Как МВФ давит «украинский бунт»

Андрей Ганжа

19 ноября 2020 г. 10:37:01

«Конь горяч, норовист, но послушен» — этот идеал гусарской лошади в полной мере можно отнести к двум последним генерациям украинской власти, порошенковской и ЗЕкоманды. Они «сдали» всё – промышленность, банки, землю, а в вопросах, например, тарифов спешили исполнить даже невысказанные желания своего всадника. Ну, а куберты или вольты лошадки пресекаются быстро и эффективно.

На Украине даже смирная лошадь порой может взбрыкнуть. Иногда втихую, в расчете на «авось пронесет». Как, например, в истории с Бюро экономической безопасности. Это очередное антикоррупционное ведомство, задуманное как единый орган экономических, финансовых и налоговых расследований. Его создание четко прописано в последнем меморандуме Украины с ЕС. Это одно из условий получения макрофинансовой помощи на 600 миллионов евро, и украинский парламент сделал даже первый шаг в этом направлении, приняв в первом чтении соответствующий законопроект №3087-д. Но при этом создание подобного Бюро предполагает ликвидацию Государственной фискальной службы уже до конца этого года. Однако в проекте бюджета-2021 ГФС никуда не делась, и на ее деятельность предлагают выделить более миллиарда гривен. Вполне возможно, что это даже пройдет: «погонщики» у Украины опытные и знают, что, когда лошадь в упряжке начинает нервничать, ей просто надо подсыпать в хребтуг (мешок у морды) немного овса.

Но иногда в дело идет кнут. Пример: летом этого года в парламент был предоставлен законопроект о локализации производства, который предусматривал требование обеспечить при закупках машиностроительной техники 15−30%-ную долю производства частей для нее именно на Украине. Тут же возникает письмо посла Евросоюза Матти Маасикаса к премьер-министру Денису Шмыгалю и главе Верховной рады Дмитрию Разумкову. С указанием, что намерение ввести такой же уровень локализации в закупках, связанных с проектами Европейского инвестиционного банка, может оказать серьезное негативное влияние на будущую деятельность европейских институтов на Украине и соответствующую поддержку ЕС. То есть под угрозу были поставлены три проекта с ЕС, общим «весом» в 105 миллионов евро, одобренные Украиной буквально накануне.

Дмитрий Разумков

Gov.ua

Результат применения такого аргумента не удивляет: локализация украинского производства была поставлена на паузу, а по самодовольному заявлению Маасикаса в сентябре, она должна быть «даже не поставлена на паузу, а вовсе забыта». То же самое произошло и в сентябре, когда Верховная рада проявила «несанкционированную самостоятельность», проведя (с третьей попытки) успешное голосование по назначению своих представителей в состав конкурсной комиссии на занятие должностей в Специализированной антикоррупционной прокуратуре. Европа и США отреагировали мгновенно. В тот же день появилось синхронное заявление посольств ЕС и США с откровенным намеком о том, что от результатов конкурса будет зависеть дальнейшая поддержка Украины.

А отдельные евродепутаты — так те предельно откровенно, без намеков: «Украинский парламент проталкивает кандидатов, не имеют опыта и честности, к выбору главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры… Власти ставят под угрозу безвизовый режим с ЕС и дальнейшую помощь в размере 1,5 млрд евро» (Виола фон Крамон, евродепутат).

И вот теперь новый сеанс «вразумления», уже от Международного валютного фонда. 9 июня этого года МВФ утвердил новую 18-месячную программу stand by для Украины на 3,6 млрд SDR (или около $5 млрд) с немедленным выделением $2,1 млрд первого транша (скорее всего, в качестве того самого «овса в хребтуге»). После выделения первого транша было намечено четыре пересмотра программы — по итогам июня, сентября и декабря этого года, а также июня 2021 года с завершением этих пересмотров соответственно 1 сентября и 1 декабря этого года и 15 мая и 15 октября — следующего. Размеры второго и третьего транша — по $700 млн, третьего 560 и заключительного, четвертого — 980 млн долларов.

Июнь и сентябрь прошли, декабрь на носу, а денег нет. Потому что «нет решения ряда вопросов, которые беспокоят Международный валютный фонд» (Кирилл Шевченко, председатель Нацбанка Украины). В первую очередь подразумевается конституционный кризис. Оно и понятно, конституция Украины никого за ее пределами не интересует, но вот поддержание независимости и целостности (по сути, внешнего управления) Национального антикоррупционного бюро, Специализированной антикоррупционной прокуратуры и Высшего антикоррупционного суда — это обязательные условия текущей «программы поддержки» от МВФ.

Глава Нацбанка Украины Кирилл Шевченко

Bank.gov.ua

Еще два «беспокоящих вопроса» — это бюджет-2021 и условия работы Национального банка. Тоже понятно, доноры хотят получить гарантию первоочередного и безусловного возврата своих денег. Или того, что они посчитают залогом за свои деньги. И председатель Шевченко трепетно надеется к концу года получить не деньги, а хотя бы миссию МВФ. Что заставляет предположить, что «бунт подавлен» и Украина готова пойти навстречу всем желаниям: уж больно кнут жгуч.

Нынешняя украинская власть не представляет себе жизни без евро-американских денег. Президент Зеленский бубнит с унынием буддийской мантры: «Сегодня экономика так выстроена на Украине и она так выстраивалась, что мы без западных денег не можем прожить. Это же правда. Люди должны об этом знать. Поэтому было невозможно отказаться от Международного валютного фонда». Потому что «денег нет»…

Правда? А вот, например, экс-министр экономики (в 2007—2010 годах) и председатель Совета Национального банка Украины (с 2016 года) Богдан Данилишин убежден, что за последние 3,5 года вымывание капитала из Украины в пользу ее внешних кредиторов составило более 25 млрд долларов. И 4/5 дивидендов было выплачено нерезидентам в низконалоговых юрисдикциях (читай офшорах), в частности на Кипре, Британских Виргинских островах и в Нидерландах.

При этом поступления прямых иностранных инвестиций без реинвестируемых доходов за этот период составили лишь $5,1 млрд. То есть с Украины за три с половиной года «вывели» почти четыре программы МВФ.


Источник