Stratfor (США): в 2020 году главным врагом России станет ее экономическая стагнация

3 декабря 2019 г. 14:20:08

Американское аналитическое агентство высказывает свой взгляд на развитие экономики России. Точнее на ее стагнацию. Редакция считает, что Россия до сих пор не оправилась от кризиса 2014 года и сделать ей это будет очень тяжело. По каким причинам нашу страну ждет экономический крах, читайте в статье.

В 2020 году Россия сосредоточится на производительности своей экономики, так как партия Владимира Путина «Единая Россия» стремится избежать соперников на предстоящих выборах в 2021 и в 2024 годах. В условиях экономической стагнации ограниченная покупательная способность пошатнула уровень жизни российского электората и рискует укрепить политическую оппозицию. Россия выступила с многочисленными инициативами по возобновлению экономического роста, но страна находится под значительным внешним давлением и испытывает внутренние бюрократические и системные экономические трудности, поэтому планируемый результат данных инициатив трудно гарантировать.

После экономического кризиса, длившегося с 2014 по 2017 год, Россия вышла из рецессии, но до сих пор не справилась с экономической стагнацией. По мере развития эта ситуация может привести к политической нестабильности. Она также ограничивает доступность национальных ресурсов, направленных на поддержание проецирования влияния России за рубежом.

Что касается внутренней политики России, то 2020 год не будет для нее годом формальных решений, способность российских властей разбираться с внутренними проблемами в стране скажется на ее политическом успехе в долгосрочной перспективе. Выборы в Государственную думу в 2021 году и президентские выборы в 2024 году неуклонно приближаются, нагнетая давление на Кремль. Результаты путинской партии «Единая Россия» на грядущих выборах будут зависеть от ее способности оказать стимулирующее воздействие на макроэкономику и улучшить стандарты жизни своего электората, но, даже если она сможет добиться некоторого роста, его не будет достаточно для того, чтобы страна выкарабкалась из стагнации.

Стремление России к росту

Экономические показатели России находились на низком уровне из-за падения цен на нефть и западных санкций. Стране удалось выйти из рецессии в 2017 году благодаря повышению цен на нефть и началу стратегий, направленных на ограничение западной торговли и увеличение внутреннего производства товаров, однако ожидаемые показатели роста на 2019 год (в настоящее время он оценивается примерно в 1%) позволяют понять, что процесс восстановления до сих пор происходит очень медленными темпами. В лучшем случае сложившуюся на данный момент экономическую ситуацию России можно охарактеризовать как стагнацию. Этот факт усилил позиции противостоящей Кремлю политической оппозиции, поставив Москву в трудное положение необходимости принимать решения, направленные на более долгосрочную динамику, например, в связи с ожидаемым сокращением производства нефти и демографическими трудностями, такими как утечка мозгов, старение населения и культурные столкновения, связанные с ростом иммиграции.

При стагнации российского ВВП после трех лет значительного спада во время экономического кризиса зарплаты также остались на одном месте. В сочетании с инфляцией, которую Кремль все еще пытается стабилизировать, эта стагнация заработной платы значительно снизила покупательную способность большинства россиян. Тем временем, в ходе смены поколений растет популярность либеральной и демократической политики, а расширение доступа к технологиям, иностранным СМИ и социальным сетям способствует разделению общественностью оппозиционных взглядов. Результат — растущая нестабильность и трудности у путинской партии «Единая Россия». В ограниченном объеме это стало очевидно уже в ходе региональных выборов 2019 года, в результате которых партия лишилась ряда кресел и одержала победу лишь с незначительным отрывом (в частности, в Москве).

Растущая оппозиция российского электората не только влияет на будущие выборы, но и все больше подпитывает гражданские протесты. Такие протесты могут быть разрушительными сами по себе, но, что более важно, они ставят власти в трудное положение: она пытается подавить оппозицию и протестные движения, не вызывая при этом антагонизма у значительной части своего населения. Россия эффективно добилась этого с помощью так называемой «управляемой демократии», поддерживая политическую стабильность за счет существования партий «системной оппозиции», которые, по сути, поддерживают правление «Единой России», а также сдерживая реальную оппозиционную деятельность при помощи судебных и полицейских мер. Эта система не может существовать вечно, и рост экономических проблем может затруднить способность «Единой России» сохранить свой контроль.

Помимо влияния на политические настроения российского населения, снижение покупательной способности в России также привело к спаду внутреннего потребления, что, в свою очередь, затрудняет экономический рост. Снижение покупательной способности также ограничивают возможности правительства по реструктуризации своих доходов за счет налогообложения, и они уже заставили его воздержаться от повышения налогов на добавленную стоимость. Российскому правительству будет все труднее уравновесить расходы и справиться с электоральными проблемами, и в 2020 году оно приложит значительные усилия для ускорения экономического роста — только это легче сказать, чем сделать.

