Два взгляда на Румынское восстание 1907 года

15 июля 2017 г. 21:53:57

Восстание 1907 года в Румынии во многих отношения уникально. Первая русская революция открыла эпоху крестьянских войн, революций, волнений в странах Азии (Китай, Индонезия, Индия, Персия, Турция) и в Мексике. А масштабное и ожесточённое восстание в Румынии было, вероятно, единственным масштабным европейским "откликом" на события в России. По мере накопления о осмысления данных обязательно напишу о румынском восстании специально, а сейчас предлагаю вашему вниманию статью о восстании из советской "Детской энциклопедии" и беседу современных румынских журналистов с соотечественником-историком.

Очень интересно сравнить. Или советские дети были намного умнее современных буржуазных румын, или что ещё...

I. "Детская энциклопедия"

Крестьянское восстание 1907 года в Румынии

http://enciklopediya1.ru/index/0-2615

<...>

Только после русско-турецкой войны 1877— 1878 гг., в которой участвовала и Румыния, румынский народ наконец полностью освобо­дился от турецкого ига. Вместе с русскими са­моотверженно сражались тысячи румынских солдат. Они шли на штурм турецких укрепле­ний, участвовали в осаде крепости Плевна, и многие из них встретили смерть под ее сте­нами. Крестьянские сыновья умирали за неза­висимость Румынии, веря, что в освобожденной Румынии их семьи наконец будут иметь доста­точно земли, а с землей придет в деревню и до­статок. Но надежды их не оправдались.

Возглавлявшие правительство помещики и капиталисты оставили все по-старому, и в на­чале XX в. 2 тыс. крупнейших помещиков имели почти столько же земли, сколько миллион крестьянских хозяйств. Гонимые нуждой кре­стьяне каждый год вынуждены были арендовать землю у помещиков и наниматься к ним на работу.

Крестьянин вспахивал помещичью землю и засевал ее своими семенами, ухаживал за посевами, убирал урожай и свозил его в амбар землевладельца. И за эту работу он получал обычно не больше половины урожая. В такой плодородной стране нужда и голод были веч­ными спутниками крестьян. Питались они обычно мамалыгой (кашей из кукурузной муки) и овощами. Мясо ели по большим празд­никам.

Тяжелая болезнь на почве голода — пелла­гра приняла в Румынии характер народного бедствия. В начале XX в. здесь было, по офи­циальным данным, более 100 тыс. больных пел­лагрой. А во всей стране в то время насчитыва­лось менее 7 млн. жителей!

Поистине страшным зрелищем был сбор налогов в румынской деревне. Финансовые агенты с жандармами одну за другой обходили крестьянские глиняные мазанки, уводили со двора скот, отбирали последние початки куку­рузы, не оставляя и котла для варки мамалы­ги. Как говорила румынская пословица, «за­бирали даже золу из печи».

Периодически засуха губила посевы, и то­гда тысячи голодных, оборванных людей брели из деревни в город в поисках работы. Но слабо развитая промышленность Румынии не могла обеспечить их работой.

Крестьяне обращались к властям с проше­ниями и жалобами. Жители села Флемынзи (что в переводе на русский язык означает «го­лодные») писали, что крестьян, нанявшихся на работу, помещики кормят мамалыгой из гни­лой кукурузы, червивой брынзой и испорчен­ными огурцами. «Трудно объяснить, в какой нищете мы живем,— говорилось в другой жа­лобе, посланной в министерство внутренних дел.— Мы дошли до того, что умираем с голо­ду». Однако нищета и бесправие не превра­тили крестьян в покорных рабов. Почти каж­дый год вспыхивали крестьянские волнения. Жандармы и солдаты с помощью плетей и шты­ков наводили «порядок» и восстанавливали в се­лах «спокойствие».

Но крестьянство не прекращало борьбы. В 1905 г. свежий ветер из революционной Рос­сии ворвался в Румынию, по румынским селам разнеслась весть о русской революции. Вско­лыхнулся рабочий класс, усилилась стачечная борьба. Много людей переходило русско-румынскую границу; народ узнавал от них о революционных событиях в России. Распро­странению революционных идей помогали и мо­ряки броненосца «Потемкин», высадившиеся в Румынии.

