За что турки благодарны Стране Советов

Мира Гасанова

17 октября 2019 г. 11:11:55

Оказание Советской Россией кемалистской Турции военной и финансовой помощи – факт общеизвестный. Помимо оружия и золота большевики поставляли в Турцию продовольствие, несмотря на голод в своей стране. Ленин делал все, чтобы не потерять Турцию и предотвратить ее союз с Англией. В августе 1921 года был момент, когда греки вплотную подступили к Анкаре, и судьба Турции висела на волоске — советская помощь тогда сыграла решающую роль. Турки об этом потом долго вспоминали с благодарностью.

В Москве увидела свет книга профессора Стамбульского университета, историка Мехмета Перинчека «Тайные страницы российско-турецкой дипломатии по архивным материалам: от Сулеймана Великолепного до Назыма Хикмета», написанная на основе исторических материалов по русско-турецким отношениям в очень широком диапазоне — от первой половины XVI в. до 60-х годов XX века. Среди источников, на которые ссылается автор, и книги русских путешественников XIX—XX вв., посещавших разные части Османской империи и современной Турции, и материалы российских внешнеполитических архивов, и свидетельства как российских, так и турецких, армянских, азербайджанских и иных участников революционных событий, развернувшихся во время и после завершения Первой мировой войны на территории Турции, России и закавказских республик.

Сюжеты касаются разных социально-политических проблем, которые приходилось решать Мустафе Кемалю и его соратникам в период становления новой турецкой государственности. В число наиболее важных и неотложных входили и контакты с Советской Россией, которая оказала основную поддержку революционному правительству Турции, и которые документально подтверждают усилия Ататюрка по установлению связей с советскими государственными деятелями. Прежде чем написать книгу, Перинчек более 20 лет работал в российских государственных архивах, таких, как Российский государственный военно-исторический архив (архив Царской армии), Российский государственный военный архив (архив Красной армии), ГАРФ — Государственный архив Российской Федерации, Российский государственный архив социополитической истории (архив КПСС, Политбюро, ЦК КПСС и Коминтерна), РГАЛИ — Российский государственный архив литературы и искусств, архив МИД РФ и других.

Мустафа Кемаль Ататюрк во время перерыва на чай с советскими союзниками. 1922

Профессор изучил множество документов, большинство из которых были в свое время секретными, но после распада СССР рассекречены. По его словам, среди них есть даже такие, которые «не видел никто после того, как они были составлены», они публикуются впервые. Так, Перинчек приводит исторические факты о султане Сулеймане Кануни, о которых писал генерал-майор царской армии Александр Яковлевич Чемерзин (1830—1916); доклад князя А. М. Аргутинского-Долгорукого, который прибыл в Трапезунд (совр. Трабзон) 19 апреля 1916 года сразу после того, как 18 апреля русская армия под командованием генерала Ляхова заняла город; потерянный дневник турецкого офицера, участвовавшего в битве при Сарыкамыше, который он вел с 1 марта 1914 года до 21 июля 1914 года и из которого можно почерпнуть информацию о состоянии в начале 1914 года 4-й турецкой армии, частично разбитой русскими войсками под Тутаком; о секретных связях между Лениным и Ататюрком во время Первой мировой войны, между советскими государственными деятелями и турецкими офицерами.

В книге приводятся отчеты первого секретаря первого советского посольства в Турции Яна Яновича Упмала (Ангорский) о встречах с Мустафой Кемалем (торжественное открытие Посольства РСФСР состоялось 9 ноября 1920 года). Документ, датированный 8 ноября 1920 года и помеченный грифом «Секретно», адресован заместителю наркома иностранных дел Л. М. Карахану. В докладе Упмал излагает ряд общих сведений о Турции и свои наблюдения о расширении протестного движения против султаната, а рассказывая о своей первой встрече с Кемалем, передает его недовольство Москвой, которая не торопится открывать дорогу через Армению. Решение территориального вопроса, по мнению Кемаля, является основополагающим на пути заключения союза между обоими и «этого требует дело революции». Упмал также докладывает о том, как ему удалось подвести Кемаля к созданию Турецкой коммунистической партии, устав которой был опубликован в печати уже на следующий день.

Рассказывается и о тайной встрече во время нахождения в Германии одного из трех лидеров турецкого национального движения Талата Паши с представителем советской военной разведки 25 января 1921 года, то есть незадолго до убийства этого видного младотурка 15 марта 1921 года. Советский разведчик свой рапорт в московский центр начинает с констатации того, что из трех лидеров турецкого национального движения (Талат Паша, Энвер Паша и Мустафа Кемаль Паша) Талат Паша несомненно был самым умным и главным политическим и дипломатическим представителем за пределами Турции. Среди прочих встреч с большевиками за время пребывания Бывшего Великого Визиря Талат Паши в Германии упоминается и о неоднократных его беседах с находящимся тогда под арестом в Германии Карлом Радеком, в освобождении и доставке которого в Москву он сыграл исключительную роль. Об этом Талат Паша докладывает в письме Мустафе Кемалю, датированном 22 декабря 1919 года, что подтверждает и Радек в своих воспоминаниях.