© РИА Новости, Наталья Селиверстова | Перейти в фотобанкПосетитель торгового центра

Внешние и институциональные угрозы

России особенно трудно дается улучшение экономических показателей из-за ее участия в поляризирующем геополитическом соперничестве с Западом. Введенные в 2014 году и действующие до сих пор санкции США и Европейского союза (из-за действий Москвы на Украине, вмешательства в дела США и прочих) сильно ослабили экономические показатели России. Для того чтобы оживить свою экономику или же просто остановить экономическое кровотечение, она была вынуждена осуществить значительные реформы.

Такие понятия, как импортозамещение, экономический или технологический суверенитет, стали ключевыми элементами современного экономического подхода России. По сути, это означает, что для того, чтобы выдержать нынешние и будущие санкции, Россия стремится уменьшить свою зависимость от западного импорта путем создания собственных альтернативных производственных систем, высокопроизводительных технологических исследований и разработок. Это чрезвычайно ресурсоемкие усилия, и они не сразу приводят к значительным достижениям.

Российское правительство выделило значительное финансирование на программы, поддерживающие эти инициативы, рассчитывая также внести непосредственный вклад в общий рост, но до сих пор результаты были незначительны. Одной из крупнейших инвестиционных программ Кремля стала модернизация обороны в 2016-2020 годах, которая стоила 400 миллиардов долларов. Ее цель состояла не только в том, чтобы повысить потенциал российских вооруженных сил, но и субсидировать российскую оборонную промышленность и начать производство товаров для гражданского рынка. Несмотря на значительные инвестиции, оборонная промышленность по-прежнему сталкивается с серьезными финансовыми трудностями, при этом никаких значимых сдвигов в сторону гражданского производства не произошло. В 2020 году Кремль перейдет к очередному этапу модернизации обороны, сохранив акцент на тех же целях, однако не ясно, будет ли на этот раз выделен такой же объем финансирования.

Сдерживающие факторы в сфере расходов

Правительство России также приступило к осуществлению инвестиционной кампании стоимостью 400 миллиардов долларов до 2024 года для модернизации инфраструктуры и условий жизни. Так называемые «Национальные проекты» охватывают широкий круг важнейших секторов, включая транспорт, здравоохранение и цифровизацию, и правительство возлагает большие надежды на их способность непосредственно стимулировать экономический рост и уровень жизни. Ожидаемые результаты пойдут российским руководителям на пользу, хотя российские финансовые аналитики предупреждают, что влияние проектов, скорее всего, будет гораздо меньше, чем власти себе представляют.

Пытаясь реализовать «Национальные проекты», Россия также столкнулась со значительными бюрократическими ограничениями на государственные расходы. За первые три квартала 2019 года правительство потратило только около половины выделенных на них средств. Остальные расходы в конечном итоге достигнут своей цели, но растяжение инвестиций во времени замедляет их воздействие на экономический рост. Премьер-министр России Дмитрий Медведев предпринимает усилия по ограничению институциональной волокиты для облегчения государственных расходов, и даже Путин недавно заявил о важности этих действий. Но демонтаж сложных институциональных структур и нормативных актов не может произойти в одночасье, и это может осуществиться слишком поздно, чтобы помочь с текущими инвестиционными инициативами.

Институциональные ограничения на государственные расходы также, вероятно, повлияли на решение Кремля одобрить довольно скромный план на использование средств российского Фонда национального благосостояния. Фонд национального благосостояния — финансовый резерв, который Россия создавала, откладывая нефтяные прибыли при ценах на нефть выше 40 долларов за баррель, в настоящее время составляет около 125 миллиардов долларов. Он станет доступен, после того как его ликвидные активы достигнут 7% ВВП России, что, как ожидается, произойдет в начале 2020 года (хотя изначально предполагалось, что в конце 2019 года, а общая ценность фонда стагнировала с лета 2019). Правительство, таким образом, поставило в приоритет дискуссии о способах расходования фонда.

Вместо того чтобы использовать основную часть этих сбережений для дальнейших стимулов, однако, утвержденный план предусматривает расходование только 16 миллиардов и только на экономически привлекательные проекты, которые не будут зависеть от государственного финансирования. Эта политика может быть просто разумным шагом по максимальному продлению существования фонда «на черный день», но, учитывая крайние задержки в расходах бюджета на 2019 год и, особенно, на национальные проекты, она может быть также продиктована беспокойством, связанным со способностью бюрократического аппарата справляться с еще большим количеством стимулирующих программ.

Наконец, экономические трудности России не только усугубят внутриполитическую и социальную нестабильность, они продолжат ограничивать способность России проецировать власть на международном уровне. Экономическая слабость ограничивает доступные России ресурсы, направленные на преследование ее интересов за границей. Она также вынуждает Россию усилить экспорт и добычу минеральных ресурсов, направленных на укрепление экономики в стране. Масштаб этой деятельности за рубежом, однако, до сих пор несопоставим с масштабными инвестиционными программами Кремля, с помощью которых он будет пытаться улучшить экономическое положение страны в 2020 году.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.


Источник