"Росатом" рассекретил документ о разработке атомных бомб в СССР

5 ноября 2019 г. 9:27:34

Госкорпорация "Росатом" обнародовала уникальный рассекреченный документ, в конце 1940-х годов легший в основу планов строительства новых советских промышленных комплексов по наработке оружейных плутония и урана, необходимых для наращивания ядерного арсенала СССР.

"Росатом" публикует архивные материалы об истории отечественной атомной отрасли, 75-летие которой будет отмечаться в августе 2020 года. На портале "История "Росатома" в специальном разделе "Российской атомной отрасли — 75 лет" выложены факсимиле архивных документов, связанных со становлением и развитием ядерной индустрии СССР, в частности с атомным проектом СССР. Многие из этих документов ранее не публиковались.

В их числе записка руководителей Первого главного управления при Совете министров СССР (ПГУ, так тогда назывался "штаб" отечественной атомной промышленности) с предложениями о строительстве новых предприятий по производству делящихся материалов для атомных бомб, написанная в июне 1948 года на имя Лаврентия Берии — заместителя председателя советского правительства, главы Специального комитета при Совмине, созданного для управления атомным проектом СССР. Этот документ носил гриф "совершенно секретно (особая папка)".

Ядерный дефицит

Главный этап любой ядерно-оружейной программы — наработка делящихся материалов, оружейного плутония или урана. В 1946-1948 годах в СССР на Южном Урале был построен первый реактор "А" для производства оружейного плутония. Он располагался на объекте, в целях соблюдения секретности носившем условное название комбинат №817 (ныне предприятие "Росатома" "Производственное объединение "Маяк", Озерск Челябинской области).

Реактор "А" был впервые пущен в проектном режиме 19 июня 1948 года. В реакторе нарабатывался плутоний, который стал "начинкой" первого советского атомного заряда, успешно испытанного 29 августа 1949 года. Но еще за двое суток до пуска реактора "А", 17 июня 1948 года, первый руководитель отечественной атомной отрасли, глава ПГУ Борис Ванников и его заместители, министр химической промышленности СССР Михаил Первухин и Авраамий Завенягин направляют Берии записку о необходимости сооружения новых заводов по производству оружейного плутония и урана.

"С пуском заводов №№817 и 813 на их первоначальную мощность нами будет практически решена задача производства делящихся атомных веществ по двум основным методам. Однако мощность названных заводов, а также начатого строительством завода №814 невелика и далеко отстает от наших потребностей", — писали они.

Под двумя основными методами подразумевались наработка плутония-239 в ядерном реакторе и обогащение урана по изотопу уран-235. Заводом №813 именовался строившийся тогда первый советский комплекс по обогащению урана методом газовой диффузии (ныне предприятие "Росатома" "Уральский электрохимический комбинат", Новоуральск Свердловской области). А заводом №814 было предприятие, изначально предназначенное для обогащения урана электромагнитным способом. Завод №814 впоследствии вошел в состав предприятия, которое сейчас называется "Комбинат "Электрохимприбор" "Росатома" в городе Лесной Свердловской области, и занимается, в числе прочего, производством стабильных изотопов.

Ванников, Первухин и Завенягин в записке обращали внимание Берии на то, что уже к 1951 году в Советском Союзе возник бы недостаток металлического природного урана — сырья для производства оружейных плутония и урана. К лету 1948 года в СССР было только одно предприятие, выпускавшее металлический уран, — так называемый завод №12 в подмосковной Электростали (сейчас это "Машиностроительный завод" "Росатома", производящий ядерное топливо).

"Дефицит металла требует от нас срочного строительства второго завода по производству металлического А-9 (тогдашнее условное название природного урана. — Прим. ред.), а общие ресурсы А-9 позволяют начать строительство новых заводов большой мощности по производству продукта Z и продукта А-95", — отмечали авторы записки.

Из соображений секретности "продуктом Z" именовался плутоний-239, а "продуктом А-95"— уран-235. Второй завод, выпускавший металлический уран, позже был построен в Новосибирске, ныне это предприятие "Росатома" "Новосибирский завод химконцентратов", также выпускающий ядерное топливо.

