Почему РПЦ потеряла Украину?

Александр Халдей

18 октября 2018 г. 11:01:27

Проблемы надо искать не во внешних врагах – они были всегда, а во внутреннем отступничестве от веры

17 октября ИА REX перепечатал интересную статью директора Международного фонда «Христианская солидарность» Дмитрия Пахомова "Три причины поражения русской церкви на Украине». В качестве причины случившегося названы следующие обстоятельства: а) Московский патриархат растерял влияние, бывшее у РПЦ при СССР; б) дефекты миссионерской работы с населением, утрата обратной связи с ним; в) перегруженность Иллариона посторонней деятельностью и превращение ОВСЦ в службу протокола. В результате чего вся работа легла на заместителей, а те работу не тянут.

Ни одна из оценок не может быть признана исчерпывающей и полноценной. Включённость уважаемого автора в структуру РПЦ не позволяет ему объективно освещать все причины случившегося на Украине провала РПЦ. Настоящие причины автор назвать не в состоянии в силу требуемой от него политкорректности к руководству РПЦ. Но тогда попытка анализа бесполезна. Если главной вашей задачей является не навредить нынешней церковной администрации, то ваш анализ окончится неудачей. Он приведет не к вскрытию недостатков, а к оправданию неудачников.

Первое. Не московский патриархат растерял влияние, бывшее у него в СССР, а Россия после распада СССР утратила влияние в мире. И совершенно логично, что как часть России, РПЦ так же утратила свои геополитические возможности. За каждой церковью стоит её государство, и влияние церкви есть не влияние её иерархов и богословов, а влияние государств. Как бы мы ни говорили, что церковь у нас отделена от государства, это не так. Государство не может отделить от себя церковь, и они используют друг друга в политике.

Если слабеет государство, слабеет и его церковь. Не может быть такого, что государство ослабло, а церковь сохранила влияние. Утверждать возможность такого раздельного существования – либо глупость, либо ложь. Без Рима папа никогда не стал бы папой. Без США Константинополь никогда не победил бы Москву.

Второе. Не дефекты миссионерства привели утрате связи с паствой. В РПЦ наблюдается тот же самый тренд, что и в современном российском госуправлении - либерализация высшего менеджмента. Учитывая влияние государства на церковь, их взаимопереплетение, другого и быть не может. Если в стране у власти либералы, боготворящие деньги, то ожидать аскетичного патриарха-консерватора нельзя.

Нынешний патриарх России избирался не одним лишь участием духовенства, а с привлечением огромного числа голосов политической и бизнес-элиты. Олигархата, одним словом. Их голос был решающим. Без их голосов у России мог быть и другой патриарх. То есть власть была настолько заинтересована именно в этом патриархе, что не могла доверить этот вопрос исключительно церковной общественности.

А либерал – это, прежде всего, финансист. Менеджер финансовых потоков. Трансформация менеджерского корпуса РПЦ пошла не в сторону миссионеров и наращивания духовно-просветительской деятельности, подвижничества, а в сторону оптимизации хозяйственной деятельности. Этого не могли не заметить все прихожане и околоцерковные круги.

Это стало причиной охлаждения большого числа населения к церковной жизни. Из миссионерства оказались выведены наиболее успешные и авторитетные миссионеры, так как их отношения с новым руководством, нацеленным, в первую очередь, на консолидацию финансов, не сложились. Скандалы вокруг патриарха, как бы они ни были инспирированы либеральными кругами, не добавили авторитета церкви и её руководству.

Если принять во внимание мнение многих аналитиков, что в России снизился уровень компетенции кадров госуправления, то этот процесс никак не миновал и руководство РПЦ. Церковь – часть государства и то, что происходит в государстве, происходит и в церкви. Когда пастырей вытесняют «эффективные менеджеры», следует понимать, что эффект проповеди упадёт. Даже если при этом вырастет поток финансов. Авторитету церковного руководства это не способствует, даже когда открываются новые храмы. В таком случае сбывается пророчество о том, что настанут времена, когда храмов будет больше, чем тех, кто в них молится.

Третье. Илларион – ставленник патриарха. Квалификация и трудовой регламент Иллариона известен патриарху и не вызывает с его стороны нареканий. Утверждать обратное – означало бы утверждать, будто патриарх утратил руководство церковным аппаратом, что не соответствует действительности. Больше того – после прихода к власти именно патриарх изменил структуру ОВСЦ и его функции таким образом, что он превратился из церковного МИДа, каким был при патриархе Алексии, в протокольный отдел, каким он стал при патриархе Кирилле.

