Брюссельская тихая битва Трампа с НАТО

Александр Запольскис

13 июля 2018 г. 13:43:17

НАТО пока демонстрирует солидарность, но трещины в фундаменте уже видны невооруженным взглядом.

Судя по содержанию итогового документа встречи глав государств-членов Североатлантического альянса, прошедшей 11-12 июля в Брюсселе, саммит НАТО закончился ничем. Это одновременно и хорошо, и плохо.

Хорошо, потому что, пусть и косвенно, подтверждает множество любопытных утечек, произошедших за последние 48 часов. Но это же и плохо, так как фактически выводы, к которым участники подспудно пришли, в логически вытекающие из них дальнейшие решения пока не вылились.

Следовательно, как минимум еще год, процесс продолжит катиться в прежнем направлении просто по инерции, одновременно совершая прямо друг другу противоречащие по смыслу действия. Например, формируя новые штабные и командные структуры, вроде Northern Multinational Division Command, явно антироссийской направленности, и одновременно рассказывая о своем желании с Россией "дружить домами". Это сохраняет существенный фактор неопределенности, в военном деле всегда служащий источником угрозы.

Однако по сообщениям неофициальных источников за закрытыми дверьми встреча глав входящих в НАТО государств проходила бурно, и ее детали все-таки позволяют сделать некоторые выводы относительно будущего Альянса. Главных тем обсуждалось три: про деньги, про деньги и еще раз про деньги.

Первый раз Трамп заговорил о деньгах напрямую. И если первый день он еще как-то сдерживался, лишь напоминая о необходимости соблюдения норматива военных расходов в 2% от ВВП страны всеми 27 членами блока, а не только Америкой, Эстонией, Польшей, Британией и Грецией, то потом рубанул свою позицию прямо: участники обязаны увеличить финансирование армии сразу до 4% ВВП. Причем не когда-то в будущем, после 2025-2030 годов, а непосредственно сразу же сейчас.

Идея у европейцев поддержки не нашла. Так, Макрон немедленно ответил в том духе, что Франция готова обсуждать вопрос военных расходов лишь в границах "плана Обамы от 2014 года" и не более того. Для справки, по нему страны Европы обещали выйти на пресловутые "два процента" к концу 2016 года. Но, как говорится, не получилось. Меркель вообще произнесла святотатство, сказав, что в действительности это Европа в реальности защищает США, тем самым более, чем прозрачно усомнившись в признании Америкой самого права что бы то ни было требовать в плане военных расходов.

Итальянский премьер выразился проще, указав на существование у его страны многократно более важных статей расходов, чем военные. Так что, судя по всему, прямой военной дани не будет. Испания также подтвердила, что 2% - это тот максимум, к которому она будет стремиться, но когда она его достигнет – неизвестно.

Второй раз про деньги Трамп заговорил косвенно, коснувшись темы «Северного потока-2». Глава Белого дома охарактеризовал решительно недопустимым положение, когда Германия деньги на оплату российского газа находит, а на американскую защиту от России - нет. Заход оказался еще менее продуктивный, чем первый. Франция тут же отвергла обвинения в адрес Германии насчет ее зависимости от России. А генсек НАТО Йенс Столтенберг прямо указал, что внутренние экономические вопросы Евросоюза в компетенцию Североатлантического блока не входят вообще. Заодно публично и решительно проигнорировав позицию поддержавшего Трампа президента Литвы.

Ну, и в третий раз Трамп коснулся денег, когда потребовал от союзников большего сплочения и поддержки в военных и геополитических вопросах, несмотря на некоторые возникшие в последнее время трения экономического характера. Так он назвал экономическую войну между США и ЕС, длящуюся уже свыше полугода. Косвенно это был намек о неуместности слишком тесного сближения Европы с Китаем, вылившейся во встречу Меркель с Ли Кэцяном.

Таким образом, в этом сражении Трампа с НАТО при Брюсселе следует констатировать техническую ничью. Ни одна из сторон успеха не добилась. Привести союзников к покорности у Вашингтона не получилось. Равно как не вышло вытрясти из них деньги. В свою очередь европейцы атаку заокеанского партнера вроде как отбили, но столкнулись с проблемой отсутствия внятного понимания стратегии своих дальнейших действий и дефицитом решимости в ее практической реализации.

Справедливости ради надо констатировать, что Альянс в целом оказался в том же геополитическом положении, в котором страны Западной Европы находились до его учреждения. Появления на Континенте достаточно сильного лидера, способного объединить все страны под своим полным руководством, европейские лидеры боятся многократно больше любой внешней угрозы. Даже, как тогда, советской, не говоря уже про российскую, как сейчас. А без такого лидера Европа была и остается обыкновенным колхозом, ни к какой решительной самоорганизации для преследования своих целей не способной. В свое время НАТО как раз для решения этой проблемы и создавался, но сейчас Блок свою интеграционную способность утратил.

А пока лидеры топтались в режиме "на нашим, ни вашим", свою тихую деятельность продолжила бюрократия, коей плотно обрастает любая достаточно долго существующая организационная структура. Судя по содержанию, итоговое коммюнике составляла именно она. Вот так и получилось, что ни по одному из ключевых вопросов стороны не договорились, но пресс-релиз все равно выглядит бодро.

Стороны "утвердили" очередной проект реорганизации сил быстрого развертывания НАТО, известный как "четыре по тридцать". Он предусматривает развертывание к 2020 году в рамках формирований повышенной готовности тридцати механизированных батальонов, тридцати авиационных эскадрилий и тридцати боевых кораблей, готовых к использованию в течение тридцати дней. Утвердили потому, что так предусматривала бюрократическая процедура. Раз заявка поступила, раз соответствующие комиссии и комитеты ее одобрили, а решительных противников не нашлось, значит, надо утвердить. А что это решение ожидает судьба, абсолютно аналогичная четырем предыдущим проектам, так это не важно. Что-либо действительно разворачивать никто не собирается с самого начала.

Также утверждены национальные планы увеличения военных расходов на 266 млрд долларов к 2024 году. Ровно так же, как на близко похожую сумму они утверждались к 2016 году еще при Обаме и впоследствии всеми подписантами оказались проигнорированы "по независящим объективным обстоятельствам". Ожидать, что вот именно в этот раз все пойдет иначе, оснований нет ни малейших.

Зато в итоговом документе имеются ровно два совершенно исполнимых пункта, достижениями по которым Блок будет с гордостью хвастаться во время следующего саммита через год. Во-первых, вступить в НАТО официально пригласили Македонию, и, во-вторых, Альянс развернет военный учебный центр для подготовки местной армии Ирака. В общем, по бумагам, встреча прошла вполне продуктивно, хотя при этом стороны и разошлись по-английски.


Источник