Южно-Китайское море – разменная монета?

Полина Попова

20 сентября 2018 г. 11:26:26

Что Китай и США «забыли» в акватории Южно-Китайского моря?

Регион Юго-Восточной Азии, в частности акватория Южно-Китайского моря (ЮКМ), привлекает внимание многих внерегиональных стран, но в основном Китая и США. И дело здесь не только в территориальном споре Китая с рядом стран Ассоциации Юго-Восточной Азии (АСЕАН) или сдерживании мощи КНР, а скорее в тех возможностях и в том потенциале, которыми обладает этот регион.

История, или С чего всё началось

Вспоминая историю, можно сказать, что регион всегда вызывал интерес у крупных держав. В колониальную эпоху территория ЮВА стала ядром притяжения европейских стран. Ведущие роли колониальной экспансии в ЮВА занимали Великобритания и Голландия. Примерно в 20-х годах XIX века регион был поделен на зоны влияния между этими европейскими странами. Примечательно, что из всех стран региона только Таиланду удалось сохранить суверенитет и не попасть под «колониальный гнет».

Цитата из к/ф «Ганга Дин». реж. Джордж Стивенс. 1939

Английские колонизаторы

После распада колониальной системы наступил период продвижения Китая на юг. В официальном заявлении в 1947 году Китай объявил о своем суверенитете на большую часть южно-китайской акватории. Тогда же гоминдановское правительство Китая составило и в 1948 году опубликовало «Географический очерк островов ЮКМ» и «Карту расположения островов ЮКМ», на которой сфера интересов Китая обозначалась демаркационной 11-пунктирной линией. Однако согласно решению китайского правительства передать остров Батьлонгви и прилегающие к нему акватории Вьетнаму, в 1953 году по указанию премьера КНР Чжоу Эньлая были внесены изменения, в результате чего появилась ныне известная «девятипунктирная линия». Именно она в настоящее время обозначает на карте территориальные претензии Китая в ЮКМ.

«Девятипунктирная линия» Китая

Трудно представить, но Китай выдвигает претензии практически на 80% всей акватории Южно-Китайского моря, за исключением 12-мильной зоны территориальных вод других прибрежных государств. Принадлежность Парасельских островов делят между собой Китай, Вьетнам и Тайвань, а Спратли — Китай и все остальные участники конфликта за исключением Индонезии. Таким образом, в настоящее время Китай контролирует по меньшей мере 70 островов.

С 2013 года Китай начал масштабную деятельность в этом регионе. В прессе широко обсуждалось строительство Китаем военной базы вблизи архипелага Спратли. Это обеспечит действия в 200-мильной прибрежной зоне. База вызвала большое недовольство со стороны Вьетнама, так как находится всего в 250 милях от его побережья. Главным образом Китай хочет развернуть на этой территории свою противовоздушную оборону (ПВО). Кроме этого, часть небольших островов тоже оккупировал Китай. Спутники обнаружили наличие китайских вышек сотовой связи на нескольких небольших рифах. Очевидно, что КНР нуждается в природных ресурсах, а спорные острова в районе Южно-Китайского моря как раз обладают такими запасами.

Китайские военные

Китай неоднократно предпринимал действия, призванные продемонстрировать свои права в регионе. В одностороннем порядке вводил мораторий на ловлю рыбы в Южно-Китайском море. При этом все другие рыболовные судна, в первую очередь вьетнамские, были задержаны, а их улов конфискован.

Власти КНР воспротивились действиям крупнейших транснациональных компаний (ТНК) в ЮВА, выступив против каких-либо разведывательных работ и добычи в оспариваемых районах. Под угрозой разрыва всех контактов с Китаем нефтяные гиганты Exxon Mobil и British Petroleum были вынуждены отступить.

Переговоры о свободной торговле между Китаем и Великобританией находятся под угрозой после того, как в начале сентября 2018 года британский военный корабль проплыл около островов в Южно-Китайском море. Китай посчитал это провокацией. Любые иностранные суда в зоне ЮКМ, сфере интересов Китая, воспринимаются китайскими властями как угроза суверенитету страны.

Региональные государства Юго-Восточной Азии обеспокоены последовательной линией Пекина на закрепление фактического контроля над спорными территориями и акваториями вблизи границ стран АСЕАН. Новый виток в развитии конфликта в ЮКМ произошел в 2011—2012 годах, когда противостоящие стороны стали наращивать свой военный потенциал и демонстрировать готовность к военным действиям. Тогда власти ряда стран Юго-Восточной Азии, в первую очередь Филиппин, обратились к Соединенным Штатам за поддержкой.

За что «борются» США?

Регион Юго-Восточной Азии находится в фокусе интересов США, хотя «стремления» не такие масштабные как у того же Китая. На сегодняшний день на акваторию ЮКМ приходится около 70% транспортировки нефти и около половины от всех грузоперевозок. Кроме того, Азия является самым большим источником американского импорта и вторым по объему экспорта.