И квалификация Иллариона, и его сфера занятости, и статус ОВСЦ - не упущение Иллариона, а целенаправленная политика Кирилла. Он добивался именно такого статуса ОВСЦ. И он этого добился. В результате реформы церковного управления часть функции прежнего ОВСЦ передал другой структуре. На то, чем ОВСЦ является сейчас, легли именно функции протокола. То есть это не недосмотр, это стратегия.

Все нынешние православные страны, к которым безуспешно обращается РПЦ - это страны НАТО. Нелепо предполагать, что руководство этих стране не в состоянии влиять на руководство своих церквей. Когда в мире был СССР, эти страны или входили в блок Варшавского договора, как Румыния и Болгария, или в какой-то степени были близки СССР политически, как Греция или Югославия. Украина, Молдавия и Грузия и вовсе были частью СССР. Сирия так же была нам близка. Египет не был врагом СССР, а в Израиле наше влияние на православный сектор мы были в состоянии обеспечить.

Именно этими факторами и были обусловлены высокие позиции РПЦ МП в мире. Утрата этих позиций Россией естественным образом ударила и по позициям РПЦ. Не один только патриарх или тем паче Илларион (а всё свелось вовсе к его заместителям – нашли стрелочников!) виноваты в случившемся. Процесс утраты всего начался даже не при Горбачёве – при Хрущёве. Сейчас просто последняя стадия. Слабело всё – ухудшилось внешнее окружение, усилилось внутреннее влияние либералов с их прозападными интересами, произошла переориентация приоритетов церковного и государственного руководства.

Ведь в церкви происходит то же самое, что и в обществе. Если больное общество, то и церковь больная. Раскол в обществе – раскол и в церкви. Раскол не богословский – политический. Общество настроено остро критически к либерализму. А в руководстве страны преобладают либералы, и они определяют внутреннюю политику и пытаются влиять на внешнюю.

Церковь в таких условиях внутренне раскалывается во мнениях. Толкаемое высшим либеральным руководством страны, руководство церкви идёт на сближение с Западом, вызывая обострение внутреннего неприятия такого курса среди верующих. Несмотря на растущее сопротивление экуменизму и сближению с Ватиканом, руководство церкви, обслуживая классовый заказ российской буржуазии, идёт на контакты с римскими отступниками от веры и формирует либеральное крыло внешнеполитического управления.

Если церковная среда остаётся внеклассовой, то церковная верхушка совершенно конкретно обуржуазилась и стала едина с правящим российским классом в своих имущественных и политических интересах – дорогие лимузины, дорогие яхты, апартаменты и так далее.

Думается, причина этого не только в желании части нашей элиты праздновать Рождество до Нового года и сидеть в храме на богослужении. Они душой стремятся слиться с Западом, стать его частью. То, что такие контакты всегда идут России во вред, никто в руководстве РПЦ услышать не захотел. По сути, руководство РПЦ игнорирует конфликт с церковной нелиберальной массой и идёт на него в пользу сохранения единства с либералами внутри России.

Так чего же удивляться, что эти люди не справились с задачей защиты интересов русской церкви на Украине? Они никогда и не были заточены на такую защиту. Их ориентировали на сближение и подчинение, а не на борьбу и победу Истинного Православия. Для успешной борьбы нужны не только другие стратегии, но и другие стратеги. Не случайно Сталин поменял весь высший командный состав армии после поражений начала войны.

Как великолепно показал это в своем тексте Владимир Павленко, аналогичная ситуация с нынешним Томосом была и при Сталине, когда Константинополь пытался провернуть историю вспять. Однако Сталин показал свой полководческий гений не только на полях войны, а и на религиозном поле – и обыграл Фанар вчистую. Так а что сегодня-то помешало это сделать Кириллу и его команде? Денег мало? Воли мало? – Веры мало. Стоящей за ней правды и, соответственно, силы.

О некоторых других проблемах современной Русской православной церкви, которые сплошь и рядом видят простые прихожане, просто промолчу – слишком велик их список.

В церкви сегодня точно так же, как и в государстве, протекает острый скрытый конфликт между либералами и право-левыми консерваторами. Пока побеждают либералы, проигрывает Россия. Чтобы Россия начала выигрывать, нужно повсеместно убрать либералов из политики – что в мире, что в государстве, что в церкви. Иначе Апокалипсис наступит намного раньше, чем написано в Священном Писании.


Источник