Принц Эндрю как символ вырождения британской аристократии

Александр Халдей

2 декабря 2019 г. 13:38:52

Давно известно, что биологическое вырождение — неотъемлемый спутник старых семейных кланов, ведущих свою историю с глубокой древности. В обществе их принято называть «аристократы», что с лёгкой руки популярного героя советской кинокомедии рифмуется со словом «дегенераты». И это не шутка, дегенерация — главный бич старых аристократических родов, особенно британских.

Вся проблема в том, что британская аристократия формировалась в особых исторических условиях. Если в других странах аристократы были лучшими воинами, то в Британии аристократы были лучшими бандитами. Изначально это наиболее успешные пираты, наркоторговцы, работорговцы и финансовые мошенники. Когда все эти навыки соединились с финансовым могуществом, построенным на легальном обмане и грабеже, то возникла британская аристократия.

Консервация британской аристократии привела не только к появлению различных человеконенавистнических учений типа евгеники, фашизма и «бремени белого человека», но и на этой почве к целому ряду сексуальных отклонений — увлечению педерастией и педофилией.

Так как на лица женщин британской аристократической элиты без содрогания смотреть невозможно, а жениться на них не захотят даже по приговору суда, то половые извращения британских аристократов становятся формой бегства от ситуации, о которой говорят «деньги есть, а счастья нет».

Сексопатология как форма психопатологии — это неизменные спутники вырождения и деградации верхушки британского общества, замкнувшейся в себе самой и варящейся многие столетия в собственном соку. Это обратная сторона сохранения британских феодальных традиций, лишь подкрашенных капитализмом, как чай подкрашивают молоком. И если искать какой-то пример и символ британской элиты, то это принц Эндрю, средний сын нынешней британской королевы.

Как говорится, было у королевы три сына: Чарльз, Эндрю и Эдвард, — затесавшуюся между Чарльзом и Эндрю Анну никто в расчёт почему-то не принимает, и Эндрю так и называют — средний сын. Ну, средний так средний, особенно учитывая состояние ума и душевных качеств. Принц Эндрю откровенно скучал среди этого «британского цветника», и когда Джеффри Эпштейн, американский финансист по профессии и сутенёр по призванию, стал привлекать Эндрю к сексу с несовершеннолетними в своём американском особняке, то в жизни Эндрю наступил праздник.

Девушки, которых Эпштейн привлекал к сексуальному обслуживанию своих деловых друзей, показали, что они часто обслуживали и принца Эндрю. Так два друга-педофила нашли себя в этом мире и были очень довольны удачей.

Принц потом признался, что не жалеет о своей дружбе с Эпштейном, так как «благодаря ей он познакомился со многими интересными людьми, многое узнал и многому научился». Что он при этом имел в виду, Эндрю не пояснил. Эпштейна не осудил, его жертвам не посочувствовал. И здесь принц допустил непростительную ошибку, так как быть честным извращенцем в Британии не принято. Он дал объяснения, а девиз королевы «не жалуйся и не объясняй». Объясняться Эндрю был как раз и не должен.

Начался скандал, в результате которого Эндрю вызвали на ковёр в Семью и сказали, что отныне он компрометирует «светлый образ» британской короны, и потому должен сложить с себя полномочия официального члена семьи. Ему запретили появляться на публичных мероприятиях. Разумеется, ни о какой тюрьме речи не шло, считалось, что Эндрю и так наказан должным образом.

Наказали Эндрю по классике — не за то, что грешил, а за то, что попался и, самое главное, — что признался. Ведь трудно предположить, что о вкусах Эндрю не знала британская разведка и, следовательно, королева-мать. Никто и слова не сказал, пока Эндрю развлекался у друга Клинтонов — связи Эпштейна в американской элите были довольно широки. Никто и думать не мог, что Эпштейн так погорит и спалит всех, кто стоял близко к нему.

Слишком много знавший Эпштейн неожиданно «повесился» в тюрьме в одиночной камере. Соседа по нарам специально отселили в другое помещение. Под круглосуточным контролем камеры наблюдения — как раз в ночь убийства почему-то сломалась. И двух охранников, которые каждые два часа должны были контролировать камеру Эпштейна, но в ту ночь почему-то заснули мертвецким сном. Это совсем не удивительно, учитывая привычки Клинтонов избавляться от проблемных знакомств, а вот с Эндрю оказалось сложнее.

Оказалось, что ни статус принца и герцога, ни звание вице-адмирала, ни навыки пилота вертолёта и капитана корабля не делают человека умнее. Эндрю был уверен, что ничего необычного для британской элиты он не делает. Он был прав, вся его в вина лишь в том, что он засветился, и его пришлось как-то формально отделить. Выразить порицание.

В России есть такой едкий анекдот про британскую аристократию. Британский лорд рассказывает, как встретил на улице бедную девочку. Стоит под дождём, подаяния просит. Ножки тоненькие, ручки худенькие, голодная, холодная. Привёл домой, уложил на кровать и стал пользоваться. Так друзьям и говорит: «Душа болит, пользуюсь и плачу, пользуюсь и плачу». Принц Эндрю даже не плакал. В чём и признался. И именно за это его уволили из принцев.

И все те, кто получал от него или платил ему деньги, срочно от него отказались. О чём и заявляли в СМИ. Начался парад благочестия напоказ. Древние фарисеи плачут от зависти, им такая степень святости была недоступна.

Что ещё можно сказать обо всём этом? Многое. Можно сказать: «Это Британия, детка». Можно сказать: «Их нравы». Можно казать: «Такова вся аристократическая жизнь». А можно вспомнить, что о них сказано, что они уже получили все свои лучшие награды в этой жизни, и то, что их ожидает в Царствии небесном, лучше не представлять, ибо лучше бы им было, если бы им одели на шею мельничный жёрнов и бросили в море.

Но им всё это ещё предстоит, и так далеко они не думают. Пока они пьют, едят и радуются, не думая, что за всё это их однажды призовут на суд. Ни одно зло не остаётся без воздаяния, и не дай вам Бог родиться аристократом. Особенно аристократом британским — это пересыльная тюрьма для самых отверженных грешников на пути в ад. Тут принцу Эндрю можно было бы даже посочувствовать, но, честно говоря, почему-то даже не хочется.

Специально для ИА REGNUM


Источник