Талаат-паша

Оказание Советской Россией кемалистской Турции военной и финансовой помощи — факт общеизвестный. Помимо оружия и золота большевики поставляли в Турцию продовольствие, несмотря на голод в своей стране. Ленин делал все, чтобы не потерять Турцию и предотвратить ее союз с Англией. В августе 1921 года был момент, когда греки вплотную подступили к Анкаре, и судьба Турции висела на волоске — советская помощь тогда сыграла решающую роль. Турки об этом потом долго вспоминали с благодарностью. Возросшая после прихода Муссолини к власти в Италии напряженность на международной арене тоже актуализировала вопрос вооружения молодой Республики. Для усиления своих оборонительных возможностей Анкара обратилась к Москве, турецкая делегация отправилась в советскую столицу. 6 августа 1926 года состоялась встреча высокопоставленных представителей двух стран. С советской стороны на переговорах присутствовал нарком по военным и морским делам К. Е. Ворошилов, с турецкой стороны — председатель турецкой технической комиссии полковник Эйюп-бей (Дурукан) и военный атташе в Москве майор Мехмет-бей.

Ворошилов составил развернутое донесение о проведенных переговорах, которое было адресовано Генеральному секретарю ЦК РКП (б) Сталину, членам Политбюро Рыкову, Бухарину и Молотову, а также наркому по иностранным делам Чичерину, его заместителю Карахану и заместителю наркома по военным и морским делам Уншлихту. Ворошилов пишет, что турки немного знали русский язык, поэтому беседа проходила с глазу на глаз без переводчика и посторонних. Турки заявили, что остались довольны переговорами, вопросы вызвал только способ приема пороха: турки предлагали немецкий способ, советские коллеги предлагали свой. В результате нашли компромисс. Ворошилов в шутку предложил назвать его русско-немецким способом приемки, турецкая сторона согласилась с такой формулировкой. Эйюп-бей выразил восторг по поводу состояния советской военной промышленности. Турецкий полковник был впечатлён качеством орудий, передков, зарядных ящиков, а особенно панорамы. Он признался, что никогда не думал, что оптика в России была так хороша. Эйюп-бей рассказал о том, что до того времени турки делали заказы в других странах, но теперь они несомненно будут пользоваться услугами СССР, так как тут они покупают, как у друзей, а у других стран закупки приходится производить в совершенно иной обстановке. Он указал, что американцы предложили ему закупать порох у них, однако когда он изучил качество российского пороха, то отказался от американского предложения, хотя в целом ряде пунктов оно было для турок лучше российского.

Описывая русско-турецкое военное братство, Перинчек приводит и факты участия Русской дивизии в Войне за независимость Турции, ссылаясь на хранящийся в российских архивах неизвестный ранее документ, указывающий на то, что в ходе национально-освободительной борьбы на стороне турецкой армии сражались русские солдаты, пленённые в Первую мировую. И этот документ привносит в вопрос российской помощи турецкой революции и человеческий фактор. Заверенная копия этого документа была предоставлена советскому народному комиссару иностранных дел Чичерину 3 марта 1921 года. Он представляет собой протокол показаний врача Филиппа Феликсовича Домбровского, который попал в турецкий плен в ходе Первой мировой войны. После возвращения из Турции Домбровский дал показания уполномоченным из состава 11-й армии в азербайджанском городке Акстафа 22 января 1921 года. 30-летний Домбровский рассказал, что попал в плен 20 октября 1916 года в городе Ревандуз. Был в лагере военнопленных до отступления русских. С начала национального движения кемалистов состоял в «Русской дивизии», был вначале её командующим-организатором. Военврач указал, что в «Русской дивизии» состоят около 12 тысяч человек. Это русские военные, попавшие в плен на Кавказском фронте и прибывшие с Австро-Венгерского фронта в Турцию для разных работ. Дивизия принимала участие в военных действиях по соглашению, как, например, в изгнании англичан из Зонгулдака и в боях против французов в Киликии (район Чукурова).

Мустафа Кемаль Ататюрк в форме маршала

В главе «Новый документ из истории советско-турецких отношений» рассказывается о прибытии Михаила Фрунзе, тогда главнокомандующего Украинской армией, в Турцию в качестве официального представителя УССР с целью укрепления дружеских связей между Турцией и Россией, а также всеми другими советскими республиками. Советское правительство желало продемонстрировать Турции, что она не была одинока в трудные дни. Помимо прочего, Фрунзе получил задание выяснить положение и потребности турецкой армии, а также подробности Ангорского соглашения с Францией. Делегация из порядка 40 человек во главе с М. В. Фрунзе отправилась в путь из Батума на итальянском пароходе «Саннаго» и прибыла в Трабзон 26 ноября 1921 года. 13 декабря 1921 года Фрунзе с почестями встретили в Анкаре, а 19 декабря он вручил Кемалю свои верительные грамоты. 2 января 1922 года состоялось подписание двустороннего соглашения, в основе своей повторявшего Московский договор от 16 марта 1921 года, но дополненного несколькими пунктами по Черному морю. Фрунзе несколько раз беседовал с Кемалем в доверительной обстановке. Тут наибольшее внимание привлекает то, что турецкий лидер в подробностях делился с Фрунзе военными секретами, о которых не говорил даже депутатам Великого Национального Собрания, в том числе о материальной помощи, предоставляемой Россией Турции, и ситуации на Востоке.

