Путин и экономика: кто кого лучше понимает

22 сентября 2017 г. 13:40:45

Технологии решают всё.

История даёт поучительные примеры того, к чему ведёт игнорирование значения проблемы военного производства. Наличие возможностей в части производства вооружений позволяет быстро вооружить и создать громадные армии, поэтому вопрос о производственных возможностях любой страны - это вопрос её выживания.

Путин недавно признал, что 85% элементной базы российского ВПК иностранного производства - это ненормально. И поэтому он давно поставил задачу увеличения собственной базы высокотехнологичных комплектующих в оборонной промышленности. Импортозамещение ограничено именно нынешними производственными возможностями России, которые значительно ниже советских. И несмотря на то, что ситуация меняется и прилагаются значительные усилия, в рамках существующего способа управления экономикой для получения приемлемого результата потребуются годы. Такого срока у России сейчас нет. В ситуации обострения долгосрочного и глобального противостояния с Западом зависимость от высокотехнологичного импорта неприемлема. Но даже для покупок лицензий нет денег, но больше всего - нет корпораций, кроме сфер нефти и газа, где стремились бы к конкурентному преимуществу путём внедрения новых технологий. И нет этого спроса прежде всего потому, что нет дешёвого кредита.

Экспансия России против экспансии Запада.

Россия, даже развивая капитализм, не может в своём развитии не встать перед необходимостью возвращения своего влияния на бывший СССР. Это означает силовой вариант перераспределения сфер влияния между Западом и Россией. Конфликт внешний порождает конфликт внутренний. В политическом плане эта необходимость с неизбежностью раскалывает правящий класс национальной буржуазии, часть из которого, сохраняя компрадорскую мотивацию, будет стоять на позициях предательства национальных интересов, а часть - в избавлении правящего класса от компрадоров и сохранения и увеличения завоёванных позиций. Для Путина задача - дать этому процессу размежевания и реструктуризации правящего класса пройти без эксцессов силового противостояния и завершить его мирным выдавливанием компрадоров на периферию политики. Можно сказать, что этот курс осуществляется удачно и его срыв - главная задача наших геополитических конкурентов.

Курс на развитие промышленного потенциала ВПК с неизбежностью затрагивает проблему науки. Эта проблема станет, по сведениям из СМИ, одной из составных частей нового политического курса Путина в его предвыборной кампании. Именно о проблемах образования Путин будет говорить наряду с проблемами здравоохранения и увеличения возможностей для граждан России. Образование - это источник пополнения научных кадров. Но сама наука требует капитального увеличения финансирования. Где взять деньги - вот главная проблема.

До настоящего времени Россия страдает от "утечки мозгов" за рубеж и покупает технологии на Западе. С появлением проблемы санкций этот путь теряет свои возможности. Встаёт задача перейти к собственному технологическому рывку. Без денег это невозможно.

Бриллианты для диктатуры пролетариата умственного труда.

Но проблема денег - это проблема глобального доллара. Следовательно, нужны другие пути организации финансовой системы страны. Это - шаг, полный политических рисков. Его откладывание влечёт накопление рисков военных и это всё более становится нетерпимым.

Учёных можно привлечь высокими зарплатами, мозги можно купить - но где источник финансирования? Китай - мировая фабрика, Россия ею быть не может. Доходов от нефти и газа уже не хватает. Прервать господство доллара - это не в наших возможностях за короткое время. Даже Китай действует в этих рамках, Россия тем более не может сама и быстро поменять ситуацию. Выход из доллара - глобальный и потому долгий процесс. Технологический же рывок ждать не может.

Опыт Китая нельзя перенести на нашу почву, но можно позаимствовать китайскую логику. Наш бизнес убегает в Китай потому, что там создана среда, благоприятствующая для инвестиций.

1. Низкие транспортные тарифы. У нас они очень высокие.

2. Низкая стоимость кредитного процента. У нас она очень высокая.

3. Низкие налоги. У нас налоговая нагрузка на бизнес очень высока.

4. Низкие тарифы на электроэнергию, бензин и газ. У нас они намного выше. Причём, в Китае - наше электричество, которое мы туда продаём. Но наши компании, благодаря приватизации РАО ЕЭС и превращению единой энергокомпании в конгломерат частных структур, не может установить единые тарифы. В результате тарифы у России на свою же электроэнергию для своего потребителя выше, чем на экспорт её же в Китай - а ведь и эта цена приносит прибыл энергетикам. Так почему же с нашими компаниями так можно поступать? Потому что для нашей системы управления экономикой главным фактором является не экономический климат, а извлечение сверхприбылей монополиями. А это уже вопрос политической системы, где системообразующим фактором №1 является коррупция.

5. Низкая степень коррупции, У нас это - способ решения вопросов. В Китае коррупция - повод для расстрела, а не консолидации элиты вокруг Верховного Правителя.

6. Слабость политической системы. Политическая система, осознавшая коррупцию как риск для самой себя и способная подавлять её жестокой силой, сильна и главное - зрела. Именно потому политическая система Китая более сильна, чем политическая система США, созданная на мегакорупции, легализованной в политике. Потому Китай и побеждает США в развитии. Фактор повышенного значения коррупции в консолидации правящего класса, как сложилось в России при Ельцине, говорит о слабости центральной власти. Эта власть слаба системно, не потому, что слаб лично Президент, а потому, что нет правящего класса, способного формироваться не на мотиве коррупции, а на мотиве долгосрочного национального интереса. Такой класс в России только начинает складываться - мы видим его проявления в смене состава элиты, в усиливающемся давлении на коррупционеров и явной попытке подготовить смену правил формирования правящего слоя. Тенденция будет усиливаться до 2022 года, после чего наступит качественный скачок в структуре элиты и правилах её формирования.

