The Times: Запад пытается «украинизировать» Белоруссию

24 мая 2019 г. 13:56:49

Россия из-за своей неповоротливости на глазах теряет единственного стратегического союзника

Запад намерен воспользоваться трудностями российско-белорусских отношений и оторвать Минск от Москвы. Возможно — по украинскому сценарию. Обоснованию необходимости такого шага посвящена статья в британской The Times.

По мнению автора текста, Россия загоняет Белоруссию «в угол». Это способно подтолкнуть Лукашенко к поиску экономической поддержки на Западе. Кредит МВФ, так необходимый Минску, может быть обусловлен требованием реформ и уступок гражданскому обществу в виде прозрачных выборов, моратория на смертную казнь и т. п.

«Постепенно мы можем помочь автократии задышать более свободно — и показать Путину, что он не может относиться к бывшим советским республикам как к своей личной игровой площадке», — пишет автор, отмечая, что приглашать Белоруссию в Евросоюз и НАТО в этом случае не имеет никакого смысла.

«Игровой площадкой Путина» Белоруссия в статье называется потому, что Москва требует ускорить интеграцию двух стран: завести общую валюту, таможню, судебную систему и конституцию. А также разместить российские военные базы по внешнему контуру двух стран. И только в этом случае нефть для Белоруссии от нас будет поставляться с дисконтом.

По мысли британцев, новое государственное образование позволит Путину решить проблему транзита власти 2024 года. Он сможет встать у руля объединенной страны на законных основаниях. Тот факт, что в Кремле неоднократно заявляли об отсутствии такой цели, а также то, что россияне, согласно опросам, вовсе не хотят такого объединения, британцами игнорируется.

О том, насколько реален процесс «украинизации» еще одной соседней страны «СП» рассказали наши эксперты.

— «Украинский» сценарий для Белоруссии потенциально возможен, но — в долгосрочной перспективе, — говорит ведущий научный сотрудник РИСИ Олег Неменский. — В обозримом будущем разворота Белоруссии на Запад не произойдет по целому ряду причин.

Во-первых, при нынешней политической системе и нынешней власти в Белоруссии Запад принять ее в союзнические отношения не готов. Все, что делается сейчас — это попытка нормализовать отношения с Минском и подготовить почву под возможные будущие перемены. Но не заставить Белоруссию радикально отвернуться от России, как заставили Украину.

В случае такого разворота Белоруссия переживет гораздо более тяжелый экономический кризис, чем пережила Украина.

Но и то, что произошло Украиной, Европу тоже не радует. Запад хотел бы видеть эту страну частью своего союзнического окружения. Но не в таком разоренном состоянии.

«СП»: — Однако сходная опасность для Минска все-таки есть?

— Есть, да. В первую очередь — по гуманитарному проникновению в Белоруссию. Запад непрерывно работает с белорусскими элитами. Причем — с самыми разными: интеллигенцией, чиновниками, бизнесом. Очень успешную политику в этом плане проводит соседняя Польша.

Есть задача помочь Белоруссии реализовать официально заявленную цель — диверсификацию экономических связей. С тем, чтобы ее экономические отношения с Россией были уравновешены отношениями с Европой.

И есть задача политически воспользоваться проблемами, которые существуют в отношениях между Россией и Белоруссией.

Однако в целом Запад уже не готовит свержение власти Лукашенко и резкого разворота Белоруссии на Запад. С 2013 года Белоруссию начали подводить к «мягкой» европеизации в экономической, политической, культурной областях.

«СП»: — Насколько существенно российское культурное влияние на Белоруссию?

— С одной стороны, оно является абсолютным. Потому что вся Белоруссия — часть русскоязычного информационно-культурного пространства.

Но с другой, на уровне гуманитарных технологий, информационного воздействия Запад работает в Белоруссии гораздо сильнее, чем Россия. По сути, Россия вообще не проводит там серьезной гуманитарной политики. Гуманитарная составляющая у нас де-факто убрана из двусторонних отношений. Что является большой ошибкой. И закладывает мину замедленного действия для негативных сценариев.

В Белоруссии сейчас воспитываются новые поколения, которые в принципе смотрят на прошлое, а значит — и на будущее страны! — совсем иначе, чем в России. Эти поколения имеют негативные стеретипные представления о России, сформированные враждебными нам силами. Для них Европа ближе. И по человеческим связям, и по стратегии получения образования, работы.

В этом смысле — огромная проблема. К сожалению, Россия не пользуется возможностями, которые у нее есть для формирования общей гуманитарной и информационной политики с Белоруссией.

«СП»: — Британцы пишут, что Путин хочет решить проблему транзита власти 2024 года, став главой объединенного с Белоруссией государства.

— Это одна из моделей, которая обсуждается в экспертном и политическом сообществе. Но насколько серьезное к ней отношение в российской власти — об этом я судить не берусь.

