Таможенный кодекс ЕАЭС. Лукашенко поставил партнеров в щекотливое положение

Александр Класковский

9 января 2017 г. 19:07:39

Белорусский МИД пытается приглушить резонанс от дерзких ходов Александра Лукашенко в игре вокруг Таможенного кодекса ЕАЭС. Как известно, руководитель страны в конце декабря, во-первых, манкировал евразийский саммит в Санкт-Петербурге, где планировалось документ дружно подписать. И во-вторых, потом подписал не сам документ, а лишь указ, предусматривающий переговоры по проекту кодекса.

«Издание подобного указа является стандартной внутригосударственной процедурой, которая предусмотрена законом Беларуси и международными договорами», — заявил 5 января на брифинге в Минске пресс-секретарь внешнеполитического ведомства Дмитрий Мирончик.

По его словам, пункт о проведении переговоров — это «также устоявшаяся нормотворческая формулировка». В общем, «нет причин для спекуляций».

Минск сорвал график

Короче, через мидовский рупор транслируется вариация на тему «Все хорошо, прекрасная маркиза».

Да, процедура стандартная, но фишка в том, когда она запущена. А именно: после того как 26 декабря в Петербурге (куда Лукашенко не прибыл без объяснения причин) главы четырех остальных стран ЕАЭС — Армении, Казахстана, Кыргызстана и России — подписали (внимание!) уже сам Таможенный кодекс. То есть документ как таковой.

Тогда, на саммите 26 декабря, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков пытался сохранить хорошую мину. Мол, «все документы, которые сегодня будут подписываться, они ранее были полностью согласованы в ходе коллегии с нашими белорусскими партнерами. И подписанные документы далее просто будут направлены в Минск с тем, чтобы Александр Григорьевич смог их там подписать».

Лукашенко подписал, однако не то. Своим указом от 28 декабря президент Беларуси лишь уполномочил Таможенный комитет на проведение переговоров по проекту договора о Таможенном кодексе ЕАЭС. При этом ведомству разрешено вносить в документ изменения и дополнения, «не имеющие принципиального характера».

Принципиальные будут изменения или нет (а может, и вовсе никаких), это уж дело второе. Факт то, что на сегодня не всё, оказывается, согласовано с белорусскими партнерами. И они, если что, могут показать норов.

Иначе говоря, четыре президента засвидетельствовали: у нас к кодексу вопросов нет. А в ответ из Минска: а вот у нас вопросы есть.

Между тем ноябрьское распоряжение Евразийского межправительственного совета предусматривало проведение внутригосударственных процедур, необходимых для подписания договора о Таможенном кодексе, «исходя из необходимости его подписания на заседании Высшего Евразийского экономического совета в декабре 2016 г.». То есть по замыслу выйти на консенсус предполагалось до конца минувшего года.

И как бы ни пытался теперь представитель белорусского МИДа уверить, что ситуация ординарная, совершенно очевидно, что белорусская сторона сорвала график, испортила торжественный момент и поставила партнеров по евразийской интеграции в, мягко говоря, щекотливое положение.

Понятно, что для этого у белорусского руководителя, некогда главного постсоветского интегратора, должны были иметься серьезные причины. И они имелись.

Игра завязана на нефть и газ

Аналитики, комментируя коллизию вокруг Таможенного кодекса ЕАЭС, используют слово «торг». И видят прямую связь с нефтегазовым конфликтом между Минском и Москвой.

«Такое «недоподписание» действительно выглядит странно. Остальные лидеры ЕАЭС подписали кодекс окончательно и безусловно. Ниоткуда не следует, что они захотят продолжать переговоры с Минском о документе, который они уже приняли», — отметил в комментарии для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст.

Возможно, Минск по существу и не имеет особых претензий к тексту, букве кодекса, по крайней мере возражения не столь уж существенны, предполагает собеседник.

«Однако подписание документа,— добавляет он, — это ставка в торге, которую Лукашенко своим упорством создал. Он подпишет. Но не за так. Путину все же нужна его подпись. Ну а Минск в ответ хотел бы уступок в иных сферах двусторонних отношений. Скорее всего в нефтегазовой».

Экономический обозреватель, главный редактор интернет-издания «Белрынок» Ирина Крылович также считает, что маневры белорусского руководства вокруг Таможенного кодекса наверняка связаны с неурегулированным нефтегазовым спором.

При этом, заявила собеседница Naviny.by, на этапе обсуждения документа возможности игры практически исчерпаны (проект уже был согласован в декабре на уровне премьеров), однако белорусская сторона может затянуть процесс ратификации договора.

«В отношениях между Беларусью и Россией это обычная практика, когда обсуждение того или иного соглашения сопровождается торгом по широкому спектру двусторонних проблем», — подчеркнула Крылович.

Шанс на уступки Кремля остается

Согласно информации на сайте Евразийской экономической комиссии, ожидается, что очередное заседание Высшего Евразийского экономического совета состоится в апреле. Тот же источник сообщает, что после подписания и ратификации в государствах-членах договор о Таможенном кодексе ЕАЭС, как предполагается, вступит в силу с 1 июля 2017 года.

То есть резерв времени для разруливания многослойного конфликта между Москвой и Минском (что и стало, по мнению экспертов, главной причиной оттяжки с подписанием кодекса белорусской стороной) в принципе есть.

Как поведет себя в этой ситуации Владимир Путин? С одной стороны, он получил щелчок по самолюбию. Такие вещи российский президент хорошо помнит и старается не прощать. С другой стороны, а что делать?

Сместить Лукашенко не так просто, как это представляется активизировавшимся в последние дни авторам конспирологических сценариев. Одна из опасностей для Кремля в рамках такого гипотетического сценария — в том, что процесс может выйти из-под контроля. Да и вообще светит целый букет осложнений (это отдельная тема).

И в любом случае Москве невыгодно допускать крах белорусской экономики. Придется давать субсидии, кто бы ни стоял во главе режима в Минске. Тогда зачем затевать некую рискованную операцию?

Да, белорусский официальный лидер тоже рискует, но так он делал всегда. Шанс выторговать у Кремля некие уступки и в этот раз остается.

Путин, скорее, пойдет навстречу в ряде важных для Лукашенко сфер, «чем согласится на разрушение, пусть и символическое, единства своего детища — ЕАЭС», — прогнозирует Дракохруст. По его словам, «даже призрак «Белэксита» — по аналогии с Брекситом — более неприятен для Кремля, чем необходимость продолжать финансовую поддержку союзника».

Другое дело, что поддержка уже вряд ли вернется на уровень золотых для «белорусской модели» времен. Да и сама модель отработала свое. Но это уже отдельная головная боль для белорусского президента.


Источник







comments powered by HyperComments