Украина в любом случае не получит за крымский газ ничего

19 октября 2016 г. 18:47:19

Украина более чем вдвое повысила свои исковые требования к России, призывая компенсировать утрату нефтегазовых активов в Крыму. С точки зрения России, украинские претензии не имеют никакого юридического смысла, однако для Украины они важны с политической точки зрения. И тем не менее, даже если суд встанет на сторону Киева, взыскать с Москвы реальные деньги будет невозможно.

НАК «Нафтогаз Украины» и шесть его дочерних компаний 17 октября инициировали арбитражное разбирательство с Россией по активам в Крыму на 2,6 млрд долларов, сообщила в среду пресс-служба компании. Они требуют возмещения убытков.

Речь идет об имуществе самого «Нафтогаза», «Черноморнафтогаза», «Укртрансгаза», «Укргаздобычи», «Укртранснефти», компании «Газ Украины» и «Ликво». В НАК говорят, что в Крыму у «Нафтогаза» было несколько ценных энергетических активов.

«Это, скорее всего, юридический вопрос, и этими вопросами надо заниматься юристам и адвокатам. Из Кремля мы не хотели бы это комментировать», – заявил на это сообщение пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Власти Крыма считают, что реальных оснований для поданного иска у «Нафтогаза» нет. «Это все вопросы политические, это в чистом виде пиар, не имеющий никакой реальной основы», – заявил председатель Госсовета Крыма Владимир Константинов. «А реальная основа (появится), когда все определится, когда будут урегулированы все вопросы, связанные с Донбассом, с Луганском, с территориальной целостностью Украины, с признанием нашего референдума (о вхождении Крыма в состав России), когда будут уточнены границы. После этого можно выходить на какие-то конструктивные разговоры, кто, кому и что должен. В таком случае они (судебные споры) будут легко решаться», – считает Константинов, передает ТАСС.

По его словам, «с таким же успехом» Крым может предъявлять иски к Украине. «У нас много претензий за 25 лет набралось к Украине, очень много. Эти претензии исчисляются миллиардами. Сколько убытков мы понесли в Крыму из-за нахождения в составе Украины», – отметил глава крымского парламента.

Иск «Нафтогаза» не стал неожиданностью. Еще в начале этого года «Нафтогаз» инициировал переговорный процесс относительно утраты своих активов в Крыму, направив РФ уведомление об инвестиционном споре в рамках двустороннего соглашения о взаимной защите инвестиций между странами. Шестимесячный срок переговоров завершился в августе 2016 года. Впрочем, для Киева эти переговоры, конечно, были лишь формальностью. Тем более что позиция России донельзя проста – Крым принадлежит России, и крымские активы национализированы на законных основаниях, разговаривать тут не о чем.

Но по окончании формальных переговоров, естественно, безрезультативных, у Украины появились юридические основания подать иск. Напомним, что в подготовке исковых заявлений против России «Нафтогазу» помогает нанятая за 1,25 млн долларов американская юридическая компания Covington & Burling LLP (Нью-Йорк).

Иск, вероятнее всего, будет подан в Гаагский арбитраж. По крайней мере, ранее подобные иски из-за потери активов в Крыму украинские бизнесмены (например, «Ощадбанк» и ряд компаний, подконтрольных Игорю Коломойскому) подавали именно в арбитражный суд в Гааге.

Интересно, что «Нафтогаз» два года почти не вспоминал о потере имущества в Крыму. Только в конце 2015 года Киев дал знать о своем недовольстве ситуацией, когда российским «Черноморнефтегазом» были перемещены буровые установки в Черном море. Киев тогда официально выразил протест и даже отправил несколько боевых кораблей пройтись рядом с российскими буровыми и нефтедобывающей платформой. Погранслужбе ФСБ России пришлось отправить сторожевой корабль на защиту буровых. Впрочем, провоцировать военные действия в Черном море Киев, конечно, побоялся. Но вскоре после этого случая «Нафтогаз» объявил, что готов идти в суд.

У «Нафтогаза» руки не доходили до крымского вопроса, ибо много было внутренних дел: как обеспечить страну импортным газом так, чтобы внешне это выглядело как отказ от российского газа. Последствиями от реализации такой политической цели Киева стали и огромный рост тарифов на газ для населения, и риски газового кризиса зимой, и переплата за реверсный газ из Европы (который, по сути, является все тем же российским).

