Стариков не жалко: Стратегия Швеции против COVID — история успеха или история провала?

14 октября 2020 г. 13:02:24

За свою политику минимального вмешательства во время пандемии коронавирусной инфекции Швеция стала нарицательным примером. Правительство страны не вводило самоизоляцию и масочный режим, за что было раскритиковано во всем мире.

Осенью, когда Европу начала накрывать вторая волна, гнев сменился на милость, поскольку в Швеции не наблюдаются скачки прироста зараженных. ВОЗ теперь говорит, что шведский подход должен стать всеобщим.

Однако обратной стороной успеха Швеции является ужасающая статистика смертности среди стариков, как отмечают наблюдатели, коронавирус бесконтрольно проникал в дома престарелых.

И хвалят, и критикуют

Весной, когда все страны закрывали границы и отправляли людей в самоизоляцию, Швеция решила идти по собственному пути, настаивая на том, что локдаун сродни «использованию молотка, чтобы убить муху».

Однако, как отмечает газета New York Times в недавней статье, шведские власти и общество сделали больше для борьбы с пандемией, чем многие могут подумать на первый взгляд.

Главное в чем шведы были правы, отмечает NYT, так это то, что пандемия коронавируса — долгоиграющее явление, поэтому закрывать общество, рушить экономику и ставить под угрозу устойчивость всего общества совершенно неприемлемо.

Как отмечает журнал Economist, Швеция всегда полагается на собственную национальную стратегию и пытается искать компромиссы для создания длительной социальной сплоченности. Однако, сегодня Швеция является прогрессивной страной, которая имеет одну из самых мощных экономик в Европе, отмечает издание.

Однако пример Швеции не является историей успеха. В стране было в пять раз больше смертей на душу населения, чем в соседней Дании, и примерно в десять раз больше, чем в Финляндии или Норвегии.

При этом «свобода шведов» во время пандемии не слишком способствовала спасению экономики, даже несмотря на то, что большинство летальных случаев в стране наблюдалось среди пожилых людей, которые уже не работали. Доход только за второй квартал этого года сократился на 8,3 процента, что является худшим показателем, чем в других скандинавских странах.

Однако, в отличие от Британии, Франции, Испании и многих других стран, Швеция еще не столкнулась со второй волной пандемии. Число больных в Стокгольме, конечно, растет, но показатели невысокие.

Новая стратегия шведского правительства предусматривает быстрое широкомасштабное тестирование на коронавирус и отслеживание контактов с целью раннего выявления и подавления вспышек COVID-19.

Основой успешной стратегии борьбы Швеции с COVID-19, отмечает Economist, является не то, что «свободолюбива», а то, что правительство страны взвешивает компромиссы по каждому карантинному ограничению.

Например, если кто-то получил положительный результат теста на коронавирус, вся семья должна пойти на самоизоляцию. Но только на пять-семь дней. В Швеции считают, что риск заразить кого-то вирусом на второй неделе небольшой, а длительная изоляция может навредить психическому здоровью.

Многие все же продолжают критиковать Швецию, а именно за ее отношение к пожилым людям во время пандемии. Как отмечает Der Spiegel, шведская стратегия казалась разумной, пока вирус не проник в дома инвалидов и престарелых.

Прежде всего поэтому в Швеции смертность от коронавируса почти в десять раз превышает смертность в Финляндии и Норвегии, пишет журнал.

Рассказы родственников и расследования показывают, что многочисленные жертвы COVID-19 в Швеции еще могли бы жить.

«Их жизнь не пытались спасти», — говорит Андерс Фальне, почетный профессор Каролинского института в Стокгольме.

Der Spiegel приводит в пример стокгольмского врача Бенгта Хильдебранда, которому с трудом удалось положить своего 78-летнего отца в больницу. Он говорит, что в доме престарелых ему выписали морфий, чтобы он «тихо умер».

Также рассказывается случай, когда пожилую женщину, заразившуюся в доме престарелых, не взяли в больницу, сославшись на отсутствие коек. Ей дали морфий, и она умерла. Позже расследование показало, что в больнице места были.

О том, что речь идет не об отдельных судьбах, свидетельствуют и официальные данные, отмечает немецкое издание.

Даже в разгар пандемии в Швеции было достаточно свободных мест в отделениях интенсивной терапии, говорила глава министерства социального обеспечения Швеции Лена Халленгрен.

Дело в том, что одной из предупредительных мер во время борьбы с пандемией стала разработка приоритета, кого лечить в первую очередь, а кого и вовсе не лечить.

Одним из критериев для распределения в группы приоритетности является биологический возраст, другой критерий — имеющиеся заболевания.

Если вы старше 60 и у вас есть две проблемы в работе органов, то у вас нет никакого приоритета. Если все органы здоровы, но вам 80 и больше — то больничная койка вам не светит.

Так как шведские клиники не были перегружены, эта инструкция могла бы остаться неиспользованной, но, по всей видимости, этого не произошло, отмечает Der Spiegel.

«Нас вынуждали оставлять людей умирать на наших глазах, хотя мы знали, что при интенсивной терапии у них были бы хорошие шансы выжить. Это происходило несколько раз за день», — рассказывают врачи.

В домах инвалидов и престарелых ограничивались паллиативной помощью больным вместо того, чтобы отправлять их в клинику.

«Мы живем в культуре Питера Пэна, где прославляется молодость, а старость считается увяданием с растущим слабоумием», — говорит стокгольмский писатель Маркус Прифтис.

Согласно Всемирному обзору ценностей, менее 20 процентов жителей Швеции уважительно относятся к пожилым, это меньше, чем во многих других странах.


Источник