Достаточно было искры, чтобы в румынской деревне запылал огонь восстания. Такой иск­рой оказалось требование крестьян села Флемынзи о снижении арендной платы. Произошло это весной 1907 г. С быстротой молнии движе­ние распространилось по всей стране, и в нача­ле марта крестьянские выступления достигли широкого размаха.

Повсюду толпы крестьян шли в сельское правление либо к помещику требовать сниже­ния арендной платы и облегчения условий ра­боты. Однако редко они заставали помещиков на месте. Обычно те бежали в города, под за­щиту солдатских штыков. Тогда крестьяне на­правлялись в города добиваться удовлетворе­ния своих требований. У застав их встречали жандармы и войска. Происходили кровавые столкновения.

Крестьяне, видя, что добром и переговорами от помещиков и властей уступок не добьешься, начали громить усадьбы.

5 марта 1907 г. огромные толпы крестьян, от­теснив войска, вошли в город Ботошани (на севере страны). В центре города завязалась ожесточенная схватка. Солдаты стали стрелять в воздух, а затем и в людей. Конница с шашка­ми наголо атаковала крестьян, вооруженных лишь кольями, вилами и топорами. Повстанцы, потеряв много убитыми и ранеными, отступили.

Сорок тысяч повстанцев окружили город Яссы. Им противостояла десятитысячная ар­мия. Крестьяне пытались проникнуть в город, но воинскому гарнизону удалось отбить натиск восставших.

В портовом городе Галац крестьяне и при­соединившиеся к ним рабочие явились к зда­нию городского управления. Из сотен уст раз­давалось требование: «Дайте нам землю!» Выз­ванные на место гусары выстрелами в упор рассеяли толпу.

Тщетно пыталось правительство задушить восстание. Оно распространялось все шире и шире, в несколько дней перебросилось на юг и охватило всю страну. Не было ни одного уез­да, где ни произошло бы крупных выступлений. Восставшие требовали уже не только снижения арендной платы, но и раздела помещичьих зе­мель. Крестьяне делили между собой землю, помещичий скот, сельскохозяйственный инвентарь и зерно.

Пылали помещичьи усадьбы. Повстанцы осаждали города. В некоторых местах, не полагаясь на верность солдат, вла­сти спешно вооружали буржуазию.

Крестьяне начали организовываться в от­ряды во главе с признанными вожаками, глав­ным образом из бывших солдат.

В десятых числах марта колонны повстанцев двинулись с разных сторон к Бухаресту, от­мечая свой путь пожарами помещичьих усадеб. «Требуем земли!», «Требуем ваших голов!» — провозглашали крестьяне. Отдельные воинские части, высланные им навстречу, не выдержали натиска и отступили. В самом Бухаресте происходили демонстрации рабочих, требовав­ших прекращения расправ над повстанцами.

Правительство подняло против повстанцев 140 тыс. солдат. «Не сообщайте мне о количе­стве пленных, сообщайте только о числе уби­тых!»— приказывал один генерал. «Косите из пулеметов!» — вторил ему другой.

Вот как описывал свидетель расправу, учи­ненную над одним из крестьянских отрядов: «Это была не битва, а бойня. По восставшим открыли огонь из пулеметов. После первых же выстрелов сотни крестьян пали мертвыми и ранеными, остальные в ужасе бросились бежать по направлению к близлежащему лесу. Снова раздался залп из пушек по скрывшимся в лесу крестьянам. Из огромной колонны восставших едва две сотни спаслись... после этой жуткой бойни». Артиллерийский огонь карательных отрядов сметал с лица земли целые деревни.

Подавив жестокими мерами сопротивление крестьян, правительство продолжало распра­ву. По дорогам Румынии потянулись бесконеч­ные колонны схваченных повстанцев. Изби­тые, голодные, оборванные, часто босые, с ру­ками, вывернутыми за спину и связанными у всех одной веревкой, брели они под конвоем. Падавших от усталости кавалеристы тут же добивали шашками.

