Как частные британские компании контролируют образование в России: факты

6 августа 2020 г. 14:15:46

В последнее время только ленивый не говорит о необходимости преодоления зависимости России от тотального влияния транснациональных структур. Все уже как-то привыкли не особенно удивляться тому, что российские банки не признают Крым, а информационная повестка в стране формируется в большинстве своем людьми, далекими от патриотических взглядов. Пришла пора поговорить и о том, что происходит в нашем высшем образовании.

На базе Общественной палаты России прошел круглый стол, организованный комиссией ОП по развитию высшего образования и науки. Основной задачей мероприятия было рассмотрение целесообразности участия России и наших университетов в так называемых международных рейтингах, в частности QS World Universities Ranking и Times Hire Education. Данный вопрос можно назвать наболевшим, его часто обсуждают в профессорско-преподавательской среде и экспертном сообществе. Правда, как правило, речь идет лишь о том, как вырасти в этих рейтингах, что сделать для того, чтобы занять более высокие места.

В нормативно-правовых актах, в том числе в постановлениях правительства и различных документах Министерства высшего образования и науки, данные рейтинговые системы обозначены как один из критериев эффективности университетов. Более того, от этого в конечном счете зависит распределение финансирования между университетами, что дополнительно стимулирует университеты к тому, чтобы направить все свои ресурсы на рост в данных рейтингах. Член Общественной палаты Генри Сардарян, занимающий пост декана факультета управления и политики МГИМО, рассказал, как это работает на практике:

«Основным является именно QS World Universities Ranking. Важно отметить, что он издается частной структурой, зарегистрированной в Лондоне, которая ставит своей целью извлечение прибыли. Она издает рейтинги, оказывает консалтинговые услуги по росту в данном рейтинге. Учитывает она в первую очередь методологию и подходы британских университетов. При этом Россия — одна из немногих стран в мире, которые перед собой ставят цель роста именно в данном рейтинге.
Для того чтобы вырасти в этом рейтинге, необходимо наращивать количество публикаций в журналах, которые входят в другой британский рейтинг, так называемый Scopus, который фактически является списком журналов, признаваемых еще одной частной компанией. Именно публикации и цитирование в данных журналах являются ключевым критерием для того, чтобы университеты могли вырасти в рейтинге QS».

Участники круглого стола указали на то, что у данных частных компаний есть собственная так называемая публикационная этика, которая предполагает, что по целому ряду политических и социальных вопросов у преподавателя не может быть точки зрения, отличной от той, которой придерживается организация. По сути, это мягкая цензура, отсеивающая всех «неугодных». Отвечая на вопрос о том, как это отразилось на российском образовании, Сардарян отметил, что, по сути, российские вузы были вынуждены принять чужие правила игры:

«Если учитывать, что практически все крупнейшие университеты России вынужденно закрепили в качестве главного критерия для переизбрания членов профессорско-преподавательского состава наличие статей в данном списке журналов, мы сталкиваемся с ситуацией, в которой фактически вся кадровая политика в российских университетах осуществляется двумя британскими компаниями, которые определяют, чьи статьи публикуются, а чьи — нет, какие журналы допускаются, а какие — нет».

Иными словами, наш профессор, для того чтобы быть переизбранным в российском университете, вынужден писать исключительно по тем темам, которые являются допустимыми и интересными для тех журналов, которые входят в список, издаваемый британской частной компанией. Если для естественных и точных наук это не является слишком большой проблемой, то российские гуманитарии сталкиваются с условным выбором: писать и публиковаться на тему гендерных исследований либо не публиковаться вообще.

В конечном счете мы фактически сталкиваемся с неким внешним управлением российским образованием и ставим перед собой в качестве единственной цели соответствие требованиям частных компаний в Великобритании. Звучит как фантастика, но об этом уже не шепчутся в университетских коридорах, а говорят с трибун на официальных государственных и общественных площадках.

Все выступающие на круглом столе отдельно отмечали, что можно долго рассуждать насчет порядка деятельности, для того чтобы вырасти в рейтингах, насчет отдельных недостатков методологии, но назвать причину, почему это в целом необходимо делать и к какому результату это приведет, сегодня сложно. Отвечая на вопрос о том, в какой степени показатели наших вузов в упомянутых рейтингах влияют на качественное развитие образования, заместитель председателя Общественного совета при Министерстве науки и высшего образования Оксана Гаман-Голутвинаотметила, что влияние носит весьма опосредованный характер.

По некоторым данным, российские университеты потратили уже 87 млрд рублей на продвижение в рейтингах QS.

Если бы эта сумма была потрачена на создание и продвижение собственного российского рейтинга или рейтинга, издающегося Россией совместно с другими государствами, то сегодня мы имели бы уже собственный инструмент влияния в такой важной сфере, как образование. Более того, важно понимать, что подавляющее большинство развитых стран вообще не интересуются тем, какое место их вузы занимают в британских рейтингах. В частности, итальянская высшая школа, являющаяся старейшей в Европе, предпочитает идти по собственному пути. России же следует пересмотреть отношение ко мнению других государств и частных компаний на свой счет, в противном случае нам вряд ли когда-то удастся стать по-настоящему суверенными.

Сергей Подшибякин


Источник