Репрессии элит, как основа устойчивости государства

6 ноября 2019 г. 16:39:05

Человеческое сознание - консервативная штуковина. Консервативная настолько, что даже истошный крик "Волки! Волки!!!..." приводит к осознанию "Надо же что-то делать!" только при подтверждении на обонятельном и осязательном уровне.

Народная мудрость "Гром не грянет - мужик не перекреститься" трансформировалась до "Мужик не перекреститься, даже когда громом перекрестили его самого". Пример этого поразительного хладнокровия мы можем наблюдать как на исторических переломах, так и в реальной жизни, ибо на одном из таких переломов мы сейчас и находимся.

В начале ХХ века вся пишущая и читающая публика с упоением ждала перемен и радостно наблюдала за расцветом террора, коим "осчастливили" Российскую империю многочисленные раволюционные движения. Всем казалось, что таким образом общество очищается от ненужного-старого-отжившего.

Осознание того, что террор, наверно, не совсем хороший и уж точно - совсем не универсальный инструмент, многие поняли только будучи лично прислонёнными к "тёплой" стенке в статусе отживших и ненужных. Вот тогда и начались возмущения. Но было уже поздно.

Весь ХХ век весь мир увлеченно экспериментировал "Сколько надо убить "плохих", чтобы остались только хорошие?" Некоторые особо упёртые преобразователи природы до сих пор считают этот процесс единственно возможным и правильным. Хотя бОльшей части населения массовых убийств ХХ столетия хватило и больше не хотелось.

Наверно поэтому не так кровожадно жаждали и ждали перемен "широкие народные массы" в конце 80х. Ах, если бы каждому из нас показали картинку из будущего, как будут выглядеть эти перемены в 90х, как резко изменился бы состав митингующих и надписи на плакатах и транспарантах....

И вот мы сегодня опять у шлагбаума. И слова про ГЛОБАЛЬНЫЙ И СИСТЕМНЫЙ кризис льются из каждого утюга полноводной рекой. Льются и уже никого не трогают, ибо до сих пор большинству непонятно, что означает и чем грозит его глобальность и системность.

Хотя чего тут может быть непонятного? Первое слово "глобальность" означает, что коснётся он исключительно всех и не будет спокойного уголка, где можно будет спрятаться и отсидеться. "Системность" же предполагает, что имеющимися в наличии инструментами проблема не решается в принципе. Ни на уровне микро, ни на уровне макро экономики. А стало быть нужно или изобретать новые инструменты, или вспоминать хорошо забытые старые.

Десять очков вперед в этих хлопотах дают наши старые новые знакомые, которые - одни с крайне левого, другие - с крайне правого фланга предлагают, в сущности, одно и то же.

И либерасты, и вместолевые удивительно слаженно и синхронно исполняют гимн под условным названием "Уменьшим нагрузку населения на почву!" с той лишь разницей, что одни призывают, как в "старые добрые времена" уничтожать классовых врагов до полного исчезновения классов, другие же подходят е делу масштабнее и заявляют о необходимости уменьшить поголовье хором сапиенс вообще, без особой разницы, какая у них партийная принадлежность и происхождение, ибо все они одинаково загрязняют окружающую среду и портят пейзаж своим присутствием.

Обычные - не кровожадные люди - глядя на эту феерию цивилизованного людоедства морщатся, брезгливо сторонятся и благодарят матушку-природу, что "настоящих буйных мало, вот и нету вожаков"... Но ситуация от этого лучше не становится, потому что на вопрос "Что делать?" до сих пор внятного ответа не сформулировано, а значит велик риск "за неимением гербовой, в которой раз писать на обычной", то есть в очередной раз скатиться к упрощённым решениям сложных проблем, предлагаемых наиболее агрессивно настроенными радикалами.

Считайте эту заметку вводной частью к разбору сути кризиса, где я буду обильно цитировать Авантюриста и экспертов АШ по энергетике, вырабатывая, на основании чужого анализа собственные проекты антикризисных мероприятий, призванных проскочить новое смутное время с минимальными потерями.

Все было ясно. Дом был обречен. Он не мог не сгореть. И, действительно, в двенадцать часов ночи он запылал, подожженный сразу с шести концов. (Ильф, Петров)

Эта фраза из "Золотого телёнка" как нельзя лучше характеризует нынешнее состояние мировой экономики в период глобального системного кризиса, в которой понемногу вползает "весь цивилизованный мир"

И всё таки термины "глобальный" и "системный" нуждаются в постоянной расшифровке, ибо версии "Почему так получилось?" делятся почкованием, хотя и строго соответствуют количеству ответов на вопрос "Кто виноват?"

Авантюрист наиболее просто и понятно подловил суть системного кризиса, когда описал процесс впрыскивания эмиссии в экономику. Кредит, выдаваемый центробанком из "свежеэмитированных" денег, всегда отягощён процентом, который просто не может быть возвращён, ибо не покрыт этой самой эмиссией.

