Запад потерпел в Беларуси самое крупное поражение за последние семь лет

Юрий Баранчик

14 апреля 2017 г. 11:45:37

Договоренности Москвы и Минска укрепили евразийскую интеграцию. Обзор блогосферы.

Политика или экономика?

Последние дни расставили многие точки над «и» в тех договоренностях, которые достигли 3 апреля в Санкт-Петербурге президенты России и Беларуси Владимир Путин и Александр Лукашенко. Главной неожиданностью достигнутых в Санкт-Петербурге договоренностей стало подписание 11 апреля главой Беларуси Александром Лукашенко Таможенного кодекса Евразийского экономического союза. Именно это дало старт развязке всех остальных накопившихся противоречий в двусторонних отношениях союзных государств.

Как показывает анализ ситуации постфактум, на итоговой пресс-конференции в Питере главы двух государств сказали о многом, но не сказали о главном — о том, что экономические соглашения, по которым стороны пошли навстречу друг другу и добились взаимовыгодного компромисса, оказались возможными только в рамках достижения важных политических соглашений, а именно — подписания белорусской стороной Таможенного кодекса ЕАЭС.

Как показывает развитие событий, именно после того, как было обнародовано это решение Минска, сразу начался реализовываться весь тот комплекс экономических соглашений, о котором общественность была проинформирована по итогам переговоров 3 апреля: Москва перевела Минску 1 млрд. долларов, в ответ Минск из этой суммы в полном объеме погасил свою задолженность в размере 726 млн. долларов перед Газпромом за потребленный в 2016—2017 годах российский газ, после чего председатель российского правительства Дмитрий Медведев дал отмашку на увеличение поставок российской нефти на белорусские НПЗ и реализацию всего остального комплекса экономических соглашений.

В результате, в течение 2018−2019 годов Минск будет платить за газ около 130 долларов, после чего к 2020 году будет проработана новая формула оплаты за газ. Нефть республика будет получать до 2024 года в объеме 24 млн. тонн, как и раньше, из них 6 млн. тонн будет идти на условиях реэкспорта. Дополнительно это будет давать в бюджет Беларуси около 500 млн. долларов ежегодно.

В результате, как отмечают эксперты, «Между Россией и Белоруссией стартовал новый этап отношений. Минск полностью выплатил долг Газпрому, который ранее даже не хотел признавать, — таким образом, разрешен принципиальный спор, который очень долго отравлял отношения России с ближайшим союзником».

Как мы видим, угрозы тех белорусских экспертов, которые еще в конце марта нагнетали антироссийскую истерию и говорили о том, что Россия, мол, является единственной страной, заинтересованной в том, чтобы дестабилизировать Беларусь, оказались явной и беспардонной ложью, так как именно Россия и стала той страной, которая в очередной раз протянула руку помощи братскому белорусскому народу и серьезно стабилизировала как экономическую, так и общественно-политическую ситуацию в стране, как минимум, на среднесрочную перспективу, если белорусское руководство вновь не допустит каких-бы то ни было форс-мажорных обстоятельств.

Совсем не удивительно молчание этих экспертов последние две недели на тему белорусско-российских отношений — все их предыдущие, идущие в рамках натовского интеллектуального программирования, прогнозы оказались полностью несостоятельны, опровергнуты жизнью и волей двух братских народов. Поэтому сейчас они взялись за освоение новых для себя «глубин» мировой геополитики и начали заниматься пропагандой еще одной «свежей» идеи — что, мол, Россия является той единственной страной, которая заинтересована в дестабилизации Сирии. Как говорится, без комментариев. Страны меняются, а методичка остается одна и повторяется как старая заезженная и порядком уже опостылевшая пластинка.

Игра с ненулевой суммой

Таким образом, в весьма корректной форме Москва смогла доказать Минску, что необходимо соблюдать подписанные соглашения. Любые отношения, тем более, между государствами, имеют смысл только тогда, когда между партнерами существует доверие. А доверие основывается на уверенности в соблюдении имеющихся договоренностей. Стоит выразить надежду на то, что подписанные Москвой и Минском соглашения, таким образом, откроют новую главу не только в белорусско-российских отношениях, но и в деле евразийской интеграции.

