Белоруссия — Брестская крепость России в гибридной войне

Павел Гортаков

14 августа 2019 г. 10:33:08

Одной из главных целей западной «мягкой силы» является формирование в сознании людей отрицательного отношения ко всему, что есть ценного и полезного в их жизни. Это незаметно приводит к размыванию их психологической устойчивости.

То, что происходит потом, не требует подробного разъяснения. Мы всё видели своими глазами в 90-е годы, которые во многом длятся до сих пор.

Мишенью этой нравственной агрессии становится любое достижение и достояние нации — от предмета до явления, от человека до государства, от традиции до всей культуры.

А такие понятия и эмоциональные реакции как недоверие, антипатия и враждебность целенаправленно превращаются «мягкой силой» внутри объекта агрессии в прерогативный стереотип отношений.

Например, уже почти тридцать лет нам внушают, что в политике друзей нет, хотя мы до сих пор рентабельно остаемся объектом дружеских симпатий и привилегий друзей СССР.

Интерес данной статьи составляет всего один из тысяч искусственно сконструированных стереотипов общественного мнения — это втемяшенная предвзятость российских политических комментаторов, включая, как ни странно, более и менее адекватных патриотов, к президенту Белоруссии, А. Г. Лукашенко.

Эта предвзятость — результат «мягкой силы» гибридной войны, которая всегда ставила (и от имени России тоже) Лукашенко в безвыходную ситуацию и всеми СМИ комментировала его естественную реакцию в отрицательную для России сторону.

Таким образом, большинству политических экспертов был привит стереотипный тон, варьирующийся в узком диапазоне негатива — покровительственного выговаривания, обиженного попрекания, бесцеремонного шпыняния и т. п., который сводился, по большому счету, только к якобы недостаточной последовательности Лукашенко в соблюдении союзнических обязательств и к противоречивости высказываний в отношении РФ, т. е. к неубедительной преданности.

Когда патриоты пишут и говорят, что Лукашенко (Белоруссия) не ценит Россию, как она того заслуживает, они видят себя в ее лице. И упускают из виду, что Россия, находясь в либеральной оккупации, лишь частично отражает истинную свою сущность, мнение своего народа.

Фактически А. Г. Лукашенко, взаимодействуя с РФ на разных уровнях, вынужден чаще иметь дело с ее врагами, которые ее же и представляют.

При соблюдении Путиным статус-кво с Западом (ельцинского наследия), ни в каких связях с Белоруссией нельзя обойти либеральную часть российского правительства.

Какие же эмоции может испытывать белорусский лидер, регулярно сталкиваясь с этой шушерой? Его братскую любовь к России все время прослаивают негодование, разочарование, отчаяние, ведь он должен договариваться с теми, в чьи задачи входит саботаж и разрушение любых связей по примеру Украины.

И то, что в российской политике президенту Белоруссии почти не на кого опереться, кроме Путина, не нужно доказывать — Александр Григорьевич сам это выразил с простонародной непосредственностью: «Я приехал сюда в окружении своего друга».

Но, несмотря на сложные переговорные условия, ему удавалось не только обходить острые углы, но и оказывать прямое сопротивление…Достаточно посмотреть, как назначениями своих дипломатов на Украину либералы добились деградации отношений двух стран в пользу Запада, а Лукашенко не позволил им таким же образом дискредитировать и ослаблять российскую позицию в Белоруссии, отказавшись, к примеру, утверждать послом либерально-бестактного г-на Аяцкого.

И, понимая это, можно ли предъявлять претензии к его непрямолинейной позиции? Ведь на фоне географических и геологических ахиллесовых пят Белоруссии, еще до недавнего времени, глядя на предпринятый Западом глобальный гибридный штурм России, не было очевидно, чья возьмет.

Тем более, что в России уже тридцать лет орудует сильный внутренний враг — коллективный Гуайдо, которого «нельзя» ни сместить, ни отставить, ни посадить…

Поэтому Александру Григорьевичу приходилось рассчитывать больше на себя, крутиться, выбиваться из сил, но стоять перед агрессией всего Запада (как Брестская крепость в ВОВ), несмотря на то, что гибридная война свирепствует глубоко в тылу — в большой России, в Москве.

Тем не менее, при беспристрастном взгляде была видна его последовательная приверженность идее братства и верности, доброй и священной памяти о великой общей истории.

И вообще, под руководством А. Г. Лукашенко из всех союзных республик Белоруссия на государственном уровне лучше других сохранила здравый смысл, чувство собственного достоинства и самоуважения, в академическом смысле (теперь приходится уточнять, после гибридных атак на представление о понятиях).

Белоруссия более грамотно, объективно и уважительно относится к своей истории, во всей непрерывности и поступательности ее эпох и периодов, без бросания в самоуничижение и/или в бред величия.

Белоруссия окружена враждебными режимами (агрессивными полуколониями), травмированными психологической операцией по изменению сознания и потере памяти о лучших периодах своей истории, и потому бросающихся с бешеной злобой на всех, кто не согласился на подобную нехирургическую трепанацию и не счел положительными результаты насильственной трансформации их разума, смены сознания.

А в главных союзниках и покровителях Белоруссии — раздвоенная на противоположности личность (государство), с полуизмененным сознанием, вследствие чего постоянно находящаяся в изнуренном от внутреннего конфликта состоянии. По крайней мере, так было до недавнего времени.

Остается удивляться, что в таких тяжелейших условиях президенту Лукашенко удалось сохранить лицо — и свое, и своей любимой Белоруссии, ведь у него нет такого полезного для политика образования, как у Путина, и таких ресурсов, как у России.

Однако крестьянская дисциплина, железная воля и рациональные эмоции сделали А. Г. Лукашенко лидером мирового масштаба.

Некая деревенская простота манер и привычная угловатость его дипломатичности искупаются разумным ведением дел, и, как все убедились, не являются помехой для грамотного управления самостоятельным, мирным развитием государства.

В конце концов непосредственная мужиковатость умного и порядочного человека — очаровательная черта нашего общего характера, способного на великие свершения.

Мы вместе выстаиваем в 30-летней гибридной войне. Все эти годы Белоруссия оттягивала на себя часть вражеских сил, несколько тормозя, рассеивая и ослабляя давление Запада на Россию.

А Россия своей ресурсной дородностью, аппетитной слабостью и ловкой неуступчивостью концентрировала основное внимание агрессора на себе, тем самым принуждая его оставлять силы на белорусском направлении, достаточные лишь для активной осады, но не для решающего удара.

Теперь все изменилось в перспективную для нас сторону. И роль А. Г. Лукашенко в этом эпическом противостоянии велика.

Лишь бы после объединения в Белоруссию не хлынуло российское либеральное гуайдо, скупать влияние ворованными и кровавыми деньгами, как это, похоже, происходит в Крыму.

Многоуважаемый Александр Григорьевич, почаще приезжайте «с топором, с пилой, с косой» и хозяйствуйте на здоровье и на благо наших народов. Насовсем приезжайте.


Источник