После 2017 года Евросоюз сдадут в архив

29 ноября 2016 г. 21:59:10

В 2017 году Европейский Союз столкнется с вызовами, которые могут трансформировать его в нечто иное или вообще привести к закату. Такое мнение в интервью РИА «Новости» высказал заместитель председателя Палаты депутатов парламента Италии, один из руководителей влиятельного оппозиционного «Движения 5 звезд» Луиджи Ди Майо.

В следующем году ЕС столкнется с последствиями решения британцев выйти из этого союза. Но дело не только в Великобритании. По мнению Ди Майо, Brexit свидетельствует о том, что европейские избиратели разозлены на традиционные партии, которые привели ЕС в его нынешнее состояние.

«Изначально была прекрасная идея союза между народами, между странами, которые помогают друг другу. Но во что эта идея превратилась сегодня? В единый рынок, который распродают при помощи соглашений с внешними рынками», — говорит депутат, в качестве примера приводя договор о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве с США (TTIP), предоставление статуса MES (Market Economy Status) Китаю и другие соглашения.

Еще одним примером, что ЕС больше не заботится об интересах своих граждан, Ди Майо назвал антироссийские санкции, которые нанесли только итальянским производителям ущерб в размере 7 миллиардов долларов в год. «Такие действия не отвечают самой идее Евросоюза, так как используют единый рынок для того, чтобы поддерживать или наносить ущерб другим», — цитирует издание итальянского политика.

В 2017 году пройдут президентские выборы во Франции и парламентские — в Германии, что может привести к смене власти в этих странах. Кроме того, уже 4 декабря состоится референдум в Италии по вопросу внесения изменений в Конституцию страны. Не исключено, что он станет причиной политической нестабильности и досрочных выборов парламента в 2017 году.

Также 4 декабря пройдет повторный второй тур президентских выборов в Австрии, на которых способен победить представитель ультраправой Партии свободы. Во время предыдущего голосования, признанного недействительным по техническим причинам, он лишь на несколько процентов уступил независимому кандидату Александру ван дер Беллену. Таким образом, власть может кардинально смениться в странах, являющихся ядром ЕС.

Эти выборы могут задать совершенно иной вектор развития союзу. К примеру, если во Франции победит Марин Ле Пен, это приведет к усилению евроскептиков — лидер «Национального фронта» уже обещала провести референдум, аналогичный британскому Brexit. Если в Австрии и Германии к власти придут ультраправые силы — это окажет серьезное влияние на политику ЕС и вобьет клин между европейскими элитами.

Есть и силы вроде «Движения 5 звезд», которые выступают не за распад, но за трансформацию Европейского Союза и возврат к первоначальным принципам, на которых он основывался. «Мы видим Европейский союз как союз между народами. В наших странах есть многие сотни тысяч безработных, а время тратят на спасение банков. Чтобы иметь смысл, ЕС должен помогать европейским гражданам и защищать их от феномена миграции», — говорит Луиджи Ди Майо. Для этого Евросоюз должен не только заниматься внутренними делами, но и начать играть более существенную и независимую роль во внешней политике.

Даже если выборы 2017 года не приведут к кардинальной смене власти в ключевых странах ЕС, баланс сил почти наверняка сместится. А если проблемы миграции и терроризма, а также экономические трудности будут усугубляться, евроскепсис продолжит расти. И тогда если не на этих, то на следующих выборах к власти могут прийти силы, которые будут выступать за усиление национальных государств и превращение ЕС в чисто номинальное образование.

Замдиректора Центра стран СНГ Института Европы РАН, доктор политических наук Алексей Гусев считает, что Европейский Союз могут спасти только кардинальные реформы и налаживание отношений с Россией.

— Лидеры ЕС пребывают в растерянности. Это связано, во-первых, с выборами в США. К власти пришел Дональд Трамп, и европейцы не очень понимают, как выстраивать с ним отношения. Трамп неоднократно делал весьма резкие заявления, например, говорил, что американцы не собираются больше кормить блок НАТО. А США, напомню, обеспечивают более 70% финансирования этой организации. В Брюсселе не знают, насколько серьезно относиться к этим заявлениям и какую политику будет выстраивать администрация Трампа.

Во-вторых, меняется ситуация внутри самой Европы. В Великобритании уже состоялся Brexit и сменился кабинет министров. Правда, в Германии, несмотря на предстоящие выборы, изменений ждать не стоит — скорее всего, снова победит правящая коалиция ХДС/ХСС и Ангела Меркель останется на посту канцлера на четвертый срок.

— Но многие СМИ пишут о том, что немцы устали от Меркель и что она стремительно теряет рейтинг…

— Тем не менее, реальных конкурентов у нее нет. Альтернативой мог быть только Франк-Вальтер Штайнмайер, но ему предложили должность президента, и он, скорее всего, займет этот пост в феврале 2017 года.

