Унтер-офицерские вдовы Европы

Михаил Он

14 февраля 2018 г. 22:05:14

Российская экономика во втором квартале 2017 года показала самые большие темпы роста за пять лет, пишет влиятельное немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung со ссылкой на Росстат. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года рост объема производства составил порядка 2,5%.

«Как в строительстве, так и в промышленности наблюдается резкий рост, — комментирует имеющиеся данные об экономической ситуации в России эксперт Capital Economics. — Позитивные показатели также зафиксированы в торговле. Сельское хозяйство стало единственным сектором экономики со снижением объема производства во втором квартале».

При этом в предыдущие периоды как раз сельское хозяйство являлось самой быстрорастущей отраслью экономики России. В прошлом году рост в аграрно-промышленном секторе составил рекордные 5%, а по экспорту пшеницы Россия стала мировым лидером.

Ключевым фактором, обусловившим российский рывок в сельскохозяйственном производстве, стали санкции против России, в результате которых та была вынуждена принять протекционистские меры в сельскохозяйственной сфере и ввести продовольственное эмбарго. Ограничения на импорт продовольствия из стран ЕС стали самым эффективным стимулом для сельхозпроизводителей в России.

Но если аграрный сектор в последние годы рос благодаря «войне санкций», то российская экономика в целом растет вопреки. Это признаёт и Frankfurter Allgemeine Zeitung: «По-видимому, российская экономика хорошо справилась с падением цен на нефть и санкциями Запада».

Россия выдержала санкционный удар, российская экономика пережила кризис, но не сломалась, и нынешний ее рост вопреки санкциям означает обретение экономической независимости от «западных партнеров».

Сколько было разговоров о том, что из-за санкций экономика России «разорвана в клочья», что «взбесившаяся бензоколонка» изолирована от глобальной экономики и не может развиваться самостоятельно! Однако санкции не уничтожили Россию, не разрушили российскую экономику и не заставили российское руководство прийти к «западным партнерам» в рубище, на коленях и с петлей на шее каяться за отказ признавать глобальную политическую иерархию.

Санкционный вызов побуждает российское правительство к модернизации отечественной экономики. Россия постепенно реализует политику импортозамещения, в том числе в высокотехнологичных отраслях.

Санкции и общая враждебность стран НАТО побуждают Россию преодолевать финансовую и технологическую зависимость от Запада. В условиях санкций был запущен такой революционный технологический проект, как реактор на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем на Белоярской АЭС, разработана вакцина против лихорадки Эбола, начаты такие крупные инфраструктурные проекты, как Крымский мост и железная дорога в обход Украины, введен в эксплуатацию космодром Восточный, продолжено строительство на Балтике, в Черном море и на Дальнем Востоке.

Беларусь (также пережившая кризис и перешедшая к росту экономики) строит России школы и жилые кварталы, а Россия строит Беларуси Островецкую АЭС. Ближайшие западные соседи, ожидавшие, что санкции в кратчайшие сроки приведут Россию к развалу экономики, «дворцовому перевороту» и смене режима, в ответ на это могут только злобно огрызаться, ныть, жаловаться начальству на «небезопасные атомные станции» и требовать продления и ужесточения санкций.

Всё, чего добились эти страны, настойчивее всех требовавшие введения санкций против Москвы, в результате санкционной эпопеи, — это окончательной потери для себя российского рынка.

Последний пример: Министерство сельского хозяйства Литвы предложило отказаться от ставки атташе по сельскому хозяйству в посольстве Литовской Республики в Москве. В Минсельхозе поясняют, что из-за эмбарго на поставки продовольствия в Россию возможности сельхозатташе в РФ сильно уменьшились.

Проще говоря, нечего в литовском диппредставительстве делать специалисту по вопросам сельского хозяйства. Нет для него работы в Москве, потому как львиная доля литовской сельхозпродукции, экспортирующейся в Россию, попала под ответные санкции и на сегодняшний день запрещена.

Возникает законный вопрос: эмбарго на сельскохозяйственную продукцию из стран Евросоюза Россией было введено в августе 2014 года, а об отказе от ставки атташе по сельскому хозяйству при посольстве в Москве Вильнюс задумался только сейчас. Спрашивается, что же этот атташе в Москве три года без работы сидел? Неужели литовские власти до последнего времени еще на что-то надеялись? Если да, то напрасно: никто продовольственное эмбарго отменять не собирается и литовский сыр и творог на российских прилавках не ждут.

Нечего надеяться на то, что русофобия русофобией, а «бизнес — как обычно», и Латвии с Эстонией. Морские порты и железные дороги стран Балтии год за годом теряют грузы. С 2012‑го по 2016 год грузооборот латвийского Вентспилса, где в основном осуществляется перевалка нефтеналивных грузов из России и Беларуси, сократился почти вдвое: с 30,3 млн т грузов до 18,8 млн т. Международные грузоперевозки в Эстонии в 2005–2015 годах сократились наполовину: грузооборот портов из-за постепенного отказа России от их использования снизился на 26%, а перевозки грузов по железной дороге — на 68%.

И это еще не конец.

Российские порты и железные дороги в будущем будут загружаться за счет отказа от транзитных услуг стран Прибалтики: к 2020 году страны Балтии потеряют еще 60% российских грузов; транзит из России через Литву, Латвию и Эстонию сократится практически до нуля.

Это политическое решение, публично озвученное руководством России в прошлом году, — также последствие санкций. Страны Прибалтики мечтали о России, экономика которой разорвана в клочья, поэтому они не должны получить ни копейки от России, в которой в условиях санкций идет экономический рост.

Эстония, Латвия и Литва, активнее всех добивавшиеся введения, продления и ужесточения санкций, оказались в положении унтер-офицерской вдовы, которая «сама себя выпорола».


Источник