В этом плане, на мой взгляд, в корне неверно начинать подсчитывать, кто из двух сторон больше приобрел или кто больше потерял, как это пытаются делать некоторые издания: 2,3 млрд. долларов или Таможенный союз. Поскольку если Беларусь сохраняется как индустриально и научно-промышленно развитая часть Русского мира, как государство, проводящее согласованную с Россией внешнюю политику, внутреннюю в части истории, образования и так далее, то от этого выигрывает не только Беларусь, но и Россия.

Все-таки почти 10 млн. высокообразованного, трудолюбивого, русскоговорящего населения — не пустой звук. Вклад братского белорусского народа в общее дело евразийской интеграции в результате будет намного больше, тем финансовых затрат, которые сделала Москва. А после того, как в течение двух-трех лет к этому союзу присоединится и то новое государство, которое возникнет на обломках нынешней Украины, возможно, и Союзное государство Беларуси и России получит новый импульс.

Отношения России и Беларуси нельзя оценивать в рамках методологии игры с нулевой суммой. Такая постановка в опроса в корне ущербна, так как если союз наших стран укрепляется, то от этого выигрывают все стороны — и государства, и народы. В этом плане можно констатировать, что подписанием Таможенного кодекса ЕАЭС Беларусь сделала серьезный шаг в сторону от оранжевого сценария смены власти и угрозы Майдана в стране.

Это решение является лучшим свидетельством того, что Запад и вскармливаемая им как в оппозиции, так и во власти элита республики потерпели крупнейшее за последние семь лет после попытки госпереворота в ходе выборов в декабре 2010 года поражение. Все те силы, которые за спиной Лукашенко играли в непонятно какие игры, снова потерпели серьезное поражение. Это создает предпосылки для притока новых квалифицированных кадров в органы государственного управления, которые будут ориентироваться на построение сильной Беларуси в рамках Евразийского союза.

Данная констатация позволяет сделать и более смелые выводы о том, что, так как стороны разрешили базовые противоречия, то необходимо переходить к серьезной и конструктивной работе на будущее. У белорусско-российских отношений должна быть стратегия развития. Притом в ее выработке должны принять активное участие представители общественности. В этом плане можно только поддержать те предложения относительно необходимости развития Союзного государства Беларуси и России, которые недавно высказал Александр Лукашенко. Необходимо четко сформулировать, какое Союзное государство мы хотим получить в экономическом и политическом плане.

Это требует кропотливой экспертной работы, согласования позиций. По сути, необходимо сформулировать модель будущего, которая отвечает национально-государственным интересам двух стран. Это серьезная и большая работа. Однако ее результатом станет не только укрепление государственных экономик и политических систем двух стран, но и повышение уровня и качества жизни рядовых граждан, создание полноценного общего политического, финансового, экономического пространства.

Достигнутые политико-экономические договоренности, а главное — восстановленное доверие между лидерами двух стран, позволяют Москве и Минску более плотно и ответственно подойти к вопросам укрепления общей системы безопасности на западном направлении евразийского экономического союза, что особенно важно в контексте наращивания определенными кругами США и Европы агрессивной милитаристской риторики. Поэтому, думаю, подписание Минском Таможенного кодекса ЕАЭС является не последним сюрпризом российско-белорусских договоренностей, достигнутых в Санкт-Петербурге.

Благодаря совместным действиям белорусского и российского руководства Запад потерпел в Беларуси крупнейшее поражение за последние семь лет. Но останавливаться на достигнутом уровне взаимодействия, как показывает практика, нельзя. Союз России и Беларуси, как и Евразийской союз надо укреплять. Тем более, что если на западном направлении евразийской интеграции достигнут большой прогресс, то на южном, после решения президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о том, что стране необходимо срочно перейти с кириллицы на латиницу, ситуация совершенно неожиданно обострилась. Возникшая ситуация еще раз подчеркивает тот факт, что евразийский союз нельзя сводить только к экономике — должна быть выработана и четкая общественно-политическая, культурно-историческая, ценностная модель интеграции евразийского пространства, чтобы исключить появления подобного рода проблем на корню.


Источник








comments powered by HyperComments