Болгария: Русско-турецкая прокси война может обостриться

21 февраля 2020 г. 20:20:38

Президент Эрдоган собирается атаковать армию Асада напрямую. Это будет иметь непредсказуемые последствия, пишет издание. На данный момент все выглядит так, будто ситуация движется в сторону наихудшего сценария, в котором прокси война в Идлибе находится на грани превращения в войну обычную. Так ли это? — комментируют читатели.

Момчил Милев

Возможный военный ответ Эрдогана также может привести к столкновению с российскими силами в Сирии, что приведет к обострению конфликта.

Обмен смертельными ударами между турецкими экспедиционными силами в сирийской провинции Идлиб и поддерживаемыми Россией военными силами в Дамаске за последние две недели резко усилил напряженность в разразившейся на Ближнем Востоке гражданской войне. Ситуация в Сирии, похоже, находится на пути к неконтролируемой эскалационной спирали после того, как дипломатические переговоры в Москве в начале этой недели не дали удовлетворительного результата. За последние полгода регулярная турецкая армия, направленная для создания «зоны безопасности» в последнем контролируемом Сирией регионе, понесла жертвы (13 человек), и президент Реджеп Эрдоган, по-видимому, не готов оставить все это без последствий.

«Операция „Идлиб" — вопрос будущего» — заявил прямо глава турецкого государства в среду на встрече депутатов своей партии. И добавил: «В настоящее время мы находимся в процессе обратного отсчета, делая наши последние предупреждения». Эрдоган просит, чтобы вооруженные силы президента Сирии Башара Асада в Идлибе и его поддерживающие военизированные формирования покинули позиции турецкой армии к концу февраля.

В соответствии с соглашением о прекращении огня, подписанным Турцией и Россией в 2018 году, в сирийской провинции должна была быть создана зона деэскалации. Обе стороны получили право разместить свои передние наблюдательные посты для контроля за соблюдением перемирия.

Однако в последние недели ситуация неожиданно изменилась. С декабря силы Асада пытаются нейтрализовать недавние вспышки сопротивления повстанцев в регионах Алеппо и Идлиб. В результате массированного наступления некоторые турецкие посты оказались в окружении сирийской правительственной армии. Также имели место быть вооруженные провокации с человеческими жертвами с обеих сторон. В ходе наступления силы Асада также установили контроль над ключевой автомагистралью М5, связывающей столицу Дамаск со стратегически важным Алеппо.

Из России — без любви

Требование, выдвинутое Эрдоганом, не осталось без ответа. Реакция последовала через несколько часов и, что закономерно, не из Дамаска, а из Москвы, без чьей помощи Башар Асад вряд ли изменил бы ход гражданской войны. «Если мы говорим об операции против законной власти в Сирии и ее вооруженных сил, то это, конечно, худший сценарий», — завуалировано заявил представитель Кремля Дмитрий Песков. Министр иностранных дел России Сергей Лавров был более прямолинеен и заявил, что сирийские силы соблюдают соглашение 2018 года, но реагируют на провокации.

Говоря простым языком, все это означает, что любые решительные действия Эрдогана могут привести к прямому столкновению между российскими и турецкими войсками. В настоящее время сирийская армия успешно движется вперед и занимает лидирующее положение в гражданском конфликте только потому, что обладает полным превосходством в воздухе благодаря российским военным самолетам, размещенным на базах Хмеймим и Тартус. Однако, если турецкая армия пойдет на массированное наступление, российская авиация столкнется с трудным выбором: либо бомбить ее, рискуя формальной войной с Анкарой, либо отказаться от явно более слабых сухопутных сил Асада, что также подорвет нынешние стратегические достижения Кремля в регионе.

Кто моргнет первым

Нынешняя ситуация представляет собой крайне рискованную геополитическую игру в покер между Кремлем и Анкарой. Особенно в контексте того, что в случае удара со стороны России Турция, скорее всего, попытается активировать статью 5 НАТО и обратиться за помощью к другим странам альянса, что может иметь непредсказуемые последствия для глобальной безопасности.

Как с этого момента будут развиваться события — взрывоопасное уравнение со множеством неизвестных — во время своего выступления в среду Эрдоган заявил, он полон решимости «любой ценно» сделать спорный регион безопасным. Дамаскский режим и его союзники в Москве, со своей стороны, также продемонстрировали решимость и отказываются использовать демаркационную линию, согласованную в 2018 году. Предложение России «переопределить» зону деэскалации было сочтено неприемлемым и «не подлежащим обсуждению» представителем президента Турции Ибрагимом Калином.

Еще одним осложняющим фактором является тот факт, что за почти три месяца правительственное наступление в Идлибе лишило домов почти 900 тысяч человек, и они почти наверняка будут искать спасения в соседней Турции, которая уже изнемогает под бременем более 3,5 миллионов сирийских беженцев на своей территории.

