Сомалиленд: история успеха без миллиардов и бомб

25 марта 2019 г. 14:17:18

Они разобрались с пиратством и группировкой «Аш-Шабаб» за долю той суммы, которую американцы потратили в регионе. Как у них это получилось? По мнению автора, самопровозглашенной республике удалось создать то, что не удалось соседям: грамотное управление, в котором могут принимать участие граждане. Ключевым элементом операций являются люди, которых государство защищает.

Майкл Хортон (Michael Horton)

Сомалиленд — это история успеха в той части мира, где подобные истории являются редкостью. В течение 27 лет самопровозглашенное государство, — получая небольшую внешнюю поддержку, — шло наперекор судьбе. В отличие от Сомали, независимость от которого оно провозгласило в 1991 году, Сомалиленд в течение многих лет существовал в условиях относительной стабильности и демократического управления.

Автономная, но непризнанная Республика Сомалиленд также искоренила у своих берегов пиратство и не позволила джихадистской группировке «Аш-Шабаб» распространить свое влияние внутри ее границ. Сомали не удалось ни то, ни другое, несмотря на миллиарды долларов, выделенные международным сообществом почти за 20 лет.

Вместо того, чтобы тратить деньги, которых у него никогда не было, на современное оружие, дронов и огромную неумелую армию, Сомалиленд сосредоточился на двух основах, всегда формирующих костяк успешной борьбы с терроризмом и с повстанцами: грамотном управлении и надежных разведданных. Эти две основы почти всегда бывают связаны друг с другом.

Грамотное управление гарантирует поддержу и взаимодействие со стороны сообществ, чьи члены находятся на передовой линии в войне с экстремистами. Правительство Сомалиленда сразу это поняло, разработав программу по борьбе с пиратством.

В рамках это программы морские банды были лишены доступа к берегам и прибрежным водам страны в то время, когда пираты, базировавшиеся в Сомали и в Пунтленде, полуавтономном регионе, находящемся непосредственно к югу от Сомалиленда, пытались захватывать морские суда почти ежедневно (40 судов были похищены в 2008 году). В Сомали и Пунтленде пиратские банды свободно диктовали свои условия и стали оплотом местной экономики.

Общая стоимость программы по борьбе с пиратством в Сомалиленде составила менее 500 тысяч долларов в 2010 году, когда за тот же период США и их международные партнеры выбрасывали сотни миллионов на побережье Сомали. Эти международные усилия действительно способствовали сокращению случаев пиратских захватов, но за ними не последовало почти никаких мер по борьбе с этим феноменом на территории Сомали и Пунтленда, где многочисленные пиратские банды просто перешли от захвата к похищениям. Некоторые пираты примкнули к «Аш-Шабаб».

Напротив, программа Сомалиленда непосредственно направлена на борьбу с этой проблемой, не позволяя пиратам устанавливать связи с местными общинами. Правительство Сомалиленда добилось того, чтобы прибрежные районы играли ведущую роль, становясь глазами и ушами государства. На сумму, эквивалентную стоимости нескольких сотовых телефонов, в Сомалиленде была создана высокоэффективная система раннего оповещения, позволившая общинам докладывать о подозрительной деятельности и поставлять оперативную разведывательную информацию на местном уровне, что для борьбы с пиратством играет ключевую роль.

Правительство Сомалиленда извлекло много уроков из попыток борьбы с пиратством и применило их в контртеррористических операциях, завершившихся аналогичным успехом. Как и в борьбе с пиратами, вовлечение общин остается центральным элементом борьбы против «Аш-Шабаб». Сомалиленд не полагается на дроны, на военных наемников или на какие-либо иные дорогостоящие атрибуты контртеррористических программ своих южных соседей. Вместо этого ключевым элементом его операций являются люди, которых государство защищает. Лучшая разведка, играющая ключевую роль в борьбе с такими группировками, как «Аш-Шабаб», не может появиться в результате принуждения и выплат. Вместо этого Сомалиленд платит за информацию, предоставляемую своими гражданами, поддерживающими правительство, в котором они могут участвовать и на которое могут положиться, так как оно, — по крайней мере, как правило, —реагирует на угрозы, стоящие перед их общинами.

Для сравнения скажем, что «Аш-Шабаб» остается влиятельной силой в Сомали, несмотря на миллиарды долларов, потраченные на искоренение группировки. Одно только американское правительство тратит десятки миллионов долларов ежегодно на борьбу с терроризмом в Сомали, и эта борьба строится на дронах, рейдах спецназа, сомнительном и плохо организованном ополчении и военных наемниках, которые должны противостоять «Аш-Шабаб».

Вдобавок к усилиям и затратам Америки Миссия Африканского союза в Сомали (АМИСОМ) развернула тысячи военных, в распоряжении которых имеется тяжелое вооружение, и силы ВВС для борьбы с «Аш-Шабаб». И все же, несмотря на зашкаливающее количественное и технологическое превосходство, группировка продолжает оказывать сопротивление и остается весьма умелым противником.

Причиной тому служит то, что руководство «Аш-Шабаб» понимает то, что понимают все успешные повстанческие организации: предсказуемость, надежное управление и вовлечение общин играют ключевую роль для сохранения поддержки со стороны населения. Руководство «Аш-Шабаб» отличается брутальностью, но в то же время оно предсказуемо и редко бывает пристрастно. Правительство Сомали постепенно создает свое управление, но все равно не может обеспечить для своих граждан — особенно тех, кто живет вдали от городских центров, — уровень последовательной безопасности, чего добивается, в свою очередь, «Аш-Шабаб».

Это очевидно подчеркивает тот факт, что многие сомалийцы предпочитают обращаться в суды, которыми управляет «Аш-Шабаб», а не сомалийское правительство. Это связано с тем, что суды «Аш-Шабаб» быстро выносят вердикты, предлагают решения, часто отвечающие требованиям местных обычаев, и чаще способны добиваться исполнения вердиктов и решений. Даже в столице Сомали Могадишо связанные с «Аш-Шабаб» священнослужители и шариатские судьи управляют параллельной системой правосудия, которую поддерживают некоторые жители.

«Аш-Шабаб» прекрасно понимает то, что понимает правительство Сомалиленда: последовательное управление играет основополагающую роль для сохранения поддержки общин. Поддержка, которую получила в результате эта группировка, — ровно то, что требуется повстанческой организации, чтобы оказывать сопротивление и даже одерживать верх над превосходящим в технологическим отношении соперником. Однако в случае с Сомалилендом эта поддержка уступила демократическому правительству, которое дало властям возможность последовательно противостоять террористам и одержать над ними верх. Вот единственное оружие, которое будет действовать в войне против терроризма в длительной перспективе: грамотное управление, в котором могут принимать участие граждане, и которым они смогут гордиться.

Майкл Хортон — политолог, специализирующийся на внешней политике, автор многочисленных изданий, в том числе «Интеллидженс ревью» (Intelligence Review), «Уэст поинт Си-ти-си сентинел» (West Point CTC Sentinel), «Экономист» (The Economist), «Нэшнл интрест» (The National Interest) и «Кристиан сайенс монитор» (The Christian Science Monitor).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.


Источник