Анатолию Чубайсу досталась не та страна

Фоменко Виктория

20 октября 2018 г. 20:29:50

Глава Роснано видит причины фиаско российских технологических проектов в «Крыме и Скрипалях», но прав ли он в своей оценке?

Глава Роснано Анатолий Чубайс, общаясь со столь же продвинутыми личностями и эффективными менеджерами, как и он сам, на площадке московского международного форума инновационного развития «Открытые инновации. Источники цифрового прорыва», выступил с резкой критикой в адрес России.

По словам Анатолия Борисовича, наша страна с треском провалила планы построения цифровой экономики.

Можно было сделать в десять раз больше. Более того: если быть до конца откровенными, то те задачи, которые страна перед собой ставила 10 лет назад, полностью провалены. Посмотрите стратегию инновационного развития на десятые-двадцатые годы, и вы увидите, что все ее показатели не то что далеки от достижения, мы по некоторым из них поехали не вверх, а вниз,– возмущенно заявил Чубайс.

Главной причиной фиаско, по мнению бизнесмена и чиновника, является то, что страна наша неспособна работать в направлении достижения сразу нескольких стратегических целей.

Много целей нельзя, – убежден Чубайс. При этом, как и положено реформатору с большим опытом работы, он весьма обтекаемо указал на причину, не позволившую России стать цифровым монстром мирового масштаба. Дело, по его словам, в геополитических приоритетах: «от Крыма до Госдепа, от Скрипалей до… я не знаю чего», – заявил глава Роснано.

Чья корова мычала?

Что тут скажешь. Рассуждать на темы, чего может или не может страна, – легко и приятно. Хоть в формате жесткой критики, хоть безоглядного восхваления. Сказал: «Россия хочет», – и вроде как прав. Но лишь относительно. Потому как Россия – страна большая и противоречивая: одни хотят, другие не очень. Посетовал: «Россия не добилась», – и опять та же ситуация. За разные вопросы в России отвечают разные люди и разные структуры. Одни стремятся к цели, другие мешают по мере возможностей.

Конкретно за внедрение в экономику наукоемких производств, за развитие нанотехнологий в нашей стране – в значительной степени должна была отвечать корпорация Роснано. Для этого ее, собственно, и создавали.

В 2013 году в интервью «Ленте.ру» Чубайс заявлял, что видит свою первоочередную задачу в коммерческом использовании нанотехнологий.

Американская наноинициатива в значительной степени сфокусирована на науке. Главный акцент российской программы — не наука, а бизнес. Наша задача заключается в том, чтобы создать действительно современную промышленность. Некоторые академики не любят нас за это, и в этом смысле в России наноинициатива действительно чаще подвергается критике,– отмечал он.

О якобы научной направленности американской и вообще зарубежной инвестиционной политики мы еще поговорим. Пока же отметим, что деньги – вполне приемлемый критерий успеха (на этих словах Илон Маск, Ричард Брэнсон, Билл Гейтс, Джефф Безос дружно подняли головы от своих смет и приветственно помахали нам руками). Даже когда разговор идет о науке. А значит, результаты работы самого Чубайса вполне можно измерять этой мерой.

Деньги любят счет. Но не в Роснано

С деньгами у Анатолия Борисовича отношения особые. Это мы поняли еще по временам приватизации. Но руководимой им структуре это не сильно помогло. Российская корпорация нанотехнологий была основана еще в 2007-м, Чубайс возглавил ее в 2011-м. До его назначения структура была глубоко убыточным предприятием. И после его прихода на должность удивительным образом ничего не изменилось.

В 2011 году компания принесла государству убыток в 2,99 миллиарда рублей. При этом сам Анатолий Борисович заработал 260 миллионов, а семеро его коллег по правлению, большую часть из которых Чубайс перетащил из РАО ЕЭС, стали богаче еще на 492 миллиона. Что поделать: эффективные менеджеры дешево не стоят.

Впрочем, это были еще цветочки. Когда главный приватизатор РФ освоился на новом месте и получил щедрое государственное финансирование, в 2012 году, убытки доросли до 21,8 миллиарда (аудиторская проверка, проведенная специалистом Счетной палаты С. Агапцовым по запросу группы депутатов, показала, что на самом деле убыток составлял 24 миллиарда), а в 2013 году и вовсе подскочили до 39,9 миллиарда рублей.

При этом ведомство Чубайса уже тогда юлило, стараясь не сильно афишировать следы своей «эффективной деятельности».

Например, финансовые результаты деятельности Роснано за 2012 год приведены по международным стандартам финансовой отчетности (МФСО), а за 2013 год – уже по российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ). Естественно, эти две системы разнятся между собой, что позволило компании заявить, что убытки якобы снизились на полмиллиарда, хотя на деле они выросли в полтора раза, чуть не пробив сорокамиллиардную отметку.

В 2014 году Роснано внезапно показала прибыль. И какую! – 16 миллиардов рублей. Неужели российский поликремний захватил весь мир и заставил производителей солнечных батарей платить России дань?

