Потерявшие совесть: "Новая газета" оправдала заложничество

Андрей Бабицкий

18 мая 2018 г. 12:09:33

О "коллегах", забывших о профессиональной солидарности и в очередной раз "пробивших дно".

"Новая газета" продолжает ломать стереотипы, разнося вдребезги никем не утверждённый, но в основных своих принципах абсолютно очевидный кодекс журналистской этики. Помню, как в 2015 году я, не веря своим глазам, читал интервью Павла Каныгина с родителями российских военнослужащих, попавших в плен на Украине. Ребята находились в госпитале под арестом, и сначала корреспондент "Новой" с благословения украинских властей встретился с ними, а потом поехал к родителям одного из них в российскую глубинку, чтобы пообщаться. Это было чистой воды взятие в заложники. Несчастные старики не могли отказаться от разговора с Каныгиным, поскольку знали, что он имеет канал связи с их сыном и, предположительно, может влиять на ситуацию. Это всё равно что брать интервью у пленного, который из-за страха за свою участь будет рассказывать то, что, как он считает, хотят услышать его тюремщики и журналист.

Напечатанный материал можно было назвать образцом мерзости и бесчеловечности. Сторонник украинских властей, не испытывающий никакого сочувствия к российским военнопленным, Каныгин перенёс своё отношение к ним на пожилых родителей. В нарисованной им карикатуре он старательно выделил какие-то вполне извинительные слабости стариков, стараясь создать однозначно негативный эффект. В общем, тогда показалось, что большей низости быть уже не может. Каныгин выбрал все возможные ресурсы подлости.

А вот, оказывается, может. Газета легко бьёт поставленные ею же рекорды. "Новая" публикует статью киевского корреспондента Ольги Мусафировой "Арест пропагандиста". Речь идёт о задержании Кирилла Вышинского, руководителя информационного портала РИА "Новости-Украина". Можно было бы посчитать, что заголовок — это ироническая аллюзия на известную картину Репина, если бы не содержание материала, в котором автор, пытаясь сохранять видимость объективности, явно солидаризуется с обвинениями, выдвинутыми СБУ. По крайней мере, Мусафирова точно не понимает, насколько дикими и никак не связанными с законом выглядят все претензии в адрес Волошина. Например, сокрытие сотрудничества между РИА "Новости-Украина" и "Россией сегодня". С каких пор украинский Уголовный кодекс запрещает сотрудничать между собой тем или иным журналистским редакциям?

Что такое "информационное сопровождение вторжения РФ" в Крым? Это ещё одно обвинение СБУ? Из какой статьи УК взята эта оценочная формулировка? Да ни из какой — просто нарисована, что называется, от фонаря. Смотрим дальше. "Затем агентство переключилось на вооружённый конфликт в Донбассе: "изготавливали материалы того, как Украина ведёт обстрелы", — абсолютно серьёзно и буква в букву воспроизводит Мусафирова бредовую околесицу с брифинга заместителя главы Службы безопасности Украины Виктора Кононенко. Чем ещё должен заниматься журналист, если идут боевые действия и ведутся обстрелы? Его профессиональным долгом как раз и является действие, которое безумный импровизатор из СБУ назвал изготовлением материалов. А основанием для проведения обысков Кононенко называет то обстоятельство, что "Вышинский получал стабильное вознаграждение". Это в переводе на человеческий язык означает, что журналисту платили зарплату. Ничего себе причина!

Сама композиция статьи, в которой сначала без всякой критической оценки цитируется в полном объёме несуразная, противоречащая закону ахинея от СБУ, а потом публикуются комментарии правоведов, смысл которых сводится к заключению "ах, как жаль, что закон не позволяет наказать злодея", формирует однозначно обвинительный контекст. Да, именно что арестовали пропагандиста.

В заключении Мусафирова констатирует: "Судебных перспектив у дела, похоже, нет". Опять-таки в переводе на человеческий язык это значит, что журналиста арестовали без всяких на то законных оснований. Такие действия называются охотой на ведьм, преследованием за инакомыслие. Но корреспондент "Новой газеты" никак не смущена этим досадным обстоятельством. Она раскрывает истинную подоплёку событий, которая её вполне устраивает: "Но за "государственного изменника", чья капитализация благодаря резонансу сильно выросла, Киев может запросить у Кремля Романа Сущенко, журналиста "Укринформ", задержанного ФСБ в Москве осенью 2016 года и обвинённого в шпионаже. Об этом варианте написал в "Фейсбуке" директор департамента коммуникаций МВД Артём Шевченко, "голос" министра Авакова. Возможно, ради такой операции всё и затеяли?"

Хорошо хоть "государственного изменника" киевская барышня догадалась взять в кавычки. Но в результате о чём статья? О том, что Киев берёт заложника для последующего обмена, наплевав на собственный закон и международные правовые нормы. И корреспонденту "Новой газеты", равно как и редакции, опубликовавшей эту дикую статью, такое положение дел кажется абсолютно естественным и нормальным.

Я не знаю, ребята, к каким границам самого низкопробного свинства вы вырулите в конечном счёте, но эта станция мне опять кажется конечной. Я не знаю, что нужно сделать ещё, чтобы побить рекорд, установленный на сей раз. Понятно, что говорить о профессиональной солидарности с вами — это всё равно что призывать людоеда следовать вегетарианскому меню. Но оправдание заложничества — это совсем ни в какие ворота не лезет. Помнится, когда подобное происходило в Чечне, вы всегда находили нужные слова, чтобы осудить преступников. А сейчас встали на их сторону. Чудны дела твои, Господи!


Источник