Одесса — крик души — цена вопроса

4 декабря 2019 г. 12:49:03

Вся Одесса знает, что на Куликовом поле — месте ужаса и скорби (которое в любой европейской стране было бы неприкосновенно «чтобы помнили») работает наркоманская аптека. Ну та, где без рецептов продают кодеиновые препараты.

Несколько лет назад охранять ее поставили чувака из муниципальной полиции. В форме, с каким-то водяным пистолетиком и с палкой. Он прекрасен, как все у них — ростом мне по бедро, сгорбленный, из села — мама периодически чешет к нему с вокзала с какими-то судочками тыквенной каши. Кормит на скамейке под аптекой. Он не то чтобы по-русски или украински — он вообще ни на каких языках не понимает, только жестами. Гагауз может какой — не знаю.

За пару лет он подружился со всеми местными наркоманами, половина из них почила; ночи напролет оставшиеся и полицейский общаются жестами на скамейке под аптекой — «молодой крокодил нашел друзей».

Все местные знают, что если их скрючит за торговыми рядами в позу йога, скорую не вызывать, ибо это менты, разборки, проблемы. Только сердобольные приезжие иногда суетятся, о равнодушии окружающих информируют.

Идешь так, бывало, с ребенком, об очередного «йога» спотыкаешься. Я свечку не держала и журналистских расследований не проводила, но все местные и торгашня скажут: «Так это же ментовская аптека, вы шо, не знали?».

Да-да, это все происходит на Куликовом поле, на месте страшного убийства, в городе, стремящемся стать историческим наследием ЮНЕСКО (Дом профсоюзов не забудьте внести).

Сама аптека. Вообще, она хорошая. С тамошними продавщицами я лет 15 знакома. Когда нет денег, они продают пластинку таблеток, а не упаковку, с наступлением холодов уже точно знают, какой я им волоку рецепт для лечения малого. Они люди подневольные.

Но если вы туда зайдете, то соотношение наркоманов будет пять на одного просящего йод.

Мне уже все равно, потому что они тихие. Как правило. Но недавно стояли мы там в очереди: бабульки за корвалолом, я за анальгином, взвинченный папаша с коляской — чего-то срочно надо было ребенку.

И заползает наркоман за кодтерпином, смотрит на очередь, и начинает нас материть, к кассе ломиться, распихивать всех, коляску пинать.

Я не выдерживаю, подхожу к муниципальному уроду и ору: «Ты же это все видишь! Какого хера ты здесь вообще стоишь?!».

Он промямлил: «Я здесь не для этого», но на встречный вопрос «а для чего?», ответить не смог — ну плохо у него с этим, выше объяснила.

Однако дикий наркоман, завидев происходящее, удалился в другую аптеку (через дорогу аккурат под обладминистрацией тоже наркоманская).

То есть когда наркоманы или алкаши из местных наливаек затевают дебош, муниципальное чучело одним своим видом и водяным пистолетиком «пиу», и они расходятся от греха подальше. Ну мало ли. Настоящих ментов-то он действительно вызвать может. Вернее, вряд ли (говорит плохо), но на тревожную кнопку нажмет.

И также все знают, что практически каждый день уроды громят мемориал на Куликовом поле. А люди восстанавливают его мгновенно, даже не сговариваясь.

Глобальные погромы — например, в отместку за разбитую табличку в память патриота, попадают в СМИ. Иногда их кто-то успеет снять на видео.

Но на самом деле, оскверняется мемориал каждый день. На это невозможно смотреть. Я уже думаю, зачем вы тащите туда этого плюшевого мишку, ведь нацики его обоссут?

Сам этот несчастный безглазый дом — и есть мемориал, и есть память. Память — она внутри и во Вселенной. Но это я, а это люди — они так выражают свою боль, они думают иначе…

И над ними издеваются, издеваются. Их незаживающую рану ковыряют и ковыряют.

Их избивали… Просто представьте. Если бы такое случилось на кладбище — какие-то уроды пришли бы, поскакали на могиле, сожгли венок… Я вас уверю, для проформы они бы тут же попали в криминальную хронику. Их бы задержали с таким пафосом, что Жеглов с Шараповым после поимки Фокса просто бы померкли.

Так вот почему бы не поставить не только у аптеки, но и у забора Дома профсоюзов пусть даже и вышеописанного клоуна? Чтобы он хотя бы формой этих уродов смущал? Ну хоть для политеса? Хоть для наблюдателей ОБСЕ?..

А потому, что не хотят. Значит выгодно. Выгода одна — грести бабло, пока ветер не изменится и действовать в зависимости от перевеса сил.

Но таким образом власти по факту сами на память одесситов ссут. Да еще и с наркоманской аптеки имеют. А то что думали — никто не заметит?


Источник