Рост геополитического и геоэкономического влияния КНР в регионе вызывает беспокойство США, так как Штаты понимают, что их лидерству и господству не только в регионе, но и мире угрожает опасность.

Ситуация осложняется территориальными спорами в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, в которые вовлечены крупнейшие региональные страны. Очевидно, что эти факторы могут привести к изменению сложившихся отношений в регионе, созданию новых правил и норм, особенно со стороны Китая. По мнению американского руководства, всё это будет противоречить национальным интересам США, поэтому Штаты не могут быть просто сторонними наблюдателями.

Основной стратегией США является идея создания оси, которая захватывает и побережье Южной Азии. Задача заключается в том, чтобы связать Тихий и Индийский океаны. Особое значение здесь приобретает район Южно-Китайского моря, в частности Малаккский пролив, соединяющий эти океаны. В итоге тот, кто будет контролировать этот пролив, будет контролировать морские грузоперевозки, идущие в Восточную Азию, и тем самым влиять на политику КНР, Японии, Южной Кореи, Индии и стран ЮВА.

Иллюстрация: Wikimedia.org

Маллакийский пролив

Заметим, что это группа наиболее быстро развивающихся азиатских государств, а фокус мировой политики смещается именно в Азию.

И хотя официальные лица США подчеркивают, что не имеют территориальных претензий в акватории ЮКМ, и утверждают, что присутствие США в регионе не направлено против Китая, очевидно, что североамериканский континент не намерен давать возможность Китаю усилить свое влияние.

Интересами Соединенных Штатов в ЮКМ, конечно, являются доступность акватории, свобода судоходства, причем речь идет и о военном присутствии. США и их союзники заинтересованы в беспрепятственном доступе к региональным водам.

Кажется, что всё это большая ширма, за которой скрывается единственная цель Соединенных Штатов — сохранить лидерство.

Почему именно ЮКМ?

Как уже упоминалось, ЮКМ обладает огромным потенциалом и возможностями.

В первую очередь, быстро развивающиеся страны, Китай и Индия, нуждаются в свободном доступе к новым рынкам, ресурсам и свободным от контроля морским путям. Особое геополитическое место здесь занимает Малаккский пролив, соединяющий Индийский океан с Тихим. Это экономически важный регион, где находятся основные морские пути внутрирегиональной и международной торговли.

Кроме того, беспрепятственный доступ способствует военному присутствию США не только в Восточной Азии, но и во всём мире. В-третьих, соблюдение принципа свободы навигации в Южно-Китайском море является частью стремления отстаивать этот принцип во всём мире.

Интерес столь многих стран к островам в районе Южно-Китайского моря связан во многом с сосредоточением там природных ресурсов, таких как нефть и газ. Китай как раз нуждается в таких ресурсах. Интересно, что данные о реальных и возможных запасах нефти и газа очень разнятся. Американские специалисты оценивают запасы природных ресурсов в пределах ЮКМ в размере 11 млрд баррелей нефти и 190 млрд кубометров природного газа. При этом китайские геологоразведочные агентства полагают, что в Южно-Китайском море сосредоточено порядка 230 млрд баррелей нефти и 16 трлн кубометров газа. Кому верить, не ясно.

В целом экономические вопросы играют всё более важную роль в регионе. В странах Юго-Восточной Азии процветают торгово-экономические отношения посредствам соглашений о свободной торговле. В целях расширения и углубления взаимодействия между сторонами лидеры 16 азиатских стран (десятка АСЕАН и партнеры по диалогу) приступили к созданию Всеобъемлющего регионального экономического партнерства (ВРЭП). Начало переговоров было положено 20 ноября 2012 г. на саммите АСЕАН в Камбодже, но до сих пор стороны не пришли к соглашению.

Sidney KH

Страны ACEAN

ВРЭП можно рассматривать в качестве альтернативной региональной интеграционной структуры, способствующей установлению правил в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Такие страны, как Вьетнам и Япония, видят в этой площадке инструмент для ограничения власти и влияния Китая.

Южно-Китайское море обладает огромными ресурсными и стратегическими возможностями, часть которых сейчас только находятся на стадии развития, а остальные уже активно используются или за них идет борьба. Контроль над акваторией будет означать контроль над поставками энергоресурсов и всей экономической зоной. Так, обладание архипелагом Спратли и Парасельскими островами будет гарантировать безопасность поставок энергоресурсов и уязвимость Китая и его соседей. Ведущая роль той или иной страны в акватории ЮКМ может стать рычагом давления на остальных игроков.

Таким образом, Южно-Китайское море становится разменной монетой в противостоянии США и КНР. Китай стремится расширить свои границы, тем самым обозначив свое политическое влияние, а США используют территориальный конфликт вокруг островов Спратли и Парасельские, чтобы оправдать свое присутствие как лидера Азиатско-Тихоокеанского региона.


Источник