Гостевая палуба: Немного об использовании чужих авианосцев

Александр Ермаков

20 мая 2018 г. 13:29:41

В завершившемся выходе в море на учебу американского авианосца CVN-77 «Джордж Буш» состав его авиагруппы был не совсем обычен: наряду с привычными американскими истребителями Super Hornet на его палубе обосновались французские Rafale. iz.ru постараются рассказать, как франко-американские учения связаны с ВМФ России, 1 апреля и китайскими плавучими центрами развлечений.

Полеты самолетов одной страны с авианосцев другой имеют в англоязычной военно-морской терминологии отдельное и труднопереводимое название: кроссдекинг (cross-decking). В этот раз французские летчики пересекли океан не для забавы или актуальной политической демонстрации межатлантического единства, а по сугубо практическим соображениям. В ходе завершившихся 17 мая учений «Чезапик-2018» они должны были освежить (а молодое пополнение — приобрести) навыки полетов не на тренажерах, а с «живой» палубы корабля.

Дело в том, что единственный французский авианосец «Шарль де Голль» после активного использования, включая несколько боевых походов к иракским и сирийским берегам, встал в начале 2017-го на полуторагодовой ремонт. На днях, 16 мая, его как раз впервые за 14 месяцев вывели из сухого дока. Возвращение в активный состав флота ожидается только зимой. Вот французские летчики и воспользовались схожестью (местами и вовсе идентичностью) взлетно-посадочных систем своего авианосца и американских старших собратьев для поддержания своих навыков.

Товарищество, скрепленное нуждой

Исторически именно практическая необходимость обычно служила поводом для кроссдекинга. Наибольшее распространение он получил в годы Второй мировой войны, когда американские авианосцы, иногда без авиагруппы, включались в состав английского «Хоум флита» и участвовали в средиземноморских операциях, а на Тихоокеанском театре военных действий флоты союзников были спаяны практически в единое целое. Так, для примера, в 1943 году, после тяжелого для американцев боя у островов Санта-Крус английский авианосец «Викториес» был переброшен с европейского ТВД и оперативно подчинен Тихоокеанскому флоту США, для действий совместно с оставшимся на тот момент единственным исправным американским тяжелым авианосцем «Саратога». В ходе боевого слаживания союзники быстро выяснили сильные стороны друг друга и на английском корабле, обладавшем большими возможностями по управлению ПВО соединения, сосредоточили истребители обоих флотов, а на более крупном американском — ударные машины.

Военный опыт привел флоты западных стран к пониманию необходимости хотя бы базовой стандартизации взлетно-посадочных систем авианосцев. В отличие от других областей оружия и военной техники, где в рамках НАТО приходилось хоть как-то увязывать продукцию множества ранее независимых военно-промышленных комплексов, в области палубной авиации это значительно облегчалось тем, что «школ» было, по сути, только две — американская и английская. Французы, единственные из западных стран после войны строившие, а не покупавшие б/у авианосцы, в свою очередь, заимствовали технологии у более опытных союзников.

Способствовало стандартизации и распространение по миру американской авиатехники. Так, истребители F-4 Phantom II и F-8 Crusader закупали для своей палубной авиации соответственно англичане и французы, австралийцы предпочитали противолодочные S-2 Tracker и штурмовики A-4 Skyhawk. На учениях часто практиковался «обмен визитами» однотипных самолетов. Когда Великобритания отказалась в конце 70-х годов от классических авианосцев в пользу легких кораблей с самолетами вертикального взлета и посадки Harrier, сотрудничество не прекратилось: в этот раз уже США сначала закупили для десантных кораблей своей морской пехоты английскую машину, а потом был совместно разработан Harrier II.

Английские и американские «вертикалки» отрабатывали совместное базирование, причем в этом случае приходилось учитывать местные особенности: в отличие от американских десантных кораблей, английские легкие авианосцы типа Invincible оснащались трамплинами, что облегчало взлет (отказ американцев от трамплина был вполне сознательным — их десантные корабли в первую очередь предназначались для операций вертолетов морской пехоты, и установка трамплина уменьшала количество взлетно-посадочных позиций. — Прим. ред.).

Сегодня кроссдек-спайка плотно вошла в жизнь западных флотов. На французском авианосце стоят аналогичные американским взлетно-посадочные системы, и Rafale могут летать с американских кораблей (и наоборот) с минимальными для палубной команды нюансами, что отрабатывается при первой возможности. Английский флот выбрал в качестве перспективной палубной машины американский F-35B с укороченным взлетом, и на новых английских авианосцах «Куин Элизабет» заранее планируется использовать смешанные авиагруппы.

