Арест в стенах Совета Федерации – это не просто беспрецедентная акция

Александр Халдей

2 февраля 2019 г. 21:40:04

История с арестом Рауфа Арашукова, сенатора и некоронованного короля Карачаево-Черкессии, просто потрясает воображение по мере того, как всплывают детали этого дела.

Арест в стенах Совета Федерации – это не просто беспрецедентная акция. Это сигнал российским элитам такой громкости, что просто барабанные перепонки лопаются. «Пришли за одним – заволновались многие», как пишут некоторые юмористы в соцсетях...

Отныне элита стабилизирована и консолидирована, и коррупция отныне больше не средство консолидации элит, а прямой путь на нары. Да, борьба идёт медленно и осторожно, но уже видны закономерности: пока мелких коррупционеров не трогают, в результате чего размер взятки вырос из-за рисков, но крупных серьёзно пропалывают, как сорняки на грядке.

То, что объявил Бастрыкин , тянет на пожизненное. Тут и заказные убийства, и организация ОПГ, и покушение на попытки свержения власти в Карачево-Черкессии. Это уже намного тяжелее, чем взятки. Можно себе представить вес Арашукова, если даже Игорь Сечин не мог в свое время сдвинуть его с занимаемых позиций – такие силы отводили от него угрозы.

Так же в Карачаево-Черкессии клан Арашукова потеряет лидирующие позиции, и их займёт кто-то другой. За Арашуковым так давно наблюдали, что признательных показаний от него не требуется – всё известно до последней цифры, откуда получил, кому занёс, во что вложил и куда перечислил. Сейчас Арашукова вытрясут как грушу, с ним начнётся "экспроприация экспроприаторов".

Падение клана Арашуковых подобно обрушению Эльбруса – во всяком случае, на Северном Кавказе. Ведь их связи ведут во все северокавказские республики России. Это значит, что все, кто сохранил с ними бесконфликтные отношения, попадут под огонь, и даже сохранив должности, потеряют позиции. Это не затронет Рамзана Кадырова, который с Арашуковым был знаком, но не сошелся по вопросу касательно Управления федеральных автомобильных дорог "Кавказ" Федерального дорожного агентства.

То, что разработкой Арашукова занималось ФСБ, говорит о том, что Северный Кавказ вновь становится объектом повышенного террористического риска в связи с конфликтом России и США. И не только Бортников – к его докладу на имя президента России присоединился бывший командующий Силами специальных операций РФ, а ныне полномочный представитель Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Матовников.

Возрастает вероятность переброски на Кавказ вывезенных из Сирии исламских радикалов, чьей инфильтрацией сейчас вовсю занимаются англо-саксонские разведки. И если Чечня и Дагестан в этом смысле профилактированы и большого беспокойства у Москвы не вызывают, то Карачаево-Черкессия, где правит клан потерявших берега князьков, связанных к тому же с Саудовской Аравией – это повод для самых серьезных решений именно в настоящий момент.

Убирая с шахматной доски очередную сильную фигуру, в Москве бьют одной пулей несколько зайцев. Кроме зарвавшихся коррупционеров и потенциальных заговорщиков, из сложной паутины межэлитных связей убирают ещё одну ельцинскую "семью". Сам Рауф значения не представляет – он стал таким с помощью отца – настоящего короля Карачаево-Черкессии Рауля Арашукова, которого в своё время вытащил после тюрьмы с самого низа его земляк Назир Хапсироков.

Хапсироков известен тем, что при Ельцине работал управляющим делами прокуратуры РФ, пользовался поддержкой Бориса Березовского, был помощником Главы администрации президента РФ Александра Волошина. Именно Хапсироков и ввёл Арашукова-старшего в самые высшие круги Газпрома.

Сам Хапсироков считался лучшим посредником в коррупционных делах, и если такой персонаж занимал такие должности, то можно себе представить, что творилось в то время в российской власти и какое наследие досталось Владимиру Путину из рук Бориса Ельцина. Сейчас делаются лишь осторожные шаги в деле избавления от этого мафиозного спрута, опутавшего российскую власть. И как всякая борьба с мафией, это дело требует осторожности и тщательной подготовки.

