморгнет".

Посол США в Москве Джон Хантсман на днях пошутил, что очередную личную встречу президентов Владимира Путина и Дональда Трампа надо бы организовать на орбите. Мол, "когда нам удается преодолеть земную гравитацию, создается впечатление, что для нас нет ничего невозможного".

Космос вообще принято считать примером той сферы, где в американо-российских отношениях еще не все промерзло до дна. И повод был уместный — прием в посольстве ФРГ, посвященный возвращению с Международной космической станции смешанного интернационального экипажа.

Но, если честно, даже космический фон сейчас безотраден. Планировавшийся на февраль визит в США главы Роскосмоса Дмитрия Рогозина отложен на неопределенный срок. В прессе США известие об этом сопровождалось личными нападками на главу российского космического ведомства. Который, кстати, находится под персональными американскими санкциями.

Срыв планов

Что касается российско-американских саммитов, планы их проведения срывались за последнее время два раза подряд — в Париже и Буэнос-Айресе. Причем если в первом случае встречу отменили под достаточно благовидным предлогом — чтобы она не затмила собой торжества по случаю столетия окончания Первой мировой войны, — то во втором поводом послужила известная украинская провокация в Керченском проливе.

Затем США объявили о выходе из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), а Россия приняла зеркальные ответные меры. При этом Москва ввела мораторий на инициирование новых контактов с Вашингтоном по тематике контроля над вооружениями.

Последнее указание дал лично президент России. Надо полагать, чиновниками в профильных ведомствах оно не просто неукоснительно выполняется, но и понимается расширительно. Прежде именно Владимир Путин подавал всем пример выдержки и терпения в диалоге с заокеанскими партнерами. Теперь подтвердилось, что терпение все-таки не безгранично.

Иллюстрацией к сказанному может служить престижная международная конференция по безопасности, прошедшая 15−17 февраля в Мюнхене. В Киеве после нее заявили со ссылкой на вице-президента США Майкла Пенса, будто Вашингтон отменил на этом форуме "все встречи с россиянами". В ответ официальный представитель МИД России Мария Захарова сообщила, что никакие российско-американские контакты там "не отменялись, не запрашивались и не подтверждались".

На взгляд со стороны выглядит все это так, что ни одна из сторон в обозримой перспективе никаких серьезных встреч не планирует и не ждет.

"Палочка-выручалочка" пока не работает

Обычно при затухании официальных политических контактов "палочкой-выручалочкой" становятся связи по линии бизнеса, культуры, экспертных сообществ. Они, в принципе, еще теплятся: например, спецпредставитель президента России по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой только что ездил в Техас на крупную музейную конференцию. Но вот бизнесу, который американцы непрерывно "кошмарят" своими санкциями, явно "не до жиру — быть бы живу".

А что касается аналитиков, президенты еще в июле прошлого года в Хельсинки обсуждали идею создания экспертного совета из влиятельных российских и американских политологов, ученых, бывших видных дипломатов и военных, чтобы они занялись философией выстраивания двусторонних отношений на долгосрочную перспективу. Но в Америке тот саммит сочли для Трампа провальным, и идея заглохла.

В российском МИД мне подтверждали, что не раз безрезультатно напоминали американцам об этом плане. Предлагали примерный перечень участников с российской стороны и даже указывали, что от США нас вполне устроил бы, например, Том Грэм — бывший советник президента Джорджа Буша — младшего по России, а ныне управляющей директор консультационно-аналитической фирмы Генри Киссинджера. Если он, конечно, не возражает.

Я спросил самого Грэма, что он думает по этому поводу. Он ответил, что участвовал и участвует в работе на так называемом "втором треке" двусторонней дипломатии, то есть в экспертных группах по "целому ряду вопросов, включая контроль над вооружениями". "Однако ни в одном из этих случаев диалог не является прямым следствием президентской договоренности в Хельсинки", — уточнил собеседник.

Как стабилизировать отношения

Он напомнил, что позитивным итогом встречи в финской столице было создание механизма взаимодействия по линии Советов безопасности двух стран — так называемого "канала Болтона — Патрушева". На его взгляд, эта структура "в данный момент вселяет наибольшие надежды на стабилизацию отношений" между США и Россией. Хотя бы на стабилизацию, пусть даже в форме "замораживания" — лишь бы дальше не ухудшались.

Грэм считает, что на сегодняшний день "американская политика в отношении России — это сплав инстинктов президента Трампа, прагматичного реализма аппарата национальной безопасности, а также морализаторства и оппортунизма Конгресса" США.

Трамп лично "инстинктивно стремится к налаживанию более тесных отношений с Россией, хочет заключать сделки с президентом Путиным", считает авторитетный аналитик. Но аппаратчики в США "в той или иной степени поддерживают более жесткую линию" в отношении Москвы, а законодатели "в основном сосредоточены на проталкивании карательных санкций против России", причем демократическая оппозиция видит в этом "инструмент для атак" на самого хозяина Белого дома, сказал он.

Соответственно, на его взгляд, о смягчении американского санкционного режима речи не идет, а наоборот, "почти наверняка будут новые санкции".