«Турция сделала все приготовления, необходимые для выполнения своих оперативных планов. Поэтому мы можем прийти в любое время. Другими словами, наступление в Идлибе — это только вопрос времени», — резюмировал Эрдоган. Согласно официальным данным, вооруженные силы Турции сосредоточили около 30 тысяч военнослужащих и большое количество военной техники вдоль сирийской границы. Источник информационного агентства Reuters уточняет, что Анкара уже ввела на территорию Идлиба около 15 тысяч солдат и офицеров, которые только и ждут приказа о нападении. «Вы не можете себе представить масштаб турецкого подкрепления. Половину пограничного города Рейханлы в настоящее время занимают специальные подразделения, готовые войти в Сирию, — сообщает источник агентству — Их силы находятся в полной боевой готовности. Ожидается, что операция может начаться в любой момент».

Что дальше

В контексте всего этого у Турции есть несколько вариантов дальнейших действий.

Во-первых, это дальнейшая эскалация. Президент Эрдоган может попытаться поднять цену, которую Россия и режим Асада должны заплатить за свое наступление. В какой-то степени Турция уже делает нечто подобное, отправляя тяжелое оружие, включая танки, бронетехнику и артиллерию в помощь повстанцам Идлиба. В этом случае, однако, Турция, несомненно, серьезно поставит под угрозу свои отношения с Россией, выходящие далеко за рамки сирийского конфликта.

Другой вариант — Эрдоган выбирает курс дипломатии. В этом случае власти Анкары рискуют выглядеть слабыми, пытаясь пересмотреть условия соглашения в Астане. В этой ситуации Турция может искать меньшую зону безопасности вдоль турецко-сирийской границы, где сосредоточены лица, ищущие убежища в результате гуманитарного кризиса. Если что-то подобное произойдет, Эрдоган, скорее всего, обратится за финансовой помощью к ЕС, чтобы покрыть расходы на содержание буфера для беженцев. Однако существует риск того, что этот регион превратится в «ничейную землю» или «сирийскую полосу Газы», поскольку Дамаск в большей степени заинтересован в контроле над стратегическими точками в Идлибе и был бы рад сделать так, чтобы люди стали проблемой для Турции.

Третий вариант — Эрдоган попросит поддержки у Запада. Если Турция решит частично пожертвовать своими затопленными отношениями с Россией, она может обратиться за поддержкой к своим союзникам, особенно к США. В некоторой степени уже есть спрос на что-то вроде этого — государственный секретарь Майк Помпео, по крайней мере, на словах защищал позицию Турции по Идлибу в нескольких своих твитах. Он также направил специального посланника США в Сирию Джеймса Джеффри в регион, чтобы согласовать конкретные шаги по вооруженным столкновениям с сирийско-российскими силами.

До каких реальных действий со стороны США все это доведет, еще неизвестно. Однако, чтобы что-то подобное произошло, Эрдогану, вероятно, придется принять несколько трудных решений, таких как пересмотр политики в отношении сирийских курдов (основного союзника США в борьбе против ИГИЛ (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) и переосмысление соглашения с Россией о зенитно-ракетных комплексах С-400, из-за чего страна была исключена из программы по стелс-истребителям F-35. И поскольку Анкара до сих пор не идет на уступки по обеим темам, поддержка Америки в текущих столкновениях, вероятно, останется только на словах.

На данный момент все выглядит так, будто ситуация движется в сторону наихудшего сценария, в котором опосредованная война* в Идлибе находится на грани превращения в обычную войну.

*опосредованная война — вооруженный конфликт, в котором конкурирующие стороны не вступают в прямое столкновение, а вместо этого отправляют своих «субподрядчиков»

Комментарии читателей на эту тему:

Ourson: Похоже, Эрдоган попал в ловушку. Посмотрим теперь, где он будет искать поддержки.

D-r D: Какие-то апокалиптические настроения у «Капитала»!

После того, как не смогли убедить корону уйти из Китая и остановить пандемию, теперь настала очередь держать пальчики за то, чтобы русско-турецкая не перерасла в Третью…

Удивительно несерьезная интерпретация. И хотя Эрдоган — политик мирового уровня и невероятный тактик, для грамотных журналистов разумно не прислушиваться к его выступлениям на партийных форумах и митингах в Диярбакаре, не принимать их за чистую монету. Конечно же, если только «Капитал» не считает, что уровень его читателей идентичен уровню азиатских избирателей Реджепа.

Интересы Турции в Сирии — османские, неоосманские. Сегодняшние сирийские провинции Алеппо, Хама и Идлиб находятся на территории двух бывших османских пашалыков (населенный пункт, которым управляет паша — прим.пер.) — Халепа и Шама. Сегодня там, помимо арабов и курдов, также компактно живут и тюркские племена. С начала гражданской войны в Сирии эти тюрки были вооружены, обучены, профинансированы и т. д. протурецкими вооруженными силами. Да, они являются антиправительственными, потому что цель Турции в Сирии — оторвать эти районы и «приклеить» их к неоосманской Турции.