Тюрьмы были переполнены. Арестованных помещали в казармы. В застенки были превра­щены даже баржи на Дунае. Одиннадцать ты­сяч расстрелянных, замученных, запоротых, погибших от ран, десятки сожженных селений, десятки тысяч пущенных по миру крестьянских семей — такова была расправа с повстанцами.

Рабочие поддерживали восставших, протес­товали против расправы над повстанцами, пы­тались организовать их борьбу. Но в Румынии в то время не было еще подлинно революцион­ной партии, которая могла бы возглавить и сплотить борьбу рабочих и крестьян.

Крестьянское восстание 1907 г. не прош­ло бесследно. Оно оказало большое влия­ние на развитие революционной борьбы в Ру­мынии.

Рабочим стало ясно, какая огромная револю­ционная энергия скопилась в массах крестьян­ства. А многие крестьяне поняли, что им не от кого ждать помощи в борьбе за землю, кроме как от рабочего класса.

Пример крестьян-повстанцев вдохновлял по­следующие поколения. В новой, свободной Ру­мынии осуществилась мечта, за которую поги­бали повстанцы: земля навечно перешла в руки тех, кто ее обрабатывает. Рабочие и крестьяне социалистической Румынии с благоговением склоняют головы перед светлой памятью героев и мучеников 1907 г.

II. Radio România Internaţional

Крестьянское восстание 1907 года- 110 лет спустя

2017-02-27 16:03:00 Стелиу Ламбру , Антон Брайнер

www.rri.ro/ru_ru/Крестьянское_восстание_1907_года_110_лет_спустя-2560663

В начале двадцатого века, Румыния шла по пути модернизации и европеизации. В девятнадцатом веке, общество и его политическая элита решили ориентироваться на политическую, экономическую, социальную и культурную эмансипацию с тем, чтобы оставить позади старые нравы. В этом триумфальном контексте, в феврале 1907 года произошел сильнейший социальный взрыв в румынской деревне, который остался известным в истории под названием Крестьянского Восстания 1907 года. Восстание имело сильные отголоски в Румынии, став известным даже за рубежом.

Историк Алин Чупалэ, профессор новой истории румын на историческом факультете Бухарестского Университета подчеркнул, что в обществе того времени восстание вызвало настоящий шок, показав пропасть между реальностью и стремлениями Румынии стать современной европейской страной.

«Восстание было большим шоком в то время, потому что событие имело беспрецедентный масштаб. В 1906 году, незадолго до восстания, Румыния организовала юбилейную выставку, которая имела отклик за рубежом. Это была выставка, задуманная как попытка подитожить или оценить развитие румынского общества с 1866 года, когда будущий король Кароль Гогенцоллерн-Зигмаринген прибыл в Румынию, и когда была принята Конституция, которая заложила основы политической системы конституционной монархии. В течение относительно короткого промежутка времени, с одной стороны мы видим достижения, позитивные вещи, которые были сделаны в Румынии в течение 40 лет, ну а с другой стороны и неудачи, свидетельствующие об ограничениях этой системы».

Сельскохозяйственная работа была недооценена, экономическая эффективность была слабой. К этом следует добавить отсутствие трудовой этики, неграмотности и алкоголизм[В этом месте сердца румынских прихожан и Прихожанок сладко млеют. Разумеется, дело не в том, что людям жрать нечего, беда в том, что они при этом не выработали в себе трудовой этики, да ещё и пьют всякую дрянь, вместо того, чтобы утешаться душеспасительным чтением. - М.З.], а также тот факт, что арендаторы умели воспользоваться всеми недостатками и пороками крестьян. Восстание началось на севере Молдовы 8 февраля в селе Флэмынзь, в сельскохозяйственном регионе. 9-го марта началось восстание на крайнем юге, в Валлахии и и Олтении, а в конце марта, оно был подавлено с помощью армии. Разъяреные крестьяне нападали на имущество арендаторов, а в некоторых регионах даже на боярские дома, убивая людей и пожигая постройки и имущество. Существовали и люди, которые думали, что повстанцы зашли слишком далеко в своих требованиях. Писатель И. Л. Караджале отмечал, что события приняли пропорции крестьянской «террористической революции, жестокой гражданской войны». Во время восстания имели место и столкновения между повстанческими группировками и крестьянами, которые не желали принимать участие в насилии.