Грэм напомнил, что хельсинкская встреча президентов России и США один на один "вызвала большую тревогу в Вашингтоне", поскольку там "широко распространено мнение, будто Трамп открыт для манипулирования со стороны Путина" — то ли из-за своей неопытности, то ли потому, что он ему "чем-то обязан".

Но на вопрос о том, не поэтому ли курировать отношения с Россией в Вашингтоне поручено такому известному политическому "ястребу", как Джон Болтон, он ответил в том смысле, что не следует торопиться с выводами.

"Ястреб" — реалист

Да, Болтон считает, что режим контроля над вооружениями в мире, сложившийся за последние полвека, более не отвечает современным вызовам, и в этом смысле выход США из ДРСМД выглядит логично.

Но так думают многие американские приверженцы Realpolitik ("реальная политика"). И тревожит их при этом, по их словам, в первую очередь не Россия, а Китай.

Зато, по мнению Грэма, у Болтона "взгляд на мир не сильно отличается от взгляда российского руководства". "Он реалист, он верит в национальные интересы, которые есть и у США, и у России", — пояснил собеседник, добавив, что наличие разногласий "нормально для великих держав" и само по себе "создает некую основу для переговоров, для торга".

РЕКЛАМА

Ко всему прочему подход в духе Realpolitik в принципе не предполагает вмешательства во внутренние дела других стран и уже одним этим выгодно отличается от того либерального интервенционизма, который господствовал в американской политике последних лет. И не случайно, как мы вспоминали в разговоре, во время пребывания в Москве Болтон не касался вопросов внутренней политики России.

Нужна концепция

Впрочем, в последнее время в отношениях России и США снова вышли на первый план вопросы стратегической стабильности и безопасности. На так называемых Часах Судного дня (Doomsday Clock) стрелки показывают две минуты до полуночи. Американские ядерщики называют это новой "ненормальной нормой".

И Грэм согласен, что "угроза военной конфронтации в последние годы действительно возрастает". "Усиливается неопределенность, повышается риск того, что некий инцидент выйдет из-под контроля и приведет к конфронтации, которой не хочет ни одна из сторон", — предупредил он.

Соответственно, по его убеждению, "необходимо разработать новую концепцию стратегической стабильности для XXI века и режим контроля над вооружениями, который бы ее поддерживал". "На данный момент это задача прежде всего для экспертного сообщества при поддержке правительств, особенно в США и России", — указал собеседник, добавив, что "инициативу надо проявлять самим экспертам".

Между прочим, при обсуждении всех этих вопросов Грэм упоминал, что, на его взгляд, "вероятна дальнейшая дискуссия по ДРСМД" между США и Россией, хотя "урегулировать разногласия" до августовского окончательного прекращения действия договора вряд ли удастся. А я, к сожалению, не догадался сразу уточнить, как он себе это представляет в условиях, когда Россия принципиально не будет больше инициировать возобновление такой дискуссии.

Во всяком случае, Грэм подчеркивает, что он лично предпочел бы сохранение ДРСМД — возможно, с модификацией для приспособления к современным реалиям. А ожидаемый полный разрыв договора, по его убеждению, "только усиливает необходимость выработки упомянутой новой концепции".

Ключевой раздражитель

Среди других "раздражителей" в американо-российских отношениях собеседник, как и многие, выделяет ситуацию на Украине. Я его спрашивал, не оказались ли сейчас эти отношения фактически "в заложниках" у официального Киева, поскольку тот в принципе в любой момент может устроить новую провокацию наподобие керченской.

Но Грэм сказал лишь, что надо ждать итогов президентских выборов на Украине и затем работать с их победителем. Например, на его взгляд, Россия могла бы сделать некий "жест доброй воли", если бы выиграла Юлия Тимошенко. А на мое возражение, что победителем вопреки всем прогнозам может быть объявлен и действующий президент Украины, вздохнул: "Тогда я не знаю, что делать".

Между прочим, в МИД России мне говорили, что у американцев вообще постоянно проскальзывает эта нота: дескать, Россия "должна что-то сделать" по Украине. Но, по мнению наших дипломатов, "неприемлема уже сама модальность — "вы должны". Да и по сути непонятно, чего, собственно, от нас все время требуют в этом контексте за океаном.

С другой стороны, Грэм исходит из того, что до тех пор, пока нет подвижек на этом направлении, и американо-российский диалог не сдвинется с мертвой точки. Во всяком случае, по его словам, на этом "настаивает американский Белый дом".

"И канал "Болтон — Патрушев", и будущая встреча между нашими двумя президентами блокируются сейчас последствиями инцидента в Керченском проливе", — сказал специалист.

Ну так я это и имел в виду, когда говорил, что провокаторы, по сути, добились своего. И еще неизвестно, кстати, сами они до этого додумались или им кто-то подсказал…

О чем грезят в Вашингтоне

Конечно, все это настраивает не на самый оптимистичный лад. Но уныние — грех, и в самом начале разговора Грэм удачно пошутил.

Когда я ему рассказал про идею Хантсмана насчет отправки президентов на орбиту, он заметил, что "во всяком случае вашингтонский истеблишмент точно не стал бы против этого возражать"…


Источник