Это также одна из причин того, что в Сочи в 2018 году на Эрдогана оказывалось «давление» взять именно «змеиный» Идлиб, куда эвакуировали джихадистов со всей Сирии, в зону деэскалации под контролем Турции.

Идея создания русских, турецких, иранских зон деэскалации заключалась в разоружении компактных групп джихадистов в трех сирийских регионах. Русская и иранская стороны сделали свою работу за полгода. Турция использует Сочи в качестве мотива для зачисления войск в Сирию, но за два года не сделала Н И Ч Е Г О Ш Е Н Ь К И! Пришлось отделить «умеренных» от «экстремальных» — пффф. Пришлось разоружить «умеренных» и взять тяжелое оружие «радикальных» — пффф. Пришлось изгнать «радикальных» — пффф.

И зачем ей это делать, если это турецкие прокси, которые должны привести ее к старым пашалыкам?

«Провал» переговоров в Стамбуле и Москве в то время состоял в том, что Россия не согласилась с предложением Турции установить «демаркационную» линию между турецкими и сирийскими войсками. Это полностью противоречит соглашению в Сочи по деэскалации в Идлибе и неделимости Сирии.

Несколько часов назад сирийская армия и российские военно-воздушные силы отразили атаку Ягала при поддержке турецкой артиллерии против Найроби на шоссе М-4.

А про пятую статью оставим на совести автора. Там очень ясно прописаны существенные вещи:

1. «… вооруженное нападение на одного или нескольких из них… считается нападением на всех из них…»

Это было бы применимо, если сирийская армия шла через Турцию, и наоборот;

и 2.: «… каждая сторона… будет оказывать помощь атакующей стороне… путем принятия таких быстрых мер, которые она сочтет необходимыми…»

Виктория снова в новостях строго прочтет декларацию НАТО…

Уважаемые читатели

Если из-за паранойи «Капитала» с коронавирусом вы вложили средства в коробки с антивирусными препаратами и масками, прошу, воздержитесь хотя бы сейчас от сборов консервов и обращения своих сбережений в золото.

Война, которая уничтожит весь мир, в эти дни в Сирии не начнется.

Комментарии к статье в издании Дневник: Русско-турецкая война или очередная сделка по разделу Сирии

ck2013: дежавю

442: Даю половину Сирии за европейскую часть Турции

Таралеж: Царь и султан? Или как две полувеликие силы дошли до военных сделок? Потому что великие державы не заинтересованы в этом районе?

4epa1012: За последние 5 веков произошло 12 русско-турецких войн. Эти две страны долгое время были геополитическими соперниками, и у них определенно есть зуб друг на друга. Так что 13-я война вполне возможна, все зависит от того, насколько наглости хватит башибузукам…

Комментарии к статье в издании Сега: Россия и Турция собираются серьезно поссориться из-за Сирии

TRENDA: Рак на горе свиснет, пока они будут на границе ждать

Nanyac: Худший сценарий… что бы там не имел в виду Песков, это не звучит достаточно серьезно. Особенно после провала обещанного «закрытия неба». А вот закрытие Босфора звучит достаточно серьезно и без официального объявленных угроз.

ega_reader: Ничего страшного, разберутся. Не слушайте этих журналистов, специально дым разводят.

Комментарии к статье в Actualno: Турция просит помощи США с ракетами из-за поведения России в Сирии

Анонимен: До сих пор Россия проиграла 11 войн с Турцией — проиграет и эту! Если бы не болгарские ополченцы на Шипке и в Плевене, Россия проиграла бы и двенадцатую войну, и теперь русские ходили бы с патурами и говорили бы по-турецки! Слава нашим повстанцам, освободившим Россию от турецкого рабства!

Доктор Бахтин: Вечная дружба с братскими США нужна нам как солнце, вода и воздух" Дружба на века. Болгария, наконец, стала независимой и суверенной страной, освобожденной от ненавистного коммунизма и российского рабства. Давайте станем 51-м штатом США и под защитой НАТО будем продолжать неуклонно продвигаться вперед в строительстве капитализма. Во главе с верным предводителем переходного периода товарищем Борисовым и виньеткой, а также со всем остальным курятником мы могли бы добиться новых успехов, и под мудрым надзором товарища Сороса мы бы смело продолжали идти вперед. Конечно, давайте примем на себя евроатлантические ценности, поэтому всегда с НАТО и США, и никогда с Россией! Партия ГЕРБ не может ошибаться! Забота о человеке — главная забота партии! Каждому дому лифт, каждой деревне — дорогу. Отчет предоставил, отчет принял — ура, товарищи, ура!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.


Источник