Что касается Франции, хорошие шансы на победу есть у Франсуа Фийона от партии «Республиканцы». Теоретически это может привести к подвижкам в политике Франции.

Но, мне кажется, нужно говорить не об отдельных странах, а о ситуации в ЕС в целом. Она действительно серьезная. Но не потому, что придут новые люди в лице Франсуа Фийона или Терезы Мэй. Ситуация патовая сама по себе.

— В каком смысле?

— Мне кажется, что Европейский Союз уже прошел точку невозврата. За 65 лет евроинтеграционных процессов он так и не стал серьезным политическим игроком. Наднациональные институты ЕС юридически получили статус, но не стали базисом, на площадке которого мог бы выстраиваться реальный союз. На это наложились проблемы миграции, безработица, непростая экономическая ситуация.

ЕС на пути к развалу, происходит его политическая деструкция. Если не поменяется интеграционная модель, он обречен. И это совершенно не связано с отдельными личностями во власти или даже с тем, как к Евросоюзу будет относиться Дональд Трамп.

В то же время, многое будет зависеть от того, как ЕС будет выстраивать отношения с Российской Федерацией. Если те сохранятся в нынешнем виде, а это санкционное давление, падение товарооборота и сворачивание политических контактов, то Евросоюз обречен. Если будут изменения, о которых в последнее время говорили глава Европарламента Мартин Шульц и президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, заявлявшие о необходимости улучшения отношений с Россией, эту модель еще как-то можно вытянуть за уши.

Доцент кафедры европейской интеграции МГИМО России Александр Тэвдой-Бурмули полагает, что дело не столько в выборах, сколько в грузе внутренних проблем ЕС.

— Предстоящие в 2017 году выборы не станут точкой бифуркации для Европы. Ни в одной из этих стран к власти не придут системные антиевропейские силы, по крайней мере, на уровень, необходимый для принятия решений. В ФРГ с высокой степенью вероятности канцлером снова станет Меркель. Во Франции Марин Ле Пен в лучшем случае дойдет до второго тура, но там вряд ли одержит победу. В Италии, возможно, президентом станет популист, но это не та фигура, которая будет принимать реальные решения.

Поэтому с точки зрения выборов Евросоюзу ничего не угрожает. Что угрожает ЕС, так это внутренние проблемы. Они сохраняются и накапливаются. Это и миграционный кризис, и сложная ситуация с экономикой, и другие вызовы. В этом смысле Европе, так или иначе, придется двигаться в какую-то сторону. Союзу необходимо пройти процесс трансформации, иначе этот багаж рано или поздно обрушит весь ЕС. Но это не ситуация следующего года.

Руководитель Центра внешней политики России Института экономики РАН Борис Шмелёв убежден, что происходящее в ЕС нельзя отделять от общемировых тенденций

— Все последние десятилетия экономическое и политическое развитие в мире определялось процессами глобализации, которые предполагают ослабление национальных суверенитетов и размывание функций государства во внутренней политике. Это происходит через объединение стран на региональной основе в экономические интеграционные группировки или военно-политические союзы. Европа включилась в глобализацию через ЕС.

Но глобализация не линейна. Она проходит через подъемы и падения, и сейчас мы переживаем период затухания этих процессов. В Европе и США усилились позиции противников глобального финансового капитала. Стали больше учитываться интересы промышленного и национального капитала, что привело к усилению роли государства.

Все это самым непосредственным образом затрагивает дальнейшую судьбу ЕС. Его будущее связано с усилением наднациональных органов и передачи им части суверенитета. Но сейчас набирают ход противоположные тенденции. Это видно на примере Британии, которая проголосовала за выход из ЕС, Франции, Италии и других стран, где усиливаются правоконсервативные силы.

Европа переживает болезненный переход от ставки на неолиберализм к другим принципам организации общественно-политической жизни, связанным с усилением роли государства. Отсюда так много прогнозов, что ЕС не переживет этот кризис и распадется.

— Насколько это вероятно?

— Дискуссии о возможном развале Евросоюза идут уже несколько лет. Но мне кажется, что он выдержит и продолжит свое существование. Просто потому, что другой альтернативы у Европы нет. В противном случае все вернется на круги своя. Континент опять превратится в сообщество национальных государств, в котором доминирует Германия. Как в предвоенный период.

Состояние кризиса в ЕС будет продолжаться достаточно долго. Но, в конце концов, найдут компромисс, который позволит Евросоюзу существовать дальше. Его перспективы связаны с судьбой глобализации в целом, которая пока не ясна.

Но не думаю, что в ближайшее время произойдут катастрофические события, в результате которых ЕС распадется. Возможно, уменьшится его дееспособность, странам будет труднее находить общий язык. Хотя правоконсервативные силы, которые могут прийти к власти, на самом деле вполне способны договориться. В этом случае мы увидим новые политические процессы, которые будут определять лицо Европы.


Источник





comments powered by HyperComments