Ничуть не бывало. Прибыль возникла потому, что российская валюта резко обвалилась из-за кризиса, а Роснано, получившее к тому моменту очередную порцию бюджетных миллиардов, держало почти все свои деньги на счетах в иностранных банках. В результате депозиты, которые предполагалось проесть, принесли сумасшедшие проценты.

В 2015-м на фоне продолжавшихся валютных штормов и массированной продажи долей в ранее запущенных проектах Роснано получила прибыль в 17 миллиардов.

Однако по мере стабилизации ситуации прибыльность компании вновь стала сокращаться, и в 2016 году контора ушла в глубокий минус – на 16,6 млрд. Чубайс вновь выпросил у правительства 70 миллиардов господдержки.

По результатам 2017 года Роснано заработала целый миллиард рублей и даже грозилась заплатить государству дивиденды в размере половины этой суммы. При этом за 10 лет существования компания обошлась налогоплательщикам в 382 миллиарда рублей (130 млрд – уставной капитал и 252 млрд последующих вливаний). Нетрудно посчитать, что, отдавая государству по 500 миллионов, контора Анатолия Борисовича выйдет «в ноль» всего через 764 года. Отличная окупаемость!

Нельзя также не отметить, что большую часть финансирования Роснано получила в дорогих рублях (когда доллар был по тридцать), а отдает – в дешевых, покупательная способность которых примерно вдвое ниже, чем в 2012-2013 годах.

Увядшие лавры Стива Джобса

А почему же Анатолий Борисович не поспособствовал построению в России цифрового общества? Оказывается, он пытался и даже презентовал в 2011 году многообещающий гаджет – отечественный планшет Plastic Logic 100, который, по его словам, должен был заменить школьникам все учебники. Некоторые СМИ тогда даже начали фантазировать на тему коммерческого чутья Чубайса и перспектив отечественного образования в новом формате.

Впрочем, вскоре выяснилось, что Plastic Logic 100 разработан английской фирмой Plastic Logic, а отечественной разработкой его называют лишь потому, что Роснано за государственные деньги купила пакет акций этой компании.

Да и Бог бы с ним, если хотя бы сами планшеты делались в России, давая людям рабочие места, развивая наукоемкое производство. Но Plastic Logic 100 выпускались в Германии. Ничего инновационного в девайсе не нашлось, по факту оказалось, что это – самая обычная читалка, к тому же среднего качества.

Внедрить планшет в образование тоже не удалось. Стоимость устройства составляла 12 тысяч рублей, и для большинства семей, где есть школьники, он оказался неоправданно дорогой игрушкой.

В 2015 году Чубайс был вынужден признать, что начинание провалилось. К тому моменту на проект «российского планшета» было потрачено 150 миллионов долларов.

А как за бугром?

Самое время вспомнить о пассажах про «научную направленность зарубежной инвестиционной политики» и сравнить наших «эффективных менеджеров» с их иностранными аналогами.

В Израиле, например, существует аналог Роснано. Его штат составляют всего два человека: исполнительный директор и инженер-координатор. В российской же структуре в разные годы трудились от 270 до 450 сотрудников. При этом у израильтян в два раза больше запущенных проектов, и есть подозрение, что эффективность расходования средств тоже несколько отличается то той, что демонстрирует чубайсовская команда.

Другой пример: американский венчурный фонд AMC. 12 штатных сотрудников, активы в 250 миллионов долларов. Вроде бы немного, а в их багаже – запуск таких компаний, как Amgen (крупнейшая в мире независимая биотехнологическая фирма), Teradyne (один из ведущих в мире разработчиков и поставщиков оборудования для автоматического тестирования электроники) и Biogen Idec (крупнейший в мире поставщик лекарств для лечения нейродегенеративных, гематологических и аутоиммунных заболеваний). При этом в раскрутку каждого из проектов американцы вложили от 500 тысяч до 2,5 миллиона долларов. По сути, AMC удается создавать монстров транснационального масштаба за счет минимальных вложений.

Говоря же о деятельности Роснано, грех не вспомнить проверку, проведенную в 2015 году Счетной палатой. Тогда аудиторы констатировали, что команда Анатолия Борисовича инвестировала 60,5 миллиарда рублей в 21 кризисный проект. При этом реальная стоимость этих проектов составляла всего 13,9 миллиарда, а госгарантии по ним – 25,8 миллиарда. Иными словами, даже взяв и продав скопом это хозяйство, государство могло покрыть лишь половину долгов, повешенных на него Роснано.

* * *

Но, конечно, дело не в управленческих талантах Чубайса. Просто страна ему не та досталась. Неправильная какая-то, однонаправленная. Не может развиваться в нескольких направлениях. Теперь-то все ясно.

Кроме того, почему Анатолий Борисович не может применить свои таланты в каком-нибудь более милом его сердцу обществе?


Источник