Интересно, что сумма убытков от потери крымских активов у «Нафтогаза» выросла за год в два раза. Так, в декабре 2015 года «Нафтогаз» оценил потери в 1,15 млрд долларов – это убытки от прекращения работы в Крыму за 2014 год в 13,8 млрд грн плюс стоимость утраченных активов на 15,7 млрд грн. Теперь «Нафтогаз» требует компенсации на сумму в 2,6 млрд долларов.

Скорее всего, объем претензий «Нафтогаза» увеличился в первую очередь за счет переоценки активов, считает председатель Межрегионального третейского суда Москвы и Московской области Олег Сухов. «Масштабы недополученной прибыли не могли столь существенно повлиять на размер суммы иска. Для сравнения: газ, добываемый на отошедшей к России территории, можно было реализовать на рынке в лучшем случае за приблизительно 200 млн долларов», – отмечает адвокат. Или, не исключено, на этот раз в сумму убытков «Нафтогаз» включил больше активов, чем в начале года.

«Адекватность этой суммы (2,6 млрд долларов) можно будет оценить лишь в ходе арбитражного производства, когда украинская сторона раскроет все детали оценки, полный перечень утраченных активов и стоимость каждого. Но порядок общей суммы удивления не вызывает», – говорит старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб.

Наибольшей ценностью обладают бывшие активы компании «Черноморнефтегаз»: накануне мартовского референдума 2014 года их стоимость оценивалась на уровне 1 млрд долларов. По итогам 2013 года «Черноморнефтегаз» добыл более 1,6 млрд кубометров газа и около 9 тыс. тонн нефти. Добыча показывала рост. Правда, в 2015 году добыча нефти и газа на полуострове немного сократилась. Но это объясняется тем, что России пришлось отремонтировать часть оборудования комплексов нефтедобычи, а на газоконденсатных месторождениях отмечается выработка ресурса и требуется разработка новых точек добычи.

Важный момент в этом деле – признает ли Гаагский арбитраж правоту Киева. Если да, то тем самым суд признает территорию Крыма как юрисдикцию Украины. «В противном случае нормы инвестиционного соглашения 1998 года, на которые ссылается официальный Киев, не должны иметь силы в отношении объектов на территории полуострова», – говорит председатель Межрегионального третейского суда Москвы и Московской области.

Эксперты согласны с властями Крыма, что инициирование этого судебного разбирательства не что иное, как попытка надавить на Россию и возвыситься в глазах собственного населения. «Власти Украины понимают, что у них нет возможности вернуть Крым силовым путем, и потому пытаются нанести России максимальный вред иными способами. В данном случае можно провести параллель между иском «Нафтогаза», энергоблокадой полуострова и ограничениями в отношении передвижения грузовиков с российскими номерами в районе Львова», – считает Олег Сухов.

«Украина, затевая финансовые споры, по сути, пытается заработать на крымском референдуме, который прошел не в ее пользу», – согласна Кира Гин-Барисявичене, управляющий партнер группы юридических и аудиторских компаний СБП.

«На мой взгляд, этот судебный процесс с «Нафтогазом», как и суды с ЮКОСом, является одним из инструментов политического давления. В настоящее время глобальные игроки ждут, какими будут результаты выборов нового американского президента и то, какую политику будет вести этот президент в отношении России. Если эти отношения будут рабочими и рациональными, то, скорее всего, Украина «как бы» проиграет и тогда в финансовых претензиях Украины к России вообще будет поставлена точка. Если нынешняя «холодная война» продолжится и отношения дальше обострятся, то выиграет Украина и это станет очередной публичной поркой России, как с ЮКОСом», – расценивает ситуацию Кира Гин-Барисявичене.

Впрочем, вряд ли стоит ожидать серьезных последствий для России от иска «Нафтогаза». «Даже в случае, если суд примет решение удовлетворить претензии «Нафтогаза», возникнет новая, едва ли не более сложная задача – добиться взыскания долга. Пример бывших акционеров ЮКОСа, неудачно пытавшихся добиться передачи им российских активов в Германии и США, наглядно демонстрирует, что одного лишь решения арбитража будет недостаточно, чтобы получить присужденные им средства», – напоминает Олег Сухов.


Источник







comments powered by HyperComments