Почему Трамп второй раз прилюдно нарушает свое слово

Владимир Павленко

7 августа 2019 г. 10:01:50

Президента США Дональда Трампа, похоже, «сломали». Или «подвесили». В том смысле, что соглашение о прекращении торговой войны, которое он на полях саммита G20 в Осаке заключил с китайским лидером Си Цзиньпином, явно приказывает долго жить.

Президента США Дональда Трампа, похоже, «сломали». Или «подвесили». В том смысле, что соглашение о прекращении торговой войны, которое он на полях саммита G20 в Осаке заключил с китайским лидером Си Цзиньпином, явно приказывает долго жить. Второй раз подряд, в мае и сейчас, в завершающей стадии переговоров между КНР и США по торгово-экономическим вопросам, когда, кажется, еще один шаг, и все спорные вопросы будут сняты, в этот самый момент происходит обвал и срыв в новый виток конфронтации.

И опять причиной тому непонятные отговорки американской стороны. В начале мая Трамп вдруг ни с того ни с сего обвинил Китай в одностороннем пересмотре согласованного уже проекта соглашения, хотя было понятно, что это не имеет ничего общего с действительностью. Ведь как раз американцы вписали тогда в этот проект несогласованные пункты, связанные с попытками получения доступа к китайскому IT-сектору в канун выпуска им на рынок технологии 5G. А китайцы эти «нововведения» просто отвергли, тем более что они слово в слово повторяли прошлогодний циничный ультиматум Вашингтона, который сводился к отказу Пекина от собственных государственных инвестиций в высокие технологии с одновременным снятием запретов на иностранные «инвестиции». По сути, это было не что иное, как план рейдерского захвата в целях установления внешнего колониального контроля.

Что дело обстояло именно так, а не иначе, сам Трамп по сути подтвердил, развернув тогда через полторы недели после подъема пошлин новую войну против Huawei. И показав тем самым, в чем истинная причина срыва соглашения, и что в китайской политике его на самом деле более всего не устраивает. Сейчас предлог и вообще смехотворный. Якобы Китай не выполняет договоренностей о расширении масштабов закупок американской сельскохозяйственной продукции. Но с момента, как об этом договорились в Осаке, прошло всего ничего, чуть более месяца, за это время даже контракта не заключишь — не успеешь. Получается одно из двух: или Трамп, обсуждая данный вопрос с Си Цзиньпином в Японии, заранее знал, что договоренности нарушит, и для этого попридержал «фигу в кармане» насчет китайского сельскохозяйственного импорта из США, либо он вообще договаривался для проформы. Так, что ли?

Huawei

(cc) A4-Nieuws

Впрочем, возможен и третий вариант, на котором Трампа очень похоже, что и «нагнули». Речь идет о тех провокациях его противников из «глубинного государства», которые начались после успешных двусторонних встреч в Осаке в «большом треугольнике» Россия — Китай — США, которые уже приходилось описывать здесь и здесь. Москве и Пекину с тех пор как вредили, так и вредят. С помощью сочетания внешнего давления с внутренней подрывной протестной активностью. В российской столице она провоцируется асоциальной политикой либералов из правительства и ЦБР, в Китае же вовсю полыхает уязвимая, но символически важная периферия — Сянган (Гонконг). Продолжаются спекуляции вокруг другой болевой точки — Синьцзяна.

Не менее энергично давят и на Трампа: серией демонстративно-показательных расстрелов в Огайо и Техасе ясно дают понять, что на этом никто останавливаться не собирается; вот и сделал хозяин Белого дома задний ход в отношениях с Китаем, что от него, видимо, и требовали. Как говорится, «прогнулся под изменчивый мир», продемонстрировав ему (миру), что сам он, в отличие от Владимира Путина и Си Цзиньпина, решений не принимает, а должен испрашивать разрешения. А если решил, не испросив, то затем будет отказываться, придумывая шитые белыми нитками встречные поводы. И ведь это цугцванг: непонятно, на что американский президент рассчитывает дальше? На второй срок, во время которого развяжет себе руки? Так ведь до него, разбрасываясь данными и взятыми назад обещаниями, можно и не добраться.

Напомним суть вопроса об идущей тарифной войне. В настоящее время в результате мер, принятых администрацией США, начиная с мая 2018 года, пошлинами в 25% обложен китайский импорт на 200 млрд долларов; остаются еще 350 млрд, на которые Трамп и замахнулся в этом мае, пообещав и на них пошлины в 25%. Отступив назад и якобы «договорившись» с Си Цзиньпином в Осаке, Трамп в довершение всей несолидности своего поведения планку конфронтации теперь занизил и пообещал с 1 сентября на оставшийся импорт ввести пошлины в размере только 10%. Детский сад, да и только — «вчера большие, но по пять, а сегодня маленькие, но за три». Расчет на что? На снисходительность Пекина, который за 25% рубился, а 10% после этого не заметит, махнув на них рукой? А если не махнет, этим вопросом хозяин Белого дома не задавался? Или ему настоятельно порекомендовали о собственном самолюбии не вспоминать?

