Будущие цены на нефть создадут проблемы США и помогут России

4 декабря 2019 г. 12:20:12

В ОПЕК готовятся к похоронам своего главного конкурента – американской сланцевой нефти, чей «золотой век» подошел к концу. А в Saxo Bank предсказали рост цен на нефть до 90 долларов за баррель в 2020 году. Оба шокирующих сценария выгодны как в целом для российской экономики, так и для нефтяных и даже газовых компаний России. Но сбудутся ли эти прогнозы?

Сделано сразу несколько шокирующих прогнозов по нефти на 2020 год. В ОПЕК заявили о завершении «золотого века» добычи сланцевой нефти в США. Сланцевая революция, которая привела к неудержимому росту добычи нефти в США, в следующем году начнет сбавлять темпы, пишет Bloomberg.

Поэтому странам ОПЕК и России нет необходимости еще больше снижать добычу нефти, достаточно сохранить квоты на текущем уровне. Этого уже будет достаточно для поддержания и даже увеличения цен на нефть, которые в этом году снова опустились в район 60–65 долларов за баррель. Таким образом, ОПЕК не верит и в амбициозный прогноз Международного энергетического агентства, где ожидают роста добычи нефти в США на 1,2 млн баррелей в 2020 году. В этом сентябре добыча нефти в США достигла исторического пика – почти 17,5 млн баррелей в сутки, это на 1,3 млн баррелей в сутки больше, чем годом ранее.

С другой стороны, датский Saxo Bank, который ежегодно предоставляет шокирующие прогнозы на будущий год, предсказал рост цен на нефть до 90 долларов за баррель в 2020 году.

Во-первых, ОПЕК и Россия, наблюдая замедление добычи сланцевой нефти в США из-за низкой доходности инвестиций, объявят в 2020 году о новом серьезном сокращении собственной добычи. Одновременно следующий этап IPO Saudi Aramco обеспечит желаемую оценку компании для инвесторов за пределами Саудовской Аравии. В итоге рынок нефти будет захвачен врасплох и стоимость нефти марки Brent вернется к 90 долларам за баррель, предсказывают в банке. Стоимость акций «Роснефти» взлетит в итоге сразу на 50%.

Такой резкий скачок цен на нефть будет только на руку России, ведь экспортные доходы вырастут, а при наполненных до краев резервах появятся дополнительные возможности для финансирования нацпроектов.

Неужели сланцевой революции в США действительно пришел конец и мир в следующем году вернется к дорогой нефти?

Все это, конечно, возможно, но маловероятно. В реальной жизни истина, скорее всего, находится где-то посередине.

«ОПЕК ставит под сомнение тот факт, что сланцевая революция, которая длится уже 10 лет, это вечная история. Но ОПЕК передергивает, уверяя, что затухание сланцев – это дело ближайших лет. Скорее она выдает желаемое за действительное»,

– считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. «И ОПЕК+ существенно сокращать добычу тоже не будет. Им нет смысла радикально сокращать добычу, чтобы достичь цены на нефть в 90 долларов за баррель, потому что страны верстают свои бюджеты при 60 долларах», – добавляет он.

Сланцевая революция в США создала нового сильного игрока на рынке, с которым приходится считаться. Добыча американской нефти дошла до рекордных 12,8 млн баррелей, тогда как два года назад в США добывали еще 10 млн баррелей в сутки. Во многом именно США виноваты в обвале цен на нефть.

Замедление нефтедобычи в США в 2020 году вполне может произойти. Этого ждут многие: и трейдеры, и руководители нефтяных компаний. «Количество нового оборудования стало сокращаться еще в сентябре, когда сланцевые компании снизили выработку почти на 10% по сравнению с августом. В FracFocus предсказывают падение производства в четвертом квартале на 15% по сравнению с третьим кварталом, а значит, цифры будут сопоставимы с аналогичным периодом 2018 года», – отмечает Геннадий Николаев, эксперт Академии управления финансами и инвестициями.

«Но хоронить сланцевых добытчиков преждевременно, хотя их жизнь в последнее время очевидно стала намного труднее», – отмечает руководитель отдела аналитических исследований «Высшей школы управления финансами» Михаил Коган.

Замедление темпов роста не означает снижения. Можно провести параллель с китайской экономикой, темпы роста которой замедлились от двузначных до 6,2% в год. Однако многие западные страны завидуют такому росту ВВП Китая, ведь их экономики стагнируют или вовсе уходят в минус.

