Как английская королева ради советского офицера нарушила правила этикета

13 ноября 2019 г. 21:45:36

Эта история произошла 66 лет назад, летом 1953 г., во время коронации Елизаветы Виндзорской. Первым человеком, с которым британская королева танцевала, взойдя на престол, был советский контр-адмирал Олимпий Рудаков. И впоследствии, на протяжении всей церемонии, она уделяла русскому офицеру куда больше времени, чем это было предусмотрено правилами этикета, а ее сестра, принцесса Маргарет, оказывала ему особенные знаки внимания. За что моряк был удостоен такой чести, и почему за несколько лет до этого был приговорен к смертной казни – далее в обзоре.

Скульптура матроса на московской станции метро *Площадь революции*

Судьба этого человека была более чем неординарной. После окончания Высшего военно-морского училища он служил на Северном флоте. Когда Олимпий Рудаков был курсантом, известный скульптор Матвей Манизер предложил ему позировать для своей новой работы – скульптуры матроса, украсившей московскую станцию метро «Площадь революции». Тогда никто не мог предположить, что в будущем никому не известный курсант войдет в историю не только благодаря этому факту своей биографии.

Эсминец *Сокрушительный*

Войну Рудаков встретил помощником командира эсминца «Сокрушительный». Осенью 1942 г. судно попало в сильный шторм, во время которого кормовую часть корпуса оторвало ударами волн, 30 членов экипажа погибли. Несмотря на то, что причиной крушения стали изъяны в конструкции эсминца, всю вину за случившееся возложили на экипаж корабля. К тому же капитан и его помощник нарушили устав, оказавшись в спасательных шлюпках раньше матросов. Сын Олимпия, Юрий Рудаков, позже рассказывал: «Мне довелось тоже служить на Северном флоте. Там я встречал очевидцев и участников этой катастрофы... В катастрофе вины отца нет. Адмирал Михайлин, он на эсминце «Куйбышев» тогда спасал экипаж «Сокрушительного», сказал, что Рудакова сняли с терпящего бедствие судна раненым и 138-м по списку. А потом флотское начальство выставило отца крайним...». В результате командир эсминца и его помощник были приговорены трибуналом Северного флота к высшей мере наказания – расстрелу. В последний момент этот приговор Рудакову заменили на 10 лет лагерей – скорее всего, благодаря вмешательству вице-адмирала Головко, лично знавшего Рудакова.

Эсминец *Сокрушительный* отражает воздушный налет противникаСмертный приговор Рудакову был заменен 10-летним заключением в исправительно-трудовых лагерях.

Весной 1943 г. Олимпия Рудакова перевели из исправительно-трудового лагеря в штрафбат. Уже через несколько месяцев с него сняли судимость как с «искупившего свою вину кровью», а позже он был восстановлен в своем офицерском звании. Зимой 1944 г. Рудаков смог вернуться на Северный флот – сначала в качестве помощника командира эсминца «Громкий», а затем – командира крейсера «Мурманск».

Крейсер *Свердлов*, 1953 Елизавета II во время коронации, 2 июня 1953

Однако во всем мире Рудакова узнали благодаря… вальсу! В 1953 г. состоялась коронация королевы Великобритании Елизаветы II. В честь этого события устроили большой морской парад. Советский Союз на это торжественное мероприятие делегировал крейсер «Свердлов» под командованием капитана первого ранга Олимпия Рудакова. Однако советская делегация чуть было не пропустила церемонию – в пути корабль застал сильный шторм, из-за чего «Свердов» не успевал на начало торжества, в то время как в порту на военно-морском параде советский крейсер уже ожидало 250 британских и 22 иностранных судна. В последний момент корабль показался на горизонте.

Елизавета II, герцог Эдинбургский и капитан Рудаков

Очевидец событий, адмирал Хатчинсон, так описывал этот момент: «Что он позволяет себе, этот русский капитан, он сумасшедший! Порт тесен и труден для маневрирования, у причалов пришвартованы более 300 кораблей, сильное течение, перепады глубин, а он отказался от лоцмана». На швартовку отводилось больше часа, но советский корабль встал на якорь всего за 12 минут! При этом буй, обозначавший место швартовки судна, сильным течением затянуло под воду, но Рудаков сумел пришвартоваться в отведенном для крейсера месте. Виртуозное управление огромным кораблем вызвало восторг у собравшихся на набережной англичан, которые начали бросать в воду букеты цветов.

Советский капитан стал героем! Фотографии Олимпия Рудакова обошли первые страницы всех британских газет!

«Daily Telegraph» считала Рудакова национальным героем.

Морской парад проходил на следующее утро. Строй обходила сама королева на яхте «Surprise». Иностранное судно должно было салютовать королевской яхте одним залпом. С русского крейсера "Свердлов" прозвучало три залпа и оглушительное «Ура!»

Королевская чета приветствует советского командира корабля Елизавета II и капитан Рудаков

Во время церемонии коронации советская делегация снова оказалась в центре внимания. Награждая памятными медалями иностранных гостей, Елизавета прошла мимо американского и французского адмиралов, первым удостоив этой чести советского капитана. Она нарушила все правила этикета на этом торжестве не раз, уделив слишком много времени и внимания Олимпию Рудакову. Устроители церемонии пришли в смятение от того, что королева задерживала свой взгляд на капитане непозволительно долго.

