Иран: третья волна протестов

21 ноября 2019 г. 14:04:14

Заявления Верховного лидера и президента Ирана о победе над беспорядками не удивили автора. По его мнению, правители страны готовы применять насилие в любых масштабах, лишь бы подавить протест и остаться у власти. Однако для режима события последних дней оказались не такими уж безболезненными. Неужели народ смог переломить ситуацию?

Абдаррахман Ар-Рашид (Abdarrahman ar-Rasheed)

На самом деле протесты в Иране намного масштабнее по сравнению с тем, что показывают телевидение и социальные сети, так как режим предпринял беспрецедентный шаг — отключил весь Интернет. Народный гнев бушует примерно в сотне городов, ставя под удар самые важные религиозные и политические символы режима. Протесты вспыхнули по причине повышения цен на топливо, но теперь угрожают самим властям и их легитимности.

Прежде чем представить свои прогнозы относительно итогов протестов и судьбы режима, будет полезно увидеть полную картину народного движения. Это уже третья волна, сотрясающая страну. Первая имела место в 2009 году, когда акции протеста прошли на улицах иранской столицы. Тогда их возглавили два представителя того же режима Мусави и Каруби, протестовавшие против фальсификаций на выборах.

Это были действительно массовые демонстрации, обнажившие масштаб конфликта во властных кругах, подорвавшие имидж руководства и показавшие истинное отношение руководства к своему народу. Волнения были подавлены, а их лидеров поместили под домашний арест, несмотря на возраст.

Вторая волна протестов началась в 2016-2017 годах. Тогда иранцы мобилизовались из-за повышения цен и сокращения государственных услуг, и на сей раз народный гнев вспыхнул также в районах и городах за пределами Тегерана — протесты были зафиксированы примерно в 50 иранских городах.

Значение тех событий заключалось в том, что тогда свое недовольство выразили представители совсем другого класса, например, учителя, простые рабочие и водители, но уже без участия известных лидеров. Режим действовал так же жестко, но времени на подавление протестного движения потребовалось больше.

Масштабы нынешней третьей волны протестов оказались гораздо серьезнее, в ней приняли участие все слои общества, включая студентов и представителей среднего класса, живущих в Тегеране и других крупных городах. Сегодня иранский режим принялся действовать ещё жёстче и решительнее, чем в прошлом, и принял решение лишить протестующих средств коммуникации, чтобы предотвратить распространение опасных для него видеороликов. Однако народные волнения продолжились. Этот факт говорит о том, что люди действуют по своей воле, что их никто не направляет, не провоцирует, как утверждают власти. Вполне объяснимое негодование людей вызвано повышением цен на бензин.

Я не думаю, что режим удивила реакция иранской улицы, поскольку руководство принялось настаивать на сохранении повышенной вдвое цены на топливо, а Верховный лидер считает народный бунт предательством. Президент Хасан Роухани, который впоследствии может стать козлом отпущения, придерживается того же мнения. Иранские власти оказались в тупике из-за наиболее жестких и болезненных американских санкций за всю их историю. В их руках есть лишь один способ выжить после лишения граждан государственных услуг, рабочих мест и ресурсов — применить силу.

На этот раз для избежания краха режим готов использовать насилие в больших масштабах, а демонстранты, не имеющие возможности защитить себя, прибегают к поджогам автозаправочных станций и банков — символов нынешнего кризиса. Просочившиеся в сеть изображения подтверждают, что сегодняшние события намного серьезнее и опаснее прошлых.

По моему мнению, эта волна не свергнет режим по причине готовности последнего применять насилие, как это было в Сирии, однако этот гнев и протесты разрушат основы режима или того, что от них осталось. Даже если власти выйдут из кризиса невредимыми, они, безусловно, станут слабее, чем когда-либо в истории республики. Революционному Ирану, господствовавшему внутри страны и угрожавшему всем за рубежом, пришёл конец.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.


Источник