Земельная проблема была хронической, но не она стала главной причиной событий, говорит Алин Чупалэ.

«Румынская историография считает основной причиной восстания нехватку земли в сельской местности. На мой взгляд, причины восстания должны быть связаны с более сложным явлением, а именно с тем, что система не работала на этом низком уровне. Мы имеем дело с коррумпированным местным самоуправлением, которое должно было защитить крестьянина от всяких злоупотреблений. Крестьян же оставили самостоятельно противостоять бюрократической системе, которую они не понимали и с которой они не могли справиться. Тогда крестьяне и проявили свое недовольство. Бунт был криком отчаяния. С помощью насилия они хотели обратить внимание на эту проблему, о которой элита страны знала, но не смогла найти жизнеспособное решение. И в этом-то и заключается парадокс румынского общества: проблема известна, но налицо неспособность реализовать решения, которые теоретически были найдены [Вероятно, подразумевается, что следовало обнаружить румынского Саакашвили или Навального и доверить этому герою пост премьер-министра. - М.З.] ».

Алинь Чупалэ прокомментировал несколько интерпретаций восстания, среди которых - его антисемитский характер, или иностранное происхождение.

«Когда люди попытались найти объяснение этому бунту, много дискуссий было посвещено роли евреев. Восстание 1907 года, также как и дело Дрейфуса во Франции, стало моментом, который выявил румынский антисемитизм. Речь идет о скрытом до тех пор антисемитизме, который не переходил еще в насилие. Евреев считали виновными в начале восстания из-за мнимых злоупотреблений еврейских арендаторов в Молдове против крестьян. Никто не думал о том, что большинство арендаторов были не евреями, а румынами. Появился и ряд смехотворных интерпретации, согласно которым австро-венгерские или российские разведслужбы организовали восстание [А вот это он зря сказал, все благонамеренные люди знают, что восстания организуются на деньги зарубежных разведок. Спросите у Старикова. - М.З.], чтобы вызвать беспорядки в Румынии. Этот сценарий является ложным. Восстание указывает на проблему румынского общества, очень серьезную проблему, которая не была решена даже в период междудвумя мировыми войнами».

В эпохе писали, что в результате крестьянского восстания погибло 11 тысяч человек. Алинь Чупалэ объяснил нам происхождение этой цифры и представил нам свои оценки.

«Информация, согласно которой 11.000 человек погибло появляется еще в ту эпоху, в газетах «Адевэрул», и «Диминяца», возглавляемых социалистом Константином Милле. Эта цифра не имеет никакого отношения к реальности. Коммунистический режим закрепил эту цифру без каких-либо проверок. В 1977 году Николае Чаушеску организовал съезд крестьянства, на который пригласили 11.000 делегатов, чтобы отметить число жертв 1907 года. Трудно сказать, сколько человек погибло тогда, и, вероятно, мы никогда не будем знать это с точностью. Папки с результатами расследования властей, очень тщательного расследования, были переданы министром внутренних дел Ионелом Брэтиану королю, в момент, когда Национал-либералы покуниули правящую коалицию. Братиану знал, что его консервативные противники воспользуются этими папками, чтобы ударить в него. К сожалению, эти папки были потеряны. По моим оценкам, после проверки реестров гражданского состояния, в которых записывались смерти в 1907 году, я выдвинуть ориентировочную цифру в 2000 жертв. Однако не так важно умерло ли 11.000 или 2000, а то, что в обществе, которое решило пойти по пути модернизации начали умирать люди из-за того, что бюрократия не смогла решить очень серьезную проблему».

Восстание 1907-го года показало, что хотя государство добилсь значительного прогресса, ему предстояло еще много наверстать. Не менее справедливым, однако, является и то, что нравам румынской деревни тоже предстояло измениться.

***********************************

Уважаемый румынский профессор как бы прямо и не говорит о том, что его бесстрашные соотчественники - пьянь, рвань, тунеядцы и вообще, "сами виноваты", но именно к этому он и клонит. А помещичье землевладение, слов нет, важный культурный фактор.


Источник







comments powered by HyperComments