Священные войны Древней Греции

14 ноября 2017 г. 22:06:22

Для нас священная война одна — Великая Отечественная. У древних греков было на этот счёт своё мнение.

Токсикомания — мотор успешного бизнеса

В историю Дельфы вошли как город, где находился знаменитый Дельфийский оракул. Надышавшись галлюциногенными испарениями, обслуживающий персонал — пифии — впадали в пророческий экстаз (якобы в этот момент от их имени говорил Апполон). Технологичный и неподкупный бредогенератор.

Клиентами оракула часто оказывались знатные люди — цари и руководство полисов, которым срочно требовался совет перед очередной авантюрой. Денег на подарки при этом не жалели. Во-первых, местная мифология гласила, что оракул создал сам Аполлон после победы над змеем Пифоном. Экономить на чем-то, непосредственно связанном с богами, считалось как-то не комильфо.

Во-вторых, греки полагали, что Аполлон будет благосклоннее к щедрым дарителям. Благодаря оракулу и его клиентам Дельфы быстро разбогатели. В этом-то и крылась проблема.

Крыша Аполлона

Со всех сторон Дельфы были буквально обложены многочисленными бедными, но воинственными полисами, которые облизывались на дельфийские сокровища.

Поэтому государства, находившиеся в непосредствнной близости от Дельф, решили образовать орган коллективной безопасности. Он получил название «амфиктиония» (что-то вроде «союза соседей»), и в него вошли не только полисы, окружающие Дельфы, но и ряд полисов средней Греции (в частности, Фивы).

Война была членам амфиктионии в радость, а дипломатические ухищрения казались бесполезной прелюдией. Любой покусившийся на Дельфы агрессор рисковал напороться на неслабый конфликт с кучей государств. Какой идиот мог позариться на сокровища оракула при таком раскладе?

Первая война: casus belli

Оракул принадлежал богу, поэтому войны, которые велись из-за Дельф, получили название священных и были весьма схожи между собой. Во-первых, повторялись они примерно каждые 150 лет. Во-вторых, те, кто в них участвовал, закончили плохо. А те, кто покушался на сокровищницу или престиж Дельф — так вообще ну ооочень плохо! В-третьих, в выигрыше постоянно оказывались сторонние державы: сначала Афины и Спарта, а после — Фивы и Македония. Закономерный итог: последняя священная война в прямом смысле слова похоронила всех участников.

Начало этой вакханалии положили Кирры с гениальной бизнес-идеей: обирать паломников на подходе к оракулу. Можно ли считать это достаточным поводом для войны? Что ж, если мощный военный союз создан — должен же он в конце концов что-то делать. И амфиктиония обрушила свои войска на Кирры.

Война велась десять лет и закончилась разгромом города. На стороне амфиктионии выступили Афины. Итогом стал резкий рост их влияния в средней Греции. Ведь они помогли Аполлону покарать нечестивых, покушавшихся на его деньги!

Вторая война: дружественная агрессия

Вторая священная война длилась всего год и считается самой «травоядной». Зато именно в этой войне всплывает государство, с которым будут связаны все последующие священные войны, — Фокидский союз.

В момент своего основания это было весьма посредственное объединение мелких и довольно унылых полисов. Они страшно завидовали богатому соседу и постоянно пытались захватить управление Дельфами. Но с крупными игроками типа Фив все дипломатические ухищрения шли крахом.

И всё же фокидяне стали готовить почву для захвата города, решив воспользоваться общегреческими разборкам между Афинами и Спартой. Пока шла Малая Пелопоннесская война, фокидяне под шумок захватили Дельфы. Но спартанцы быстро прислали войско и выбили наглецов.

Фокидяне сделали выводы и, выждав более удачный момент, повторно взяли Дельфы. Спартанцы опять прислали войско, фокидяне отхватили по шее и отправились на поклон к Афинам. На помощь незадачливому союзнику пришёл уже не кто-нибудь, а сам Перикл. Руководимое им войско вошло в Дельфы и отдало их в руки фокидян.

Эта движуха получила название Второй священной войны. Почему предыдущий захват Дельф не стал «священным», а остался одним из безымянных эпизодов Малой Пелопоннесской войны? Все вопросы — к пиарщикам Перикла.

Жадность губит фокидян

Спарта, естественно, не смирилась с поражением и стала собирать войска. Фокидяне посмотрели на это, и у них заныла шея от неловкого предчувствия. Но внезапно пришла светлая идея — а не сменить ли сторону?.. Не долго думая, фокидяне объявили, что теперь они союзники Спарты.

Афиняне потерпели поражение в битве при Коронее, фокидяне радостно уверовали, что «Дельфынаши», но тут им посоветовали «встать в очередь». Дескать, господство над городом находится в ведении амфиктионии, а в ней полно более надежных союзников Спарты.

Фокидяне так и остались неудачниками. При полководце Эпаминонде достигло зенита могущество Беотийского союза, и Фокиде во внешней политике стало просто нечего ловить.

Дубль три

На радость фокидян великий Эпаминонд вскоре погиб. Фокида решила напрямую бороться с Фивами за господство над Дельфами. Так началась Третья священная война…

Фивы за интригами фокидян наблюдали довольно нервно. В какой-то момент им это надоело, и они решили действовать на опережение, предъявив нескольким влиятельным гражданам Фокиды обвинение в святотатстве.