Сейчас, когда в Пенсионном фонде не хватает денег на пенсии, а в правительстве не хватает на национальные проекты, судьба привыкших к коррупционной халяве "элитариев" предрешена. И если кто-то пока не понял, что времена переменились, и за лояльность больше не будут платить закрыванием глаз на коррупцию, то внезапность перемен заставит их испытать ледяной душ, насморк от которого наступит уже в тюремной камере. Да, многие пока на свободе и пока по-прежнему "при делах", но железная поступь Феликса неумолимо приближается и к ним.

Система сбрасывает коррупцию как средство консолидации элиты. Теперь остаться наверху можно не благодаря собачьей преданности в расчёте на право на казнокрадство и взятки, а эффективностью регионального управления в условиях недостатка финансирования. Как говорил сотрудникам городской и районных администраций бывший мэр Новороссийска Владимир Синяговский, умудрявшийся заставить бизнес платить за благоустройство города: "С деньгами и дурак сможет, ты без денег попробуй!".

По просьбам Синяговского предприятиями беспрекословно выделялись автомобили для очистки улиц города, когда это требовалось по погодным условиям, люди выходили на регулярные субботники, мусор вывозили как часы, ямы на дорогах исчезли, выстроили длиннейшую в Европе набережную, а бизнес благоустраивал территории на 300 метров в радиусе нахождения их офисов.

Рабочий день Синяговского начинался каждый день в 4 часа утра с обхода улиц всегда по разным маршрутам в составе заместителей и руководителей служб, заканчивался за полночь, а выходных он не знал. И в этом режиме работала вся городская власть. Падали с ног, а работали. Кто не выдерживал – уходил. Город за 13 лет власти мэра преобразился на глазах. Сейчас Синяговский депутат Государственной Думы от "Единой России", и за него голосовал весь город практически единогласно. Это тот случай, когда не партия спасала мэра, а мэр партию.

На волне экономического кризиса и военно-политического противостояния с Западом элита постепенно переходит в режим самоочищения. Это для неё болезненный медленный процесс, как удаление самому себе аппендицита. Но инстинкт самосохранения выше, и группа будет отсекать тех, кто мешает ей выживать в новых условиях. Никакой идеализации элиты не требуется, чистая рациональность будет заставлять убирать наиболее одиозных своих представителей. Оставшиеся научатся понимать, что говорить и делать глупости - самый надёжный путь к вылету из карьеры.

У советских чиновников инстинкт самосохранения был развит до уровня боевой экстрасенсорики спецназа. Они и были спецназом. Нынешние по сравнению с теми просто первобытные дикари на фоне профессуры МГУ. Арашуков-старший потерял инстинкт самосохранения, полагая, что ему достаточно оградить себя армией телохранителей. И тем погубил себя и своего сына.

Но он вырос из далёкого от номенклатуры сословия и попал в элиту на сломе эпох противоестественным для этого процесса образом. Подтвердив правила: "Попасть легче, чем удержаться" и "Погонам надо соответствовать". И потому его инстинкт самосохранения не включал в себя требования подобающего поведения для себя и своего сына. Он думал, что всё решают деньги и связи. На примере его ошибки теперь научатся те, кто шагает с ним рядом. Или не научатся - и пойдут следом за ним.

А пока, глядя на эту эпохальную драму, в памяти возникают цитаты из великой русской литературы. "Не надо оваций! Графа Монте-Кристо из меня не вышло. Придётся переквалифицироваться в управдомы". "И в трагических концах есть своё величие. Они заставляют задуматься оставшихся в живых". "Аннушка уже разлила масло". Как говорили древние - Sapienti sat (умному достаточно). А неумные не должны проходить естественный отбор. Арашуков ещё раз подтвердил теорию ротации элит Парето, переходящую в теорию Дарвина. Следующим с вещами на выход приготовиться.

Александр Халдей


Источник