С Филарета сняли анафему. Что это означает и почему это важно

Никита Пидгора

11 октября 2018 г. 21:15:44

Сегодняшнее заседание Синода Вселенского Патриархата, который в эти дни проходит в Стамбуле, ознаменовалось достаточно громким событием. С патриарха Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарета снята анафема. Однако официальных заявлений пока об этом ни от кого не поступало.

Одной из первых на новость отреагировала вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко. “Долгожданная и прекрасная новость. Справедливость в руках Божьих она есть. Молимся за здоровье патриарха и радуемся вместе”, - написала Геращенко в Facebook.

“Если апелляция удовлетворена, то это явный сигнал того, что украинское православие неуклонно приближается к получению автокефального статуса”, - заявил политолог Владимир Фесенко.

По данным источников, близких к Синоду, Филарет воспользовался правом апелляции, которая была удовлетворена Варфоломеем. Несмотря на то, что анафема может быть снята той Церковью, которой она была наложена, православные каноны предусматривают возможность обжаловать такое решение.

“Принятие Филарета в каноническом сане означает, что Константинополь смирился с главной ролью главы Киевского патриархата в новосозданной церковной структуре. Для Варфоломея довести дело до автокефалии - вопрос репутации. Но сделать это при сопротивлении Филарета было невозможно,” - заявил “Вестям” политолог Михаил Погребинский.

Что такое анафема и когда она была наложена на Филарета

Анафема (согласно Православной Энциклопедии) - это "отлучение христианина от общения с верными и от святых таинств, применяемое в качестве высшей церковной кары за тяжкие прегрешения (прежде всего за измену Православию и уклонение в ересь или раскол) и соборно провозглашаемое. Церковную Анафему не следует смешивать с «отлучением» (ἀφορισμός), которое представляет собой временное исключение индивида из церковной общины с запретом участвовать в таинствах и (для духовных лиц) занимать церковные должности. Называемое иногда также «малым отлучением», оно в отличие от Анафемы служит наказанием за меньшие проступки, например, воровство, блуд, участие в получении церковной должности с помощью взятки и т. п., не требует соборного решения и не нуждается в соборном провозглашении для вступления в силу".

В 1992 году на тогдашнего предстоятеля Украинской православной церкви (Московского Патриархата) митрополита Киевского и всея Украины Филарета была наложена анафема. Решение принял архиерейский собор РПЦ. Причиной было нарушение митрополитом семи канонов православной Церкви. С Филарета сняли все ступени священства за “жестокое и высокомерное отношение к подведомственному духовенству, диктат и шантаж”, клятвопреступление, клевету на архиерейский собор, а также за рукоположения епископов и священников, пребывая в состоянии запрещения. По сути, бывший иерарх РПЦ тогда начал формировать раскол, наполняя свою религиозную организацию новыми иерархами.

С просьбой снять наложенную на него анафему Филарет обратился в Константинопольский патриархат еще летом. Статус Филарета являлся препятствием получения автокефалии, а удовлетворенная Варфоломеем апелляция продемонстрировала насколько серьезны намерения Константинополя дать Томос сторонникам украинской автокефалии.

Из Стамбула приходит противоречивая информация по поводу Томоса. Сегодня же стало известно, что Синод Вселенского патриархата снял вопрос об автокефалии с повестки. Ни сегодня, ни завтра вопрос о томосе рассматриваться не будет. Синод Константинопольского (Вселенского) патриархата завершается 11 октября в 11.00. Затем начнется синопсис – заседание иерархов по вопросам вероучения, на который подобные вопросы вообще не выносится. Также мы рассказывали о возможных последствиях предоставления автокефалии Украине.

Тем временем, в соцсетях шутят по поводу "несчастливого октября" у Петра Порошенко в плане реализации повестки, сформулированной в предвыборных слоганах главы государства – "Армия! Язык! Вера!". Сначала в Ичне взорвался склад боеприпасов ("армия"), теперь выходит, что и томос уже "не светит" ("вера"), остался один язык – но и он под вопросом.


Источник