Глобальный финансовый Акела промахнулся.

Поиск финансов на развитие промышленной базы неминуемо связан с кризисом глобальной финансовой системы. Изначально финансовая глобализация задумывалась для того, чтобы максимально выжать ресурсы из развивающихся стран, поставлять из них человеческие, материальные и финансовые ресурсы, а взамен отдавать уже готовую продукцию, в худшем для Запада случае создавать там глобальные фабрики по производству несложной продукции.

Однако получилось, что страны, которые обладали первичными ресурсами, такие как, Россия, страны Ближнего Востока и ряд других государств, сильно обогатились за счет поведения финансового рынка, что не входило в расчеты глобализаторов — они не могли это предвидеть. Страны Юго-Восточной Азии, Китай, совершили настоящий прорыв в производстве от самых простых изделий до самой высокоточной и сложной продукции, скопив значительные ресурсы, начали активно скупать мировые бренды и технологии уже на Западе. И если изначально предполагалось, что финансовая глобализация будет способствовать расширению финансовых потоков, удешевлению ресурсов и рынка труда, то получилось, что значительная часть развивающихся стран смогла эффективно воспользоваться глобализацией и вырвалась в число лидеров глобальной экономики.

Финансовая глобализация, как и все другие, провалилась по причине того, что значительные ресурсы были аккумулированы в странах второго и третьего мира, и сегодня этот капитал начинает оказывать давление на страны первого мира, пресловутый "золотой миллиард", который изначально и задумывал глобализацию. Это в планы глобализаторов не входило. Экономики, которые планировалось закабалить, накопили силы и вырвались. Не излишки продукции Запада хлынули в третьи страны, а продукция третьих стран хлынула за Запад. Глобализм размыл собственную производственную базу и сработал на укрепление третьих стран.

Именно по этой причине глобальные ТНК теряют интерес к глобализации. Начинается волна отката от глобализма и возврата производства назад. Именно этим обусловлен феномен Трампа и его победы на выборах. Финансовый проект глобализации полностью провалился.

Путин-политик против Путина-экономиста: ложная дилемма.

Путин, решая проблему переустройства национальной финансовой системы, не может не учитывать все эти факторы и тенденции. Он не спешит пойти на поводу Кудрина или Глазьева прежде всего потому, что не созрели предпосылки для такого чёткого решения: пока действуют как факторы, поддерживающие точку зрения Кудрина, так и факторы, поддерживающие позицию Глазьева. Слушая экономистов, Путин выбирает свой путь, ибо он мыслит как политик.

Это значит, что Путин и экономика понимают друг друга. Ошибочно мнение, что Путин силён как дипломат и слаб, как экономист. Это журналистская провокация в виде преувеличения ради внешней сенсационности. Такого противоречия в реальной жизни не бывает, ибо это в принципе невозможно. Если не понимать экономику, успешным политиком стать нельзя. Путин как политик, несомненно, успешен и сводить его успешность к эффекту пиара и глупости обывателя - это значит сеять заблуждения. То есть подменять задачи поиска истины задачами пропаганды. Его успешность тем не менее ставят под сомнение наличием нерешённых экономических проблем. Однако для грамотного аналитика ясно, что экономические проблемы требуют для решения намного больше времени, чем штурм Алеппо или обеспечение безопасности Крымского референдума. Экономические проблемы - это многосоставные проблемы. Эти узлы не рубятся, а терпеливо развязываются. На развязывание уходит намного больше времени, чем порой народ готов терпеть. Но парадокс в том, что когда терпение подводит и популисты начинают вводить экономические реформы, политические предпосылки для которых не готовы, общество откатывается назад, а не движется вперёд. Пример - гайдаровские реформы при Ельцине. Немного раньше - военный коммунизм при Ленине. Крах горбачёвского СССР - явный пример экономических реформ, проведённых без учёта политической составляющей.

Не понимать этого сейчас - преступление. Требовать от Президента России радикальных трансформаций в неопределенном положении - глупость или измена. Говорить, что Путин не понимает экономику - поза профана, рассуждающего о том, чего не понимает сам.

Путин понимает экономику. Но он понимает больше - он понимает политику и понимает границы возможного в ней.

Именно потому главные перемены начнутся не после перевыборов Путина, а через 2 года после них. Но всё имеет причинно-следственные связи. Для того, чтобы к тому времени они начались и пошли успешно, сейчас надо сделать несколько главных вещей:

1. Переизбрать Путина с большим числом проголосовавших за него. Нужен мандат на реформы нынешней системы. Без этого мандата нечего и думать о высвобождении Путина из зависимости от либерального клана. Путин пойдёт ровно на такие реформы, на какие готово общество. Авантюры - это не метод Путина.

2. Нужно не допустить накануне выборов социального конфликта в обществе и в группах элиты. Пресекать диверсии и предвидеть последствия действий в сфере культуры и информации. Коротко - второй "Матильды" быть не должно.

3. Нужно не допустить ошибок в управлении.

4. Нужно не отказываться от внешнеполитического курса, выверенного и единственно правильного.

Таком образом, можно твёрдо сказать - Путин понимает экономику. Вопрос в том, понимаем ли это мы.


Источник







comments powered by HyperComments