Будущее – это новый тоталитаризм. Еще один сюжет. Из современного Сингапура

24 сентября 2017 г. 20:45:02

Какой болван ставит знак равенства между капитализмом и либеральной демократией? Принцип «один человек – один голос» коренным образом противоречит капиталистическим принципам: «Голосов у человека ровно столько, сколько у него акций или денег». В позднем, кризисном капитализме именно эти принципы и восторжествуют.

Будущее – это новый тоталитаризм. Ибо в этом – залог сохранения той власти, что имеет финансовая элита и большие корпорации. И еще условие создания нового кастового общества, где неимущие и «пролы» должны утратить право голоса, а старики не должны поглощать на свое содержание слишком много ресурсов и денег. Особенно в условиях, когда ресурсов на всех не хватает, а молодежи меньше, чем стариков.

Нынешний кризис, судя по всему, принесет смерть либеральной демократии. Ее демонтируют сами верхи капиталистического общества – в рамках создания олигархического глобосоциализма/ нового рабовладения. Или глобофашизма. Кому как нравится.

Еще один сюжет. Из современного Сингапура. Из удивительного капиталистического города-государства, что, полностью лишенное каких-либо природных ресурсов, смогло стать богатой страной с 24 тысячами долларов ВВП на душу населения.

С 1982 по начало 1990-х годов в городе-государстве Сингапуре в 1959–1990 гг. правил премьер-диктатор Ли Куан Ю. Как он проводил политику поощрения браков и деторождения между образованными и успешными мужчинами да женщинами, вы уже знаете. И о том, как он же предлагал нищим, убогим и глупым пройти процесс стерилизации в обмен на хорошее пособие и квартиры. И вот сингапурские школьники стали показывать чудеса знаний и сообразительности. А Сингапур стал очень богатым городом-государством, по уровню жизни уступающим лишь Японии.

Сингапур – вообще своеобразное общество. Ли Куан Ю удалось полностью искоренить коррупцию. Именно ему принадлежит мудрость: сделай кристально честными сто первых людей в государстве, обеспечь их всем необходимым – и они будут думать только об интересах страны. Чиновники в Сингапуре имеют самые большие в мире зарплаты, чем компенсируется их честность и преданность государственному делу. Но при этом Сингапур смотрится как воплощенная утопия совершенного общества. Какая-то помесь капитализма с социализмом. Легендарному премьеру принадлежит и сравнение Сингапура с большим компьютером, а сингапурцев – с его аккуратными микросхемами-чипами.

«Ли Куан Ю хочет того, чтобы среди его маленьких электронных чипов царил порядок. Он устраивает в одной стороне туристический город, в другой – город экономический, затем создает город-дортуар. Три города четко отделены друг от друга границей, безупречным газоном шириной в пять километров. Он издает очень строгие законы: запрещено плевать на землю (штраф 1500 франков), курить в общественных местах (штраф 1500 франков), бросать использованную бумагу (штраф 1500 франков), поливая цветы, оставлять воду в блюдцах под горшками (это привлекает комаров, штраф 1500 франков), парковать машины в центре города. Государство благоухает мылом. Если собака лает по ночам, ей обрезают голосовые связки. Мужчины должны всегда носить брюки, даже в очень теплую погоду. Женщины должны всегда носить чулки, даже в отчаянную жару. Все машины снабжены сиренами, оглушающими вас, как только вы превышаете скорость в 80 км/ч. С 6 часов вечера запрещено ездить в своем автомобиле в одиночестве: вы должны подвозить коллег по работе или попутчиков, это уменьшает возможность возникновения пробок и загазованность (иначе штраф 1500 франков). Полиция обязала сингапурцев поместить датчики под днище машин для того, чтобы каждый знал маршруты сограждан. На большом световом табло можно проследить за передвижениями всех жителей. Входя в дом, нужно сообщить свою фамилию охраннику, постоянно дежурящему у дверей.

