Особенности национального несанкционированного протеста

Ирина Алкснис

13 июля 2020 г. 10:54:22

В воскресенье в Хабаровске состоялась еще одна несанкционированная акция протеста в поддержку арестованного губернатора края Сергея Фургала. Правда, по размаху ей было далеко до субботней, когда на улицы города вышли до 12 тысяч человек. На второй день участников было несколько сотен.

Как бы то ни было, речь идет о внушительном и заслуживающем самого внимательного рассмотрения феномене.

Фургал стал пятым действующим главой российского региона, против которого возбудили уголовное дело, — и оно уникально само по себе. Все-таки большинство отечественных чиновников высокого уровня попадают в поле зрения правоохранительных органов из-за преступлений против государственной власти, в основном околоэкономической природы. Обычно речь идет о растрате бюджетных средств, взяточничестве, злоупотреблении должностными полномочиями и тому подобных деяниях.

Хабаровского же губернатора обвиняют в тяжких насильственных преступлениях — организации убийств и покушений на убийство, совершенных в первой половине нулевых. Это не стало сюрпризом ни для кого в самом регионе, где Сергей Фургал известен как выходец из бизнеса родом прямо из "святых 90-х" — со всеми характерными для того периода особенностями.

Но впервые в современной российской истории обвиненный в уголовном преступлении губернатор получил по-настоящему массовую общественную поддержку — многотысячную акцию просто невозможно расценивать иначе. Ничего подобного не наблюдалось даже в деле бывшего кировского губернатора Никиты Белых, за которого очень активно заступались видные представители российской оппозиции.

События в Хабаровске в очередной раз напомнили про критическую значимость организационного фактора в таких делах. Если поначалу некоторые российские СМИ писали о стихийном характере акции, то довольно быстро стало очевидно, что ни о какой спонтанности там речи быть не может.

Общественные настроения — как позитивные, так и негативные — сами по себе малопродуктивны. Чтобы они обеспечивали реальный политический эффект, их необходимо грамотно использовать, организовывая и направляя в нужное русло. За массовыми движениями всегда стоят заинтересованные политические силы, преследующие собственные цели, а уж любых "стихийных" процессов это касается в первую очередь.

В частности, нынешние события в США подтверждают это. В обычной обстановке беспорядки там давным-давно были бы подавлены, поскольку для Америки это вполне привычно и часть политической традиции. Вместо этого ситуация продолжает усугубляться, причем уши кукловодов из демократического истеблишмента откровенно торчат, как и преследуемая ими цель — не допустить второго президентского срока для Дональда Трампа.

Хабаровская история интересна тем, что ее организаторы продемонстрировали впечатляющий профессионализм, выведя на улицу много тысяч людей. Это особенно любопытно, поскольку в среднем отечественная оппозиция, особенно антигосударственного толка, демонстрирует просто позорный уровень эффективности.

Разумеется, состоявшиеся акции ничего не говорят о том, действительно ли большая часть жителей региона считает Сергея Фургала несправедливо обвиненным, а дело против него сфабрикованным. Митинг показал иное: у губернатора есть серьезное ядро "уличных" сторонников и профессиональная группа поддержки, что само по себе очень немало.

Именно поэтому после того, как схлынула первая удивленная реакция на митинг, основное внимание сосредоточилось на примененных политических технологиях по организации мероприятия: от оповещения и мобилизации населения до изготовления агитационно-печатных материалов. Ну и, разумеется, главный вопрос: кто именно стоит за несанкционированной акцией?

По сообщению регионального управления МВД, этим занималась "команда С. И. Фургала". Но от всех событий старательно дистанцировались и ЛДПР, членом которой является арестованный губернатор, и правительство Хабаровского края .

Впрочем, это легко объяснимо.

Россия продолжает упорно развивать государственно-политическую систему, важнейшим принципом которой становится соблюдение закона даже в самых острых конфликтах. Граждане имеют полное право заявлять свое мнение, каким бы оно ни было, но попытки использовать для этого незаконные методы теперь воспринимаются как нарушение базовых правил политической игры и превращают соответствующие политические силы в маргинальные.

Причем для упрочения этого подхода стране вовсе не потребовался "новый 37 год". Куда более эффективны финансовые рычаги.

Можно быть уверенным, что и сейчас все пойдет по уже знакомому пути.

Если никто не готов открыто взять на себя ответственность за организацию несанкционированных акций, значит, правоохранительным органам придется покопать побольше. Среди прочего выяснить, где печатались листовки и оплачивалась ли данная работа официально; кем, на какие средства и через какие медиа оповещали граждан; кто работал "в поле"; кто выступал на самом митинге и многочисленные иные вопросы.

А затем будут принимать решения согласно процедуре и законодательству. Как показывает практика, современное российское государство в большинстве подобных случаев предпочитает ограничиваться финансовыми санкциями к правонарушителям.

Хочется надеяться, что у заказчиков хватит совести взять на себя оплату штрафов людей, которых они подставили, выведя на заведомо незаконное мероприятие. Хотя другие похожие истории в российской политической жизни свидетельствуют, что это как раз далеко не факт.


Источник