Рудаков поздравил новую королеву и преподнес Елизавете II подарок от Советского правительства – горностаевую мантию. Но свидетели говорили, что этот царский дар впечатлил на королеву куда меньше, нежели сам капитан. Окружающие заметили, что русский офицер и английская королева так непозволительно долго смотрели друг на друга, что даже устроители церемонии смутились.

Первым танцем бала, согласно церемониала, должен быть тур вальса королевы с русским офицером. И снова королева нарушила этикет - во время танца, ее величество весьма оживленно болтала с Олимпием. Уинстон Черчилль, невозмутимый премьер Англии, недоуменно повёл плечами. Затем Елизавета познакомила Рудакова со своей сестрой Маргарет. Заиграла музыка, начался следующий танец и Рудаков закружил принцессу Маргарет в вальсе. Об этом вальсе позже писали во всех газетах.

Для обязательной после бала аудиенции королева уединилась в кабинете отнюдь не с "высокими" представителями СССР (их было двое), а с Рудаковым. Черчилль развёл руками и удалился с приема.

Групповое фото после вручения наград. Олимпий Рудаков – крайний справаКапитан Рудаков преподнес королеве в подарок горностаевую мантию

Однако во время торжеств королева Елизавета была не единственной высокопоставленной особой, которую покорил советский офицер. Остаток вечера он провел в компании ее сестры, принцессы Маргарет. В нарушение всех правил этикета, после танцев она пригласила Рудакова в свой кабинет для личной аудиенции. О чем они тогда беседовали – история умалчивает, капитан никогда не рассказывал о деталях своего визита в Великобританию, но на другой день на борт «Свердлова» был доставлен фургон алых роз для Олимпия Рудакова от принцессы Маргарет. Тем не менее, капитан поступил мудро, объявив, что цветы - это подарок для всей команды корабля.

Розы раздали по кубрикам. И тут же к борту крейсера причалил катер с принцессой.

Её очень обидело то, что ни в каюте Рудаков, ни в кают-компании крейсера не было цветов нет. Разве их не доставили капитану?

– Розы так прекрасны, Ваше Высочество! Благодарю! – отозвался голос Рудаков. – И весь экипаж очарован Вашим Высочеством, я посчитал необходимым раздать цветы морякам.

– Правда? – благосклонно ответила принцесса. – Тогда вам завтра же доставят новые цветы!

Навестив крейсер на другой день, Маргарет нимало не смущаясь присутствия русских офицеров, заявила Рудакову, что он ей очень нравится, и она с удовольствием проведёт с ним время.

Олимпий Иванович не ожидал такого поворота дел:

– Простите, Ваше Высочество, но я офицер, а здесь в некоторой степени военный корабль. По уставу я не имею права его покинуть надолго.

Принцесса надула губки:

– Возражения не принимаются! В моём ридикюле лежит бумага, я привезла письменное разрешение королевы. В Вашем сопровождении я еду путешествовать по замкам старой Англии на десять дней!

Рудаков тут же позвонил в посольство:

– Что прикажете предпринять?

Москва дала добро на двухдневный отпуск...

Вернувшись в Советский Союз, Олимпий Иванович получил звание контр-адмирала и памятный знак «За поход на Англию». При этом о своем посещении Великобритании и общении с венценосными особами на людях Рудаков вспоминать не любил.

Принцесса Маргарет

Позже ему предложили пост военно-морского атташе при советском посольстве в Великобритании, но назначение на должность так и не состоялось. Сын Рудакова объяснял это так: «На самом деле, отец сам отказался от этого назначения, по просьбе мамы. В тот момент мой старший брат заканчивал школу. И если меня родители могли забрать с собой за границу, то увезти туда Юру было гораздо сложнее. Он собирался поступать в военное училище, и родители остались, чтобы устраивать его дальнейшую судьбу».

О контр-адмирале Рудакове писали во всех СМИ

О. И. Рудаков в августе 1953 года был назначен начальником штаба эскадры кораблей 4-го ВМФ. В этой должности в 1953—1955 годах он вновь ходил в Англию на кораблях эскадры. Затем его направили на учёбу слушателем военно-морского факультета Высшей военной академии им. К. Е. Ворошилова, которую Рудаков окончил с отличием в 1957 году.

С ноября 1957 по март 1958 Рудаков находился в распоряжении Главного разведывательного управления Генштаба Министерства обороны, после чего был направлен на научно-педагогическую работу в Военно-морскую академию. Там он служил до сентября 1959 года в должности заместителя начальника кафедры организации оперативной и боевой подготовки ВМФ, потом был начальником этой кафедры, затем — до октября 1973 года — кафедры управления силами ВМФ. Получил учёное звание доцента (1962), стал кандидатом военно-морских наук (1969).

В связи с болезнью (рак почки, которую удалили в 1961 году) находился в распоряжении главкома ВМФ. Умер 2 июня 1974 года в Ленинграде, похоронен на Серафимовском кладбище.

Его сын — Юрий Олимпиевич — в звании капитана 2-го ранга был командиром сторожевого корабля «Доблестный». Затем руководил в 5-м НИЦ Отделом противолодочной борьбы Военно-морского флота.


Источник