НАТО продолжит «ехать» по старой колее

16 июля 2018 г. 21:34:04

Брюссельский саммит подтвердил курс альянса на расширение военных приготовлений

Североатлантический альянс, несмотря на наличие определённых внутренних противоречий, продолжает смотреть на мир через призму «холодной войны» и следовать курсом расширения военных приготовлений. Таков главный итог состоявшегося 11–12 июля в бельгийской столице очередного саммита НАТО.

Ключевые решения

Принятые в Брюсселе решения подтвердили ранее заявленную установку НАТО действовать инициативно в глобальном масштабе под предлогом противодействия «агрессивной» России, терроризму и другим вызовам. Впервые прозвучала новая формулировка о переходе союза к стратегии «кругового обзора в 360 градусов» с целью обеспечения региональной и глобальной безопасности. В частных беседах высокопоставленные военные представители альянса интерпретировали этот «обзор» как охватывающий морские, сухопутные и воздушные пространства.

Была повторена установка блока выполнять три основные задачи, изложенные ранее в его стратегической концепции 2010 года: обеспечивать коллективную оборону, кризисное регулирование и безопасность всех членов союза. Государства – члены НАТО обязались повысить степень боевой готовности, скорость развёртывания, способность обеспечения продолжительности военных операций и оперативную совместимость своих вооружённых сил.

Повторена формулировка трёх предыдущих саммитов о том, что политика сдерживания и обороны союза базируется на «адекватном сочетании ядерных, обычных и противоракетных вооружений». Иными словами, участники встречи на высшем уровне повторили, что этот стратегический механизм, получивший неофициальное название «чикагская триада» после саммита НАТО в Чикаго в 2012 году, будет действовать и впредь. Его остриё будет направлено против России, КНР, Ирана и КНДР.

НАТО не проявило особого интереса к решению накопившихся вопросов контроля над вооружениями. Декларативно и в лапидарном виде было лишь заявлено, что организация привержена контролю над вооружениями, разоружению и нераспространению. Однако это, как известно, не соответствует действительности.

Альянс сохранит американское тактическое ядерное оружие в Европе на территории пяти союзных неядерных государств в нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия. США оставят без изменений стратегию «расширенного ядерного сдерживания», подразумевающую раскрытие ядерного зонтика над всеми союзниками по НАТО и некоторыми внеблоковыми партнёрами. Американская сторона также не откажется от «соглашений о разделении ядерной ответственности», известных также как «соглашения о совместных ядерных миссиях», со своими союзниками, которые позволяют неядерным членам блока принимать участие в военных учениях с условным применением ядерного оружия, складировать реальные ядерные боезаряды на своей территории.

Будет продолжено наращивание инфраструктуры ПРО в глобальном масштабе и сил общего назначения в Европе, в том числе в формате сил быстрого реагирования и объединённого оперативного соединения высокой готовности. Наряду с США, активно продолжающими развёртывание глобальной системы ПРО морского и наземного базирования, Североатлантический союз утвердил новую комбинированную силовую структуру: «Интегрированная противовоздушная и противоракетная система НАТО», в которой оперативно объединены радиолокационные, командно-штабные и ударно-боевые компоненты ПВО и ПРО. В частности, стало известно, что морской противоракетный компонент блока будет развиваться, по меньшей мере, до 2075 года! Государства, представленные на саммите, договорились и о разработке «всеобъемлющей политики НАТО в области космоса».

Упор на мобильность

Ещё более активной станет военная деятельность блока в странах, непосредственно прилегающих к территории Российской Федерации. Увеличится количество военных учений и манёвров в этой зоне. На это нацеливает прямая установка саммита: ещё больше укреплять средства передового базирования Североатлантического союза на его восточном фланге.

На это направлена и инициатива под названием «4 по 30» по обеспечению оперативной готовности вооружённых сил стран блока, которая предусматривает, что к 2020 году союзники должны располагать 30 механизированными батальонами, 30 авиационными эскадрильями и 30 боевыми кораблями, готовыми к использованию в течение 30 дней. На саммите она получила новое уточнение: формулировка «готовыми к использованию в течение 30 дней» теперь стала звучать как «готовыми к использованию в течение 30 дней и в более короткие сроки». Одновременно на саммите было объявлено о начальном оперативном потенциале «воздушной мобильности быстрого реагирования».

Сняты дипломатические и пограничные формальности с целью облегчения пересечения межгосударственных границ вооружёнными силами блока по суше, воздуху и по морю в течение пяти дней к концу 2019 года с возможностью последующего сокращения этого срока для оперативной переброски дополнительных подкреплений.