Плутоний на Ангаре

"Считаем необходимым немедленно приступить к проектированию и подготовительным работам по строительству второго завода по производству продукта Z в составе трех графитовых котлов <…> и трех дейтонных котлов <…> а также второго диффузионного завода", — писали Ванников, Первухин и Завенягин. Графитовые котлы — это реакторы с графитом, замедляющим нейтроны для поддержания цепной ядерной реакции, а дейтонные котлы — это реакторы на тяжелой воде (оксиде дейтерия — тяжелого изотопа водорода) в качестве замедлителя нейтронов.

Затем авторы записки предлагали районы СССР, где, по их мнению, было бы лучше всего располагать новые мощности — сначала плутониевого комплекса.

"Для завода по производству продукта Z считаем необходимым выбрать площадку на реке Ангара в районе Братска, куда проведена железная дорога", — говорилось в записке. "Эта точка хорошо географически укрыта и находится в изолированном районе. Река Ангара имеет мощный расход воды низкой температуры и высокой чистоты, что является необходимым условием для такого завода", — пояснялось в документе.

Далее речь шла о предприятии по обогащению урана. "Второй диффузионный завод считаем целесообразным построить в районе города Томска, близко расположенного к Кузбассу и располагающего значительными научными и инженерными кадрами. Эти обстоятельства весьма существенны для строительства диффузионного завода, поскольку последний при намечаемом масштабе производства потребует большого количества энергии и топлива, а наличие культурного центра позволит быстро освоить и успешно эксплуатировать завод", — писали руководители отрасли.

К записке прилагался проект постановления Совета министров о начале проектирования и строительства вблизи Братска второго плутониевого комплекса (ему в проекте присвоили условное название "завод №815") и второго диффузионного предприятия (его нарекли заводом №816).

Предложения, высказанные в записке, быстро, уже спустя два дня после ее написания, рассматривались на заседании Специального комитета под председательством Берии 19 июня 1948 года, о чем свидетельствует отметка на записке (протокол этого заседания был рассекречен и обнародован ранее). По итогам того заседания руководству атомной промышленности поручили подготовить и согласовать с научным руководителем атомного проекта СССР Игорем Курчатовым "более детальные предложения и проект соответствующей записки на имя товарища Сталина".

Уникальные комплексы

Предложения Ванникова, Первухина и Завенягина реализовались даже в больших масштабах, чем они предлагали летом 1948 года. Завод №816, построенный менее чем в 20 километрах от Томска, стал уникальным предприятием, занимавшимся не только обогащением урана. На его площадке разместились и несколько уран-графитовых реакторов для производства оружейного плутония. Некоторые из них также предназначались для выработки тепла и электроэнергии и составляли в свое время основу Сибирской АЭС — второй по счету в СССР, но первой отечественной промышленной атомной электростанции (первая в стране и мире Обнинская АЭС считалась опытной).

На предприятии шло изготовление компонентов ядерных зарядов, разборка и переработка компонентов зарядов, снятых с вооружения, в топливо для АЭС, регенерация отработанного на АЭС топлива, производство различных товаров народного потребления. Сейчас это предприятие "Росатома" "Сибирский химический комбинат" (Северск Томской области), работающее в целях развития атомной энергетики.

Под Братском атомный комбинат строить не стали. Но в нескольких сотнях километрах от него, в Ангарске, возвели еще один завод по обогащению урана (в свое время он назывался завод №820, ныне это предприятие "Росатома" "Ангарский электролизный химический комбинат"). Три ядерных реактора-наработчика на тяжелой воде, предлагавшихся в записке для площадки в Братске, были построены и работали в 1950-1980-х годах в Челябинской области на "Маяке" наряду с сооруженной там же серией уран-графитовых реакторов.

Индекс 815 для несостоявшегося братского предприятия не пропал даром — его позже присвоили третьему, еще одному уникальному советскому плутониевому предприятию. Им стал не имеющий аналогов в мире подземный промышленный комплекс, размещенный в скальных породах на берегу Енисея, в 50 километрах ниже Красноярска. Сейчас это предприятие "Росатома" "Горно-химический комбинат" в Железногорске. На предприятии действовали три мощных промышленных уран-графитовых реактора-наработчика оружейного плутония, один из которых стал основой третьей советской АЭС. Сейчас ГХК — ключевое предприятие "Росатома" по созданию технологического комплекса замкнутого ядерного топливного цикла на основе инновационных технологий нового поколения, необходимых для развития атомной энергетики.


Источник