«Мохнатый спецназ» должен служить России

Сергей Козлов

5 ноября 2019 г. 11:48:49

Главным героем истории с ликвидацией лидера ИГИЛ аль-Багдади стал весьма необычный боец спецназа. Единственный, кого президент США публично отметил за эту операцию, – служебный пес Кэнон. Как воспитывают и применяют собак в американском спецназе и чем этот опыт был бы полезен отечественным специальным подразделениям?

Люди приручили собаку много тысяч лет назад. Собака была полезна человеку в самых разных случаях – и прежде всего на охоте. В военном деле собак также применяли испокон веков. С успехом применяли собак в ходе обеих мировых войн. Известна масса специализаций собак в Красной армии. Это собаки-связисты, собаки-минеры, собаки-саперы, собаки-санитары... С появлением спецназа и началом его боевого применения нашли свое место в этом строю и собаки.

К сожалению, в отечественном спецназе этот опыт носил инициативный характер и не получил широкого распространения. Однако некоторые случаи заслуживают подробного описания. Особенно один из них, который произошел во время афганской войны.

Запах моджахеда

Летом 1985 года командир группы 3-й роты 173-го ооСпН, дислоцированного в Кандагаре, старший лейтенант Сергей Кривенко задался вопросом: можно ли использовать собак, которые прибыли из Союза в отряд, для иных целей, нежели поиск мин и фугасов? Совместно с проводником он натаскал пса по кличке Руслан на так называемую сторожевку – то есть научил собаку ходить в головном дозоре.

Дело в том, что афганцы имеют специфический запах, который сильно отличается от того, как пахнет европеец. Связано это, скорее всего, с разницей в рационе питания. Даже тех собак, которых уже во взрослом возрасте мотострелки воровали во время операций в кишлаках и которые после адаптировались в гарнизоне, запах афганцев приводил в ярость. Что уж говорить о собаках, которые были выращены в советских питомниках. Обычный пес верхним чутьем чуял засаду моджахедов метров за 300. А Руслан, который выделялся особым чутьем, за 500 и более.

Для натаскивания использовали одежду духов, которую не стирали, чтобы сохранить запах. Кто-то из бойцов переодевался и лежал на маршруте движения. Периодически проводник подавал команду: «Стой! Слушай!» Собака напрягала слух и нюх. Если ничего не выявлялось, пес спокойно продолжал движение по команде «Вперед!». Если же собака чуяла кого-то, она останавливалась. Когда проводник заставлял ее двигаться в направлении опасности, собака напрягалась, а когда до объекта оставалось метров сто, атаковала противника.

Кривенко минимум дважды с помощью собаки спас жизнь и себе, и своим людям. Когда его группа работала в «зеленой зоне» Кандагара, собака обнаружила расположение моджахедов и предупредила проводника. Кроме того, Кривенко рассказывал, как из развалин, куда они изначально направлялись, но куда «не советовала» ходить собака, вышла группа моджахедов.

Солдаты прекрасно понимали ценность мохнатого бойца и делились с ним и пайком, и водой. Ведь проводнику приходилось нести и продукты, и воду, что в условиях юга Афганистана особенно важно и ценно. Пес охранял группу и во время дневки, и в засаде.

К сожалению, выявились и недостатки. Собаки в условиях жаркого климата быстро уставали и хуже работали. Кроме того, Руслан со своим тонким чутьем уставал быстрее, чем, например, другой пес, Джон, который был физически сильнее, но имел менее выдающийся нос.

Зарубежная практика

Подобный опыт применения собак был и у американского спецназа флота во Вьетнаме. Партизаны Вьетконга, действуя в дельте Меконга, создавали скрытые базы, в том числе под землей. Для борьбы с ними даже создавались спецподразделения, которые носили неофициальное название «тоннельные крысы». И здесь с успехом применяли собак.

Как и у нас, опыт применения собак в спецназе за рубежом поначалу не прижился, не получив должную оценку и поддержку руководства. После поражения во Вьетнаме американцы забыли об этом опыте на десятилетия. Вернулись они к применению собак уже в ходе войны в Афганистане и Ираке. Более того, американцам удалось вывести применение собак в спецназе на качественно новый уровень. Если ранее кинологи готовили собаку к выполнению какой-то одной задачи (например, поиск мин или наркотиков), то теперь удалось создать систему отбора и подготовки многоцелевых собак.

Программа использования собак Командования специальных боевых действий на море (NSW) стремится использовать не только больше собак, но и лучше подготовленных проводников и новые технологии. В рамках этой программы идет тщательный отбор собак, для чего специалисты выезжают в различные питомники Европы, где отбирают щенков по ряду признаков и врожденных качеств. При этом щенков сразу отбирают для конкретных проводников, с которыми собаки впоследствии будут работать.

Подготовка собаки такого уровня – сложная и кропотливая работа, но она приносит свои плоды. В настоящее время в спецназе ВМС США служат только многоцелевые собаки. Это значит, что пес, действуя в дозоре, не просто выявляет противника в засаде, но и одновременно ищет взрывные устройства. Если собаке предстоит работа разведчика и проникновение в какие-либо помещения или просто в расположение противника, на ней крепят видеокамеру, которая позволяет оператору видеть все, что видит собака.

Собаки для спецназа проходят и воздушно-десантную подготовку.

Нельзя сказать, что это новое слово в военной кинологии. Еще в годы Второй мировой собаки десантировались с парашютом вместе с проводником. В настоящее время американцы пошли дальше. Они десантируют собак с высот 6000–6500 метров на управляемых планирующих парашютах. Собака находится в воздухе до 30 минут, преодолевая большие расстояния, и с группой скрытно оказывается в районе выполнения задачи.

На начальном этапе инструкторы опасались, что собака может паниковать при совершении высотных прыжков. Однако выяснилось, что такую высоту собаки не воспринимают как опасность и потому с ними проблем в разы меньше, чем с людьми.

Не так давно американцы поделились своим опытом с британцами, и теперь каждый эскадрон 22-го полка британского спецназа САС имеет в своем составе двух инструкторов-собаководов и двух собак специального назначения. Широко применяет собак и спецназ Австралии.

Ничего подобного в российском спецназе, к сожалению, не было и нет. Не исключено, что через какое-то время, как обычно, столкнувшись с необходимостью, российский спецназ будет семимильными шагами наверстывать упущенное. Учитывая богатый опыт подготовки служебных собак в нашей стране, может быть, стоит и для российского спецназа готовить многоцелевых собак?


Источник