Весь город наводнен видеокамерами. Сингапур – государство демократическое, но для того чтобы граждане не голосовали как попало, на избирательном бюллетене пишется номер карточки избирателя. Воровство, насилие, наркотики, коррупция наказываются смертной казнью в виде повешения. До сих пор существуют наказания кнутом. Ли Куан Ю считает себя отцом своих сограждан. Он заимствует идеи и у коммунистов, и у капиталистов, лишь бы они были эффективны. Государство поощряет личное обогащение (сингапурцы на втором месте по уровню жизни в Азии, сразу за Японией, и вовсю играют на бирже), но общежития студентам предоставляются бесплатно. Разрешены все культы, но пресса подцензурна: ни одна газета не пишет ни о сексе, ни о политике.

...Ли Куан Ю строит школы для одаренных детей, для высокообразованных людей организуются бесплатные круизы. (Так называемые «теплоходы любви» – для того, чтобы умные мужчины и женщины встречались и заводили семьи, улучшая породу сингапурцев. – М.К.)

Он понимает, что дать хорошее образование детям можно лишь тогда, когда их в семье не больше двух. По вечерам из полиции звонят в семьи, уже имеющие двоих детей, и напоминают о необходимости принять противозачаточную таблетку или использовать презерватив.

Ли Куан Ю удалось превратить свое экспериментальное государство в «азиатскую Швейцарию». Но и полиция не всемогуща, когда дело касается игры. «Китайца можно заставить делать все, но принудить его не играть в маджонг не под силу никому», – признал Ли Куан Ю в одной из речей...» (Б. Вербер. Энциклопедия относительного и абсолютного знания. – М.: «Гелеос», «РИПОЛ классик», 2007, с. 71–72)

К чему это мы? Да к тому, что впереди нас ждет еще и острейший кризис привычной политической системы – так называемой либеральной демократии. С ее принципом «один человек – один голос».

К тому, что на самом деле в «генокоде» капитализма сидят «гены» и СССР, и гитлеровской Германии, и тоталитаризма, и социализма.

К тому, что на самом деле капитализм ради сохранения жизни приходится ограничивать.

Мы говорим это к тому, что в исторические моменты тягчайших испытаний капитализм умеет отбрасывать прочь яркие одежки всяких там демократий и «прав человека», превращаясь во вполне тоталитарную систему. Например, в национал-капитализм Гитлера. (Хотя он называл это национал-социализмом, это неверно.) И потому тогда, когда нынешний развитый мир охватит сильнейший социально-экономический, финансовый, инфраструктурный, демографический и ресурсный кризис, когда он совместится с природными и техногенными бедствиями, с войной, террором и бунтами низов – мы увидим, как от привычной демократии не останется и воспоминания. Все как ветром сдует, читатель.

Впереди мы увидим эру нового тоталитаризма. Потому правы и Фурсов, и Голанский.

Какой болван ставит знак равенства между капитализмом и либеральной демократией? Принцип «один человек – один голос» коренным образом противоречит капиталистическим принципам: «Голосов у человека ровно столько, сколько у него акций или денег». В позднем, кризисном капитализме именно эти принципы и восторжествуют.

Будущее в условиях Глобального смутокризиса – это новый тоталитаризм. А как минимум – полноправными гражданами с правом голоса и вообще правами гражданина будут обладать лишь те, кто платит налоги и не живет на пособие. Скоро многим обществам предстоит отсекать от политики массы иммигрантов, безработных и стариков-пенсионеров.

Ибо в этом – залог сохранения той власти, что имеет финансовая элита и большие корпорации. И еще условие создания нового кастового общества, где неимущие и «пролы» должны утратить право голоса, а старики не должны поглощать на свое содержание слишком много ресурсов и денег. Особенно в условиях, когда ресурсов на всех не хватает, а молодежи меньше, чем стариков.

Альтернатива? Новая социалистическая революция на Западе, революция среднего класса с уничтожением капиталистической верхушки. Ибо и социализм «советского типа» также есть в «генотипе» Западного мира.

Нынешний кризис, судя по всему, принесет смерть либеральной демократии. Ее демонтируют сами верхи капиталистического общества – в рамках создания олигархического глобосоциализма/ нового рабовладения. Или глобофашизма. Кому как нравится.

Капитализм не имеет будущего. Нам нужен новый проект.


Источник








comments powered by HyperComments