Идея «Восточной Антанты» стала основной для памятных записей и бесед на прощальном банкете, который был дан в связи с завершением миссии Фрунзе. Единение восточных народов и тогда было весьма распространенной идеей. Как написал Фрунзе в своем отчете о поездке после возвращения на родину, 2 февраля 1922 года, «…эта связь у многих деятелей Турции представляется в виде образования, в противовес грабительской Антанте Запада, Антанты народов Востока, имеющей своей целью защиту от западноевропейского империализма». Ранее в телеграмме, отправленной из Анкары в Совнарком УССР 4 января 1922 года, Фрунзе также отметил, что в Турции советские республики расцениваются в качестве центра, вокруг которого объединяются народы Востока против западной Антанты. Влияние, оказанное миссией Фрунзе на Анкару в отношении идеи восточного союза, нашло свое отношение и в докладе полномочного представителя РСФСР С. И. Аралова, который прибыл в Турцию сразу после отъезда командарма. Семен Аралов писал в Москву, что приезд Фрунзе в Турцию стал причиной возникновения в Анкаре идеи создания «Антанты Востока», в которую вошли бы Россия, Азербайджан, Афганистан, Бухара и Турция.

В книге можно узнать и о секретной миссии советских подводных лодок во время освободительной войны в Турции, которые скрывались от союзнических кораблей и перевозили из России в Турцию, а иногда и из Турции в Россию дипломатов, золото, секретные донесения, письма. Турецкий историк нашел среди советских архивных документов и две неизвестные до сих пор телеграммы Ататюрка. Обе были направлены в октябре 1922 года в адрес Союзного Совета. После Великой победы, 17 октября 1922 года, бывший полномочный представитель Советской России в Турции Буду Мдивани приехал в Анкару с целью поздравить Великое Национальное Собрание и лично главнокомандующего Кемаля от имени Федеративного Союза Социалистических Советских Республик Закавказья (ФСССРЗ), в состав которого входили Азербайджан, Армения и Грузия. 30 октября Мдивани встретился с Кемалем. В ходе беседы он отметил, что победа Турции вызвала отклик воодушевления среди народов Закавказья. Мдивани также подчеркнул свою веру в то, что на конференции по проливам (Лозаннской конференции) Турция будет перед лицом Антанты отстаивать общие с советскими республиками интересы. Неизвестные телеграммы турецкого лидера связаны с этим визитом.

Буду Мдивани

Вот что Кемаль писал в телеграмме, отправленной из Бурсы 21 октября 1922 года: «Передайте, что как я лично, так и наша армия, глубоко тронуты приветствиями тов. Мдивани от имени Закавказских республик и благодарны ему. Ввиду того, что через несколько дней я прибываю в Ангору, полагаю, что беседа будет там. Мустафа Кемаль». А 24 октября он направил в Союзный совет ФСССРЗ следующую телеграмму: «Я крайне приятно тронут коллективным поздравлением командующего Красной Кавказской армии тов. Егорова, членов Союзного Совета Закавказских федеративных республик тов-й Нариманова, Мдивани, Мясникова и члена военно-революционного совета ОКА Орджоникидзе. Наша победа над слугою и рабом западных империалистов Антанты — Грецией есть торжество истинной справедливости и составляет очень важный и неоценимый шаг в деле освобождения народов Востока от угнетений империалистов. Я уверен, что эта победа, подкрепленная и подогретая существующей между Турцией — Великим Национальным Собранием, правительствами РСФСР и Закавказских федеративных республик дружбой, приобретает еще большее и важное значение. Приношу свою глубокую благодарность за пожелание счастья и благоденствия нашей стране и ее населению. Председатель ВНС Турции и главнокомандующий всей турецкой армией Мустафа Кемаль».

В книге рассказывается о поддержке страной советов строительства новой Турецкой республикой своего военного флота, что вызвало беспокойство и ревность у западных держав, особенно у Англии, о сотрудничестве двух стран в военно-морской сфере, заходе кораблей в воды друг друга, о роли футбола в качестве дипломатического средства в развитии турецко-советских отношений, о восторженной встрече советских спортсменов в Трабзоне. В целом книга — это не хронологический рассказ о российско-турецкой дипломатии. Как говорит сам Перинчек, это очерки по истории российско-турецких отношений, описывающие неизвестные ранее события. Причем не только по теме дипломатических отношений между двумя странами, но и культурных, спортивных, военных. Приведенные документы свидетельствуют: в войнах между Россией и Турцией обе стороны проигрывают, а выигрывает Запад. Поэтому сотрудничество Москвы и Анкары служит интересам обоих народов: альянс Турции и России в новых геополитических условиях, как и сто лет назад, только усилит их позиции.


Источник