Китайский контейнеровоз

(cc) Hummelhummel

Китаю «терки» Трампа с «глубинным государством», разумеется, не побоку. Но согласись он сейчас с этими 10%, то в дополнение к относительно небольшим материальным потерям понес бы невообразимые моральные, показав пример того, как с ним можно разговаривать. Не в 10% дело, а в принципе. И именно принцип побудил Поднебесную на асимметричный ответ — врезать так, чтобы все вокруг ходуном заходило. И чтобы не только по Трампу, но и по «глубинному государству», которое суть совокупность олигархических и спецслужбистских интересов. Когда на 2,6% за сутки обваливаются S&P 500 и Dow Jones, а Nasdaq — аж на 3,6%… Когда летят фондовые рынки по всему миру: Stoxx Europe 600, завязанный на китайский сырьевой экспорт, схлопывается на 2,1% (в моменте доходило до 3,9%), Гонконг валится на 3%, а японский Nikkei — на 1,8%… Когда общий мировой объем этого обвала (за сутки!) приближается к 2 трлн долларов… Тогда становится не до шуток не только Трампу, ибо это уже ясно попахивает мировой рецессией уровня Великой депрессии, пусть и рукотворной (как, впрочем, и та, о которой речь).

Это результат китайской «ответки» — два дня подряд падал курс юаня. Народный банк Китая просто перестал его поддерживать на завышенном уровне, вот и результат, резко усиливающий китайских экспортеров, продукция которых на том же американском рынке теперь подешевеет. А значит, увеличится спрос, компенсирующий тарифные потери. Метод, проверенный еще с 2015 года, когда на фоне аналогичных процессов затрещали прежде всего американские фондовые рынки. И ведь не подкопаешься под эти действия: торговые войны неизменно оказывают существенное влияние на колебания валютных курсов — азы макроэкономики. Трамп может сколько угодно витийствовать по поводу «манипуляционного характера» действий китайских финансовых властей, американские биржевые аналитики и СМИ могут, как хотят, спекулировать на «партийном руководстве» падением юаня, сухого остатка это не меняет. Трамп вправе спросить своих оппонентов из «глубинного государства»: вы этого хотели?

Народный банк Китая

(cc) Max12Max

Они, правда, вполне могут на это возразить: мол, уйди из Овального кабинета — и мы с Пекином обо всем договоримся, в тебе основная проблема. Но кого тогда они к власти в США ведут? Нового Гитлера — того ведь тоже «эти» привели? Для чего и не к ночи помянутую Великую депрессию устраивали. Падение курса юаня — один срез пекинского ответа на американскую нечистоплотность. Другой — отказ или, скажем политкорректнее, приостановление закупок той самой злополучной сельскохозяйственной продукции из США китайскими компаниями и предприятиями. Это уже удар лично по Трампу: фермеры, как и другие представители американского реального сектора, — его ядерный электорат, потерять который для президента катастрофа. А для «глубинного государства», наоборот, это хорошо, как и любые тенденции, связанные с ростом внутренней социальной и политической напряженности. Особенно перед выборами.

Третий срез, связанный со вторым, — пауза, взятая Пекином на обдумывание ответных пошлин: вводить или не вводить, когда и в каком размере и т. д. Словом, с китайской стороны ситуация подвешена, и мяч на американской половине. А уж как там его будут разыгрывать — это уже внутреннее дело местных джентльменов, проблемы индейцев шерифа не волнуют. Что будет дальше — продолжится ли «рыночная коррекция» курса юаня до момента, когда в Вашингтоне выбросят на канаты полотенце или на сельскохозяйственный импорт из США будет наложено китайское эмбарго? Или пошлины «врубят» такие, что посылать в Пекин на новые переговоры, к которым призывает Трамп, главу минфина Стивена Мнучина и спецпредставителя Белого дома Роберта Лайтхайзера потеряет смысл? Или, получив предвыборную пробоину ниже ватерлинии, отвернет назад рискующий превратиться в игрушку в руках внутренних оппонентов и посмешище для мировой общественности Трамп?

Гадать на кофейной гуще мы не будем. Отметим только, что каждый новый шаг по пути закручивания конфронтационных гаек приближает ситуацию к точке невозврата, когда дальнейшая эскалация напряженности, как и ее переход из экономической плоскости в политическую и военную, обретет собственную логику развития и заживет своей жизнью. Ибо, как известно, «чем круче джип — тем дальше идти за трактором». Посмотрим.


Источник