В Австралии ситуация и вовсе несколько комичная: во время выбора перспективного десантного корабля изначально выдвигалось требование оснащения его трамплином (в частности, Францией предлагался проект пресловутого Mistral с трамплином) и в целом системами для базирования F-35B, притом что сама Австралия не закупает эту модификацию F-35. Возможно, их покупку планировалось и планируется «пропихнуть» позднее, но пока официально австралийские корабли типа «Канберра» должны иметь возможность принимать самолеты морской пехоты США.

Почему это актуально для ВМФ России

1 апреля 2018 года в неофициальном блоге одного из ведущих отечественных аналитических центров, специализирующихся на военной тематике, — ЦАСТ была опубликована запись о ведущихся между Китаем и Россией переговорах о тренировках российских летчиков на китайском авианосце «Ляонин». Разумеется, материал был шуточным. Однако это тот самый случай, когда в шутке лишь доля шутки.

Дело в том, что российские палубные летчики оказались в той же ситуации, что и французские коллеги, а возможно, и более тяжелой. Наш единственный авианосец «Адмирал Кузнецов» после боевого похода к берегам Сирии, первого за свою карьеру, наконец встал на серьезный ремонт, который давно ему был необходим — чисто в силу возраста. С момента спуска на воду прошло 30 лет, в то время как современные американские авианосцы за аналогичный жизненный цикл встают на подобное техобслуживание несколько раз, а к 25 годам отправляются на длящийся четыре года капитальный ремонт с модернизацией.

В нашем случае работы будут не столь основательны. Согласно опубликованной в апреле этого года информации о заключенном ремонтном контракте, работы должны быть закончены в 2020 году с возвращением корабля в состав флота в 2021-м. Однако, учитывая общую тенденцию отечественных судостроителей срывать сроки исполнения подобных заказов, веры в это крайне мало.

Впрочем, даже в самом оптимистичном варианте наши летчики остаются без практики полетов с палубы три года. При этом в крайне неудачный момент — перед боевым походом в Сирию и ремонтом не успели провести полноценную корабельную квалификацию 100-го корабельного истребительного авиаполка на новых истребителях МиГ-29К. Только несколько экипажей приняли участие в кратких тренировках «Адмирала Кузнецова» перед сирийским походом.

Вероятно, именно этим объясняется, что основу авиагруппы составили видавшие виды Су-33, а новые и потенциально более подходящие для ударов по наземным целям МиГ-29 были представлены только пятью машинами. Теперь практическая подготовка молодых летчиков откладывается еще дальше, а старожилы получают длительный перерыв в полетах.

Традиционно российский, а до этого советский флот не практиковал полеты палубной авиации с иностранных кораблей просто ввиду отсутствия авианосцев у дружественных стран. Но эта ситуация радиально изменилась в последние годы. В 1998 году Китай купил на Украине через подставное лицо недостроенного «брата» «Адмирала Кузнецова» — «Варяга». В 2012 году достроенный с помощью украинских и российских специалистов корабль был включен в состав ВМФ НОАК под именем «Ляонин». 13 мая этого года на морские испытания вышел второй, еще не получивший имя китайский авианосец.

«Ляонин» регулярно выходит в море для тренировки экипажа и авиагруппы. Судя по публикуемым кадрам, интенсивность полетов и количество самолетов на палубе (созданных «по мотивам» Су-33 истребителей J-15) значительно выше, чем когда-либо было у «Кузнецова». Учитывая это и перерыв в практике у нас, у Китая вероятно уже сейчас значительно больше палубных летчиков, чем в России. Учиться у такого партнера не зазорно.

Полезной командировка в Южно-Китайское море была бы и техникам, и палубной команде. Особенно если вспомнить, что в ходе сирийской командировки было потеряно два наших истребителя и оба раза по небоевым причинам, судя по всему связанным с проблемами в подготовке палубных команд.

Масштабы, интенсивность и значимость российско-китайских учений последние годы только растут. Уже регулярными стали совместные учения в таких деликатных областях, как противоракетная оборона и стратегические ядерные силы. Регулярны и морские учения, всё больших масштабов: в прошлом году китайские корабли приняли участие в учениях аж на Балтике. В таких условиях будет странно, если отечественный флот не обратит внимание на потенциально доступные систершипы стоящего на ремонте «Кузнецова». Если авианосные планы России серьезны, если после первого боевого похода и ремонта «Кузнецов» видится чем то большим, чем «белый слон», то упускать возможность получить полезный опыт и с пользой провести «межкорабельное» время было бы совершенно некстати.


Источник