Фокида встала на дыбы и немедленно отрыла топор войны. Однако, в одиночку справиться с Фивами было нереально. Поэтому лидеры воинствующих фокидян, Филомел и Ономарх, занялись поиском союзников.

Самым очевидным союзником была Спарта. Спартанский царь предпочёл бы более серьезную коалицию, но некоторую сумму всё же выделил. Фокидяне использовали имеющийся ресурс на все 146%. Во-первых, Филомел захватил сокровищницу Дельф и переплавил золото в слитки. Во-вторых, обложил богатых граждан Фокиды принудительным военным налогом («Все для фронта, все для победы!»). В-третьих, волевым решением весь валовый продукт ремесленной деятельности переплавили на мечи, щиты и копья. В-четвертых, захваченная нахрапом гигантская казна оракула позволяла привлечь всевозможных наёмников, чем вплотную и занялось руководство Фокиды.

Итогом этих действий стало стремительное наступление войск Фокиды в направлении Фив. Параллельно с этим в Афины, Спарту и ряд других крупных государств были направлены послы, и закрутилась дипломатическая работа. Возможность поставить на место зарвавшихся фиванцев ни Спарта, ни Афины, ни даже Коринф упустить не могли. Стороны были обозначены — и понеслось!

На следующий год войско фокидян было разгромлено, а Филомел покончил жизнь самоубийством. Упс.

Не будите Филиппа Македонского

Казалось бы, конец войне. Не тут-то было: заместитель покойного Филомела Ономарх увел остатки войск в Фокиду, а победители-фиванцы понесли настолько большие потери, что не решились их преследовать.

Война велась ещё долгие восемь лет. Поначалу фокидянам фартило. Ономарх брал один город за другим, разорил несколько областей и занял фермопильский проход.

Вдохновившись, фокидяне решили сломить Фессалию и оказать военную помощь тиранам города Феры. Однако, сделав их пятой колонной в тылу врага, фокидяне «разбудили древнее зло».

Филипп II Македонский по сравнению со своим отпрыском был просто пацифистом. Однако военная возня непосредственно у него под носом (Фессалия примыкала к Македонии) не могла не привлечь внимания. Филипп вообще был очень беспристрастным человеком — в смысле, одинаково ненавидел все полисы Греции. Но момент для установления личной гегемонии показался ему подходящим, и он вступил в войну.

На Крокусовом поле, на поле боевом…

Неожиданно оказалось, что Ономарх незаурядный полководец. Он умудрился дважды разгромить македонские войска. Фокида ненадолго стала самым крутым и мощным греческим государством. Однако вскоре история перевернулась.

Фокидяне заторопились в Фессалию на помощь союзникам. Филипп Македонский не стал дожидаться, пока они дойдут до места назначения, и сам выбрал место будущей битвы — в историю оно вошло как Крокусовое поле. Исход битвы решила конница, опрокинув один из флангов фокидян, после чего началась настоящая бойня.

На поле боя было убито примерно шесть тысяч фокидян. Еще три тысячи Филипп повелел утопить как святотатцев, а Ономарха приказал распять. После этого Македония завладела северной Грецией. Остальные полисы от македонского блицкрига спасло только то, что афиняне и спартанцы успели вовремя занять Фермопилы, тем самым закрыв Филиппу проход на юг.

Денег нет, но вы держитесь

Воспользоваться блестящей победой Македонии Фивы не смогли — приходилось постоянно отвлекаться на войну со Спартой. В результате четыре последующих года Фокида и Фивы бодренько разоряли друг друга. В это время богатая казна Дельф очень некстати истощилась.

Руководство фокидян стало метаться из стороны в сторону, пытаясь раздобыть денег. Дошло до того, что они поддержали антиафинское восстание на острове Эвбея — и в итоге потеряли Афины, как союзника. Так Фокида сама выкопала яму, в которой её и похоронили.

Фивы тоже обанкротились. А поскольку войну с Фокидой никто не отменял, фиванцы не придумали ничего лучше, как обратиться за помощью к македонцам.

Македонцы высадили в средней Греции небольшой отряд. Его оказалось достаточно, чтобы фокидское войско в панике бежало.

Фокидяне решили возобновить союзнические отношения с Афинами и Спартой. Но в Фокиде произошел очередной переворот, и новое-старое правительство выкинуло очередной дикий фортель — отказалось от помощи новых-старых союзников. Истерики Фокиды и её метания вконец утомили Афины и Спарту, и они поспешили заключить с Македонией мир.

Новый хозяин Эллады

Печальный итог: фокидяне — банкроты, не имеющие достаточно войск, чтобы отразить вторжение ни со стороны македонцев с фессалийцами, ни со стороны фиванцев. С тоской на сердце они решили заключить со всеми мир. Приняли его на очень тяжёлых для Фокиды условиях, и Фивы получили обратно все свои города.

Но всё это было уже неважно. Перестроилась вся геополитика: за пять лет македонский царь Филипп сумел сделать то, чего от него никто не ожидал — подчинил своей воле северную Грецию, закрепился в средней и стал доминировать в дельфийской амфиктионии. Именно это и предопределило исход борьбы за всю Элладу: Македония вышла победителем и золотыми буквами вписала себя в военную историю.

Ольга Таболина


Источник







comments powered by HyperComments