Помимо проблемы транзита власти в России, которую можно решить и без участия Белоруссии, существует проблема отношений двух стран. В России присутствует раздражение форматом отношений, сложившимся между Минском и Москвой.

Москва является донором белорусской экономики. Но при этом оказывает очень малое влияние на эту страну. А Белоруссия открыто заявляет своей целью достижение нейтрального статуса. Это прописано в ее конституции. И местная власть вовсю предлагает методы реализации этой цели.

То есть — нельзя сказать, что Белоруссия осознает себя союзником России. Так что это объективно стоящая между нашими странами задача: найти формулу, по которой обе страны могли бы вместе жить дальше.

Этот вопрос еще более значим потому что речь идет о будущем всех интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Если Россия с Белоруссией смогут изобрести модель успешной интеграции, то та потом может показаться привлекательной и для других соседей России. Это важнее политехнологических способов обеспечения транзита российской власти.

— Для Москвы более актуальными являются другие сценарии транзита власти, чем «белорусский», — продолжает старший научный сотрудник отдела Белоруссии Института стран СНГ Юрий Баранчик. — Думаю, этот сценарий вбрасывается в информационное поле белорусской стороной, чтобы повысить свою значимость и получить новые аргументы в споре с Москвой.

По тем же энергоносителям Белоруссия полностью дотационная территория. И брать ее полностью «под себя» — еще раза в два-три увеличить свои затраты.

«СП»: — Тем не менее, это используется как повод для попытки увода Белоруссии из союза с Россией на Запад.

— Как известно из теории «цветных» революций, самый важный аспект в таких процессах — состояние госаппарата, политической верхушки, которая управляет государством. Непременным условием для перетягивания Белоруссии на Запад является либо раскол ее правящей элиты, либо доминирование там прозападной группы.

Такая ситуация в белорусском руководстве может сложиться. Она назревала еще с 2005—2007 годов, когда группировка Макея (премьер-министр Белоруссии — авт.) начала задавать определенные кадровые процессы в управленческих и аналитических структурах республики. Просто это не было заметно извне. И именно тогда начался разгром условно пророссийских, а на самом деле — патриотических белорусских управленческих групп.

В результате сложилась ситуация, когда России не на кого опереться в руководстве Белоруссии в деле строительства Союзного государства. И здесь надо говорить не о факторе Запада и его планах, а о том, насколько белорусское руководство готово идти по сценарию дерусификации и совершенно искусственной национализации. И какие бонусы при этом оно желает получить.

«СП»: — А разве не Лукашенко всем рулит?

— Если дело обстоит так, как говорит Александр Григорьевич, — что Макей просто его посыльный, то возникают вопросы к самому Лукашенко. Почему он заигрывает с Западом? Почему идет мягкая белоруссизация?

«СП»: — А к российской стороне не возникают вопросы?

— Вопросы возникают в целом к внешней политике России на постсоветском пространстве. Проиграна Украина. Проиграна Армения — «цветная» революция с Пашиняном. Теперь идут процессы в Белоруссии. Я критически к этому отношусь.

То, какой должна быть внешняя политика РФ, показал ее прежний посол в Минске Михаил Бабич. Нужен жесткий экономический и политический разговор с местными элитами. Думающими, что территория страны, — это их вотчина навсегда.

Другое дело — готов ли проводить такую жесткую политику наш МИД?

«СП»: — Отзыв Бабича из Минска — победа Лукашенко?

— Думаю, что задача Бабича была в том, чтобы обнулить последствия пребывания в Белоруссии предыдущего посла — Александра Сурикова. И выйти на позиции, которые интересуют Россию. А не плестись в хвосте белорусских требований. Потому что пока публично звучали только требования Минска. У России своего видения совместной повестки не было. Теперь есть.

Ответная медийная истерика белорусской стороны говорит о том, что выводы и предложения Бабича были четкими, выверенными. И оспорить их невозможно.

«СП»: — Говорят, в России есть некое «белорусское лобби» среди экспертов. Это не миф?

— Фактических доказательств этого у меня нет, но, судя по заявлениям и поступкам некоторых экспертов, такое лобби существует. Многие, в частности, — из МГИМО, ездят в Белоруссию, участвуют в мероприятиях, предполагающих определенную заинтересованность. Этим людям лестно чувствовать себя «в обойме» на этом направлении.

И не только из МГИМО. Сейчас и Российский совет по международным делам тоже начинает играть в эту малопонятную игру.

«СП»: — А у России ничего подобного нет?

— Нет, потому что Белоруссия маргинализировала и российских, и белорусских экспертов, имеющих свой взгляд на события. На них вешают ярлыки русских фашистов, империалистов и т. п. Кого ни возьми — либо уголовное дело возбуждено, либо он не может приехать в Белоруссию по тем или иным причинам. Это специальная позиция Минска.


Источник