Следующая эмиссия, в которую вроде как заложен кредитный процент предыдущей эмиссии, опять таки отягощена собственной долговой нагрузкой и общая денежная масса опять таки становится меньше, чем кредитная и спираль продолжает закручиваться. А когда к ней добавляется абсолютно бесконтрольная эмиссия частных кредитных обязательств, ситуация в конце концов полностью выходит из под контроля, что мы и наблюдаем в настоящее время.

Робкие шаги в обратном направлении в виде отрицательных процентов по новым кредитам способны исправить ситуацию только в том случае, если такой стратегии будут придерживаться все участники рынка, причем довольно продолжительное время, что априори невозможно. То есть существующими инструментами данный узел не развязывается.

Решить проблему необеспеченной кредитной эмиссии возможно, если одновременно списать существующие долги, запретить ссудный процент и перейти на плановую экономику, причём не любую, а такую, где эмиссия будет вбрасываться в экономику через приобретение выпущенного под него товара. Я не изобретаю велосипед, а пересказываю устройство давно изобретенное и многократно описанное, однако нигде не применяемое. Обходился без этого и СССР, а точнее - так и не смог обойтись без ссудного процента, который - читай выше...

Кстати, кроме ростовщичества в любом его виде, для решения системным проблем в экономике, необходимо отказаться и от частной прибыли, которая также нигде не сопрягается и никак не учитывает количество денег в экономике и само наличие возможности эту прибыль монетизировать.

Живущих под девизом "Back to the USSR" сразу хотелось бы огорчить - ничего подобного в СССР не было, так как присутствовало и государственное ростовщичество, и прибавочная стоимость, которая жизнерадостно изымалась и присваивалась партноменклатурой, не говоря уже о собственности на средства производства, которая только называлась общенародной, но к распоряжению которыми народ не имел никакого отношения, что с блеском доказал 90е годы, когда по щелчку "сверху" эта собственность оказалась в частных руках, на 70% состоящих из представителей той самой номенклатуры.

А вот что было в том СССР, который я застал и что роднит его с активно ненавидимой сегодня либеральной массой - это полный отказ руководителей от какой-либо ответственности за результат собственных действий. Тут руководство СССР в последние тридцать лет своего существования и руководство нынешних "цивилизованных стран" - близнецы-братья. И как у всяких однояйцевых близнецов - болезни у них и у возглавляемых ими стран схожие.

Глобальная и тотальная безответственность современной элиты - одна из причин, почему на государственном уровне отказ от дефективной ростовщической системы сегодня невозможен. В рамках ростовщичества элите удобно, сытно и её абсолютно фиолетово, что живёт она в долг и этот долг придётся рано или поздно возвращать, и скорее всего не только дензнаками, но и кровью. Однако гражданское общество, которое безответственная элита уверенно ведёт к очередному экономическому коллапсу с прогнозируемой кровавой развязкой, очередной раз демонстрирует чудеса самоспасения и достаточно активно генерирует новые способы взаимодействия.

На фоне стагнирующих и разлагающихся кредитно - денежных отношений уже сегодня появляются робкие ростки новых моделей межличностной и корпоративной кооперации, на которые стоит обратить внимание и которые могут быть как раз тем самым прообразом новых отношений, избавленных от традиционных кредитно-процентных пороков.

Один из таких процессов условно можно назвать "юберизацией" (названа по имени пионера - частной сеть такси Uber из Сан-Франциско, близнецами которой в России можно считать Яндекс-такси, Бла-бла-кар и прочие). Начавшись в сфере предоставления услуг по частному извозу, система частной кооперации начала стремительно размножаться, захватывая всё новые сферы деятельности, несмотря на недовольство властных структур традиционных конкурентов.

Суть этого процесса заключается в том, что производитель и потребитель услуг связываются напрямую, минуя и оставляя без пропитания огромную массу посредников, к которым относятся чиновники и кредитные учреждения. При этом видимый результат - удешевление услуг - скрывает другой, не менее важный - лишение кормовой базы огромной массы непроизводительных посредников. Ну и прямая связка производитель-потребитель без какого - либо намёка на подчинённость, являются новыми для всей привычной индустрии товаров и услуг.

Вполне возможно, что именно о таких цивилизованных кооператорах писал Ленин, когда говорил, что это и есть социализм. Хотя вряд ли... лично я ничего социалистического тут не вижу, ибо средства производства (та же автомашина) находится в частных руках, что ставит крест на классическом социализме в классических догмах Маркса-Ленина.

Однако именно такой способ производства я бы назвал первым и абсолютно реальным антикризисным механизмом, который настойчиво прорастает через обломки прежних кредитно-денежных отношений. Одним словом - серьезнейшим антикризисным механизмом и способов выживания в условиях социальных катаклизмов является личная ответственность элиты плюс "юберизация" всей страны. И если с "юберизацией" вроде никаких вопросов нет, то вот с личной ответственностью следует ещё разобраться. Продолжение следует.


Источник