По словам Когана, проблемы были заложены изначально самой технологией, которая позволяла даже небольшим игрокам стать участником нефтяной «лихорадки», купив небольшой участок земли и привлекая практически «бесплатное» финансирование. До поры до времени это все работало. «Но после того, как цены на нефть понизились и возникли инфраструктурные ограничения в виде нехватки воды, рабочей силы, полной загрузки существующих нефтепроводов, стало очевидно, что планы о выходе на самоокупаемость оказались несостоятельными. Банки готовы «перекрыть кислород» и ограничить предоставление новых кредитов, что для многих компаний смерти подобно», – говорит Коган.

По данным Bloomberg, ожидается, что впервые примерно за три года кредиторы ужесточат финансовые условия для сланцевиков. Более того, в последнее время некоторые кредиторы уже сократили свои кредитные линии, ограничив сланцевикам доступ к свежему капиталу.

При этом закредитованность американских сланцевиков колоссальная. По данным WSJ, до конца 2019 года им нужно вернуть банкам 9 млрд долларов, а в ближайшие три года – 137 млрд долларов. «В условиях отрицательных денежных потоков вернуть долги возможно лишь в случае привлечения акционерного капитала, но рынок для таких компаний закрыт», – констатирует эксперт.

Поэтому не исключена волна банкротств сланцевых компаний. Несмотря на это, добыча может продолжить расти, потому что более сильные игроки выживут и консолидируют отрасль, считает Коган.

«С одной стороны, себестоимость сланцевых проектов снижается благодаря улучшению технологий. С другой, есть факторы, которые ухудшают себестоимость. В частности, усложняется ресурсная база. В 2015–2016 годах, когда цена на нефть упала, сланцевые компании, чтобы выжить, снимали сливки – бурили простые маржинальные участки. Сейчас в разработку вступают более сложные проекты, работать становится сложнее и дороже», – говорит Юшков.

«Сланцевая добыча вряд ли завтра прекратится. Сейчас при 60 долларах она чувствует себя довольно комфортно – это верхняя планка рентабельности американских проектов. Однако, скорее всего, постепенно рентабельность сланцевых проектов будет снижаться. И американским проектам понадобится более высокая цена на нефть», – говорит Юшков.

Парадокс в том, что именно от политики ОПЕК+ во многом зависит выживаемость сланцевых проектов. «Если бы не скоординированные действия ОПЕК+ по ограничению ежедневной добычи в 1,2 млн баррелей, «сланцевой сказке» еще раньше пришел бы конец», – говорит Коган. То есть ОПЕК своим сокращением добычи помогала не только себе, но и американским нефтедобытчикам.

И сейчас вопрос их выживаемости тоже в руках ОПЕК+. «Если там захотят задушить сланцевые проекты, то ОПЕК+ достаточно увеличить добычу так, чтобы цены на нефть оставались на уровне 60 долларов за баррель. Постепенно многие проекты сланцевой нефти в США не выдержат этого и будут добывать все меньше и меньше», – говорит Юшков.

Однако пока организация играет на стороне сланцев. Сохранение добычи стран ОПЕК+ на текущем уровне при замедлении мировой экономики и добычи сланцевой нефти может привести к росту цен на нефть. А это будет на руку американским компаниям.

Любопытно, что снижение добычи сланцевой нефти сразу отразится на газовых проектах в США и может даже снизить давление из-за океана на «Северный поток – 2». Жаль только, что это не произойдет быстро. Как же это повлияет на американский СПГ?

«Если вспомнить, то сланцевая революция в США началась в газовой отрасли. Когда рост добычи сланцевого газа привел к переизбытку газа и падению цен на внутреннем рынке. Тогда компании, чтобы выжить, перешли на жидкие углеводороды. Сланцевая нефть – это, по сути, газовый конденсат. Жидкими углеводородами, то есть сланцевой нефтью, они зачастую покрывают убыток от сланцевого газа. Поэтому чем меньше будет рентабельность продажи сланцевой нефти, тем большее напряжение будет в газовой отрасли. Когда цены на внутреннем рынке вырастут, планы по экспорту американского СПГ могут снизиться», – рассуждает эксперт ФНЭБ. А значит, и желание США вытеснить Газпром с европейского рынка любыми нерыночными способами может сойти на нет.


Источник