Нужен ли Нагорному Карабаху вариант «нормандского формата»

Станислав Тарасов

22 ноября 2019 г. 12:15:40

Азербайджан ничего не сделал для того, чтобы вернуть Нагорный Карабах в свое правовое поле. Он заявляет только об обеспечения своей территориальной целостности, игнорируя пункт Мадридских принципов о так называемом промежуточным статусе Степанакерта. Как и Армения не ставит вопрос о возвращении под контроль Азербайджана контролируемых ею районов. Если Мадридские принципы не работают, то как и чем их заменить?

Премьер-министр Армении Никол Пашинян демонстрирует способности к образному мышлению. Если недавно, говоря о возможности нормализации отношений между Арменией и Турцией, он использовал метеорологическую лексику, то сейчас перешел на язык географии.

Отвечая на вопрос депутата Армана Бабаджаняна в ходе правительственного часа о перспективах урегулирования нагорно-карабахского конфликта, он заявил следующее: «Речь о том, что пока все параметры Мадридских принципов нам не понятны и не прозрачны, нам сложно говорить, принимаем ли мы их как основу для переговоров или нет. Но мы хотим понять, куда нас этот путь может привести, чтобы заблаговременно решить, идем ли мы по этому пути. Я, например, во время встречи в Арцахе сказал, что тем же путем можно приехать в Севан, Гавар, Дилижан, Варденис или Иджеван. Но если мы хотим в Армавир, то мы не приедем туда этим путем. Если нам по пути, то мы отправимся в дорогу. То же самое касается мадридских принципов. Если выяснится, что нам по пути, то можем ехать хотя бы до определенного перекрестка. А если нет, значит, в мадридских принципах кто-то кого-то водит за нос. А мы не хотим вводить кого-то в заблуждение». Кстати, чуть ранее Пашинян уже затрагивал тему Мадридских принципов, заявляя о необходимости «получить разъяснения по сути принципов, об их рамках и амплитуде возможностей».

Эти заявления лидера Армении примечательны во многих отношениях. Напомним, под Мадридскими принципами имеется в виду документ, представленный в ноябре 2007 года в Мадриде с набором предложений по урегулированию нагорно-карабахского конфликта Минской группой ОБСЕ конфликтующим сторонам. Но его основные положения в варианте так называемых «обновленных принципов» были обнародованы только 10 июля 2009 года в заявлении глав государств — сопредседателей Минской группы ОБСЕ, сделанном в итальянском городе Л’Акуила в ходе саммита «большой восьмерки». То, что полный текст этого документа находится в распоряжении конфликтующих сторон, не вызывает сомнений. Но до сих пор они не предали его гласности. Известно только заявление в Аквиле, в котором содержатся базовые принципы:

возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана; предоставление Нагорному Карабаху временного статуса, гарантирующего его безопасность и самоуправление; открытие коридора между Арменией и Нагорным Карабахом; определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха на основе юридически обязательного волеизъявления; обеспечение права всех внутренне перемещённых лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания; международные гарантии безопасности, включающие операцию по поддержанию мира.

Что касается самих принципов, то они, как считают в усеченном варианте, впервые были обнародованы только государственным департаментом США и в предложенной им редакции потом были опубликованы в местных СМИ. Не вдаваясь сейчас в технические детали, обозначим главное. Мадридские принципы не разрабатывались отдельно или вместе Баку и Ереваном, хотя их мнение, конечно, учитывалось. Этот документ не имеет для конфликтующих сторон юридически обязывающей силы, хотя они вместе приняли его за основу идущего до сих пор переговорного процесса. За прошедшие десять лет отношение Баку и Еревана, правда, не на официальном уровне, к этим принципам менялось в зависимости от конкретно складывающихся политических и геополитических обстоятельств. Бывали времена, когда казалось, что Минская группа вот-вот представит на утверждение разработанную «дорожную карту», но все срывалось по разным причинам, в том числе и из-за дискуссий относительно очередности выполнения того или иного принципа.

Но теперь Пашинян ставит задачу в несколько иной плоскости: определить конечный пункт Мадридских принципов, «чтобы заранее знать, идем ли мы по этому пути или нет». При этом он требует соответствующих разъяснений со стороны МГ ОБСЕ, чего она не в состоянии выполнить без консультаций или решений уровня глав государств типа «большой восьмерки» в Л’Акуила, либо на уровне глав государств — сопредседателей Минской группы. Пашинян прав в том, что политико-дипломатический ресурс МГ ОБСЕ по урегулированию конфликта без придания новых импульсов практически исчерпан. К тому же из переговорной повестки исчезли пункты о необходимости реализации достигнутых после апрельской войны 2016 года Венских и Санкт-Петербургских соглашений о введении мониторинга на линии фронта и появления там международных наблюдателей. Возможно, к такому ходу мыслей его толкает пример предстоящего «нормандского формата» руководителей четырех стран — Германии, России, Украины и Франции по урегулированию ситуации на востоке Украины.

В этот контекст вписывается и возможность прямого участия Степанакерта в переговорном процессе, как это происходит в работе Контактной группы по урегулированию украинского кризиса с участием непризнанных Донецкой и Луганской республик. Минская группа могла бы взять на себя главную роль как в достижении договоренности об отводе тяжелых (легких) вооружений, так и в их реализации, что позволило бы снизить напряжение на линии фронта и приступить к урегулированию конфликта, в том числе на основе обновленных Мадридских принципов. И не только это. Как известно, «нормандская четверка» будет обсуждать вопросы особого статуса Донбасса в составе Украины. Параллели, конечно, всегда носят условный характер, но Азербайджан ничего не сделал для того, чтобы вернуть Нагорный Карабах в свое правовое поле. Он заявляет только об обеспечении своей территориальной целостности, игнорируя пункт Мадридских принципов о так называемом промежуточным статусе Степанакерта. Как и Армения не ставит вопрос о возвращении под контроль Азербайджана контролируемых ею районов.

Тогда возникает вопрос: если Мадридские принципы не работают для Баку и Еревана, то как и чем их заменить? Или, как считает американское издание Eurasianet, Пашинян продолжает политику зондирования параметров «мира» и не собирается отказываться от Мадридских принципов, переводя их в зону обсуждения фундаментальных положений, которые, по его мнению, должны или могли бы лечь в основу мирного соглашения по Нагорному Карабаху. Не исключено, что это реакция на требования армяно-американских лоббистских групп отказаться от Мадридских принципов, которые они называет «обменом земли на бумагу». Обозначая готовность к поискам компромиссных решений, Пашинян настаивает на том, чтобы и Азербайджан обозначил готовность к уступкам. Но если оценивать ситуацию объективно, условия для таких решений Баку еще не созрели. Все, как заявил один западный дипломат, имеющий отношение к переговорам, крутится вокруг формулы «территории в обмен на мир», а если мир это только отсутствие боевых действий, то сценарий, в котором вы отдаете территории, а получаете только обещание, что на вас не нападут — это не решение.

Нужно признание каких-то положений относительно статуса Нагорного Карабаха, безопасности и так далее. Как пишет Eurasianet, «территория в обмен на мир — это не то же самое, что обмен территории в рамках более широкого соглашения, которое учитывает вопросы статуса и безопасности». Пашинян же активно маневрирует. К чему конкретному приведут и приведут ли вообще его такие усилия, предвидеть сегодня очень сложно. В конфликтующих сторонах было и есть сильное внутреннее противостояние. Президент Азербайджана Ильхам Алиев не обозначил свою новую позицию, если, конечно, она у него имеется. Но меняются внешние факторы и увеличивается их влияние на ход событий в регионе. Кто окажется сильнее?


Источник