На морских пространствах поставлены задачи по совершенствованию противолодочных, минных и противоминных операций, высадке десантов с моря и защиты морских коммуникаций в целом.

Североатлантический союз заявил о повышении своих разведывательных возможностей, в том числе путём проведения глубокой стратегической разведки.

Были подписаны два меморандума о совместном сотрудничестве в производстве «ключевых» боеприпасов для сухопутных войск и ВМС. Под первым меморандумом, который охватывает «широкий спектр боеприпасов» (без их детализации), подписи поставили представители 16 государств альянса, в том числе Италия, Франция, ФРГ, Польша, все три государства Балтии и три государства, имеющие партнёрские связи, в частности Финляндия. Второй меморандум по боеприпасам ВМС одобрили семь государств, включая Францию, Бельгию, Италию и Польшу. К таким боеприпасам были отнесены ракеты ПВО и класса «поверхность – поверхность», торпеды и артиллерийские снаряды.

Саммит закрепил стремление к расширению сотрудничества альянса с Финляндией и Швецией в районе Балтийского моря, что может быть интерпретировано как очередной шаг к их вовлечению в НАТО, а также с другими партнёрами в зоне Средиземного и Чёрного морей, Западных Балкан. Создан штаб многонациональной дивизии «Северо-восток», который начнёт свою работу к декабрю 2018 года. Намечено укрепить командно-управленческие структуры в Балтийском регионе посредством создания дополнительного многонационального дивизионного штаба.

В публичных заявлениях в ходе саммита и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, и верховный главнокомандующий вооружёнными силами НАТО в Европе генерал Куртис Скапаротти сделали явный «юго-восточный акцент» – на усиление военной составляющей в блоке со стороны Румынии, где создана многонациональная рамочная бригада для обучения сухопутных войск стран НАТО. Итоговый документ признал «существенное усиление присутствия и деятельности НАТО» в зоне Чёрного моря. Складывается впечатление, что альянс намерен уделять южноевропейскому направлению повышенное внимание – очевидно, из-за украинского фактора.

Дилемма военных расходов

Признав наличие ряда глубоких разногласий между его участниками, в том числе по проблемам повышения военных расходов, экологии, торговли и миграции, Йенс Столтенберг особо выделил первый вопрос. На его решении постоянно настаивает американский президент.

По утверждению генсека НАТО, в текущем году пять стран-участниц вышли на запланированный рубеж в два процента от ВВП, который должен быть достигнут к 2024 году всеми государствами блока. Такой показатель уже превзошли: США (3,5 процента); Греция (2,27),Эстония (2,14), Великобритания (2,10) и Латвия (2 процента). К концу 2018 года на обозначенный уровень также выйдут Польша, Литва и Румыния, которые вплотную приблизились к двухпроцентному уровню: по состоянию на июль они расходовали на оборону соответственно: 1,98; 1,96 и 1,93 процента от ВВП.

Пока не все члены альянса дали чёткие обязательства на этот счёт. Только 16 или 55 процентов государств – членов НАТО сделали заявления о том, что они выполнят взятые финансовые обязательства к 2024 году. Среди активно сопротивляющихся давлению Белого дома из 12 государств значится ФРГ. Ее министр обороны Урсула фон дер Ляйен на встрече с журналистами, отвечая на вопрос, когда Берлин планирует поднять планку своих расходов на военные цели (в текущем году они составляли 1,24 процента от ВВП), отшутилась, что за остающийся шестилетний период выхода на обозначенный крайний рубеж немецкое руководство не может с большой точностью рассчитать объём даже самого ВВП, не говоря уже о процентах на военные нужды от его показателей.

В рамках саммита, как и предполагалось, Дональд Трамп завёл разговор о выделении на военные цели уже не двух, а четырёх процентов от ВВП, но этот показатель в итоговом документе встречи зафиксирован не был. Настроение целого ряда государств в НАТО, которые начинают испытывать раздражение от напористости американского президента, передал председатель Европейского совета Дональд Туск, который открыто заявил: «Дорогая Америка, уважай своих союзников. В конце концов, их у тебя не так уж много». Однако Дональд Трамп, по словам «Нью-Йорк таймс» за 13 июля, проигнорировал это деликатное, но всё же прямолинейное высказывание, на которое в кулуарах саммита все обратили внимание.

Не было проявлено единства в рядах блока и на другом «расходном» направлении: до настоящего времени чуть более половины государств – членов НАТО выполняют решения уэльского саммита 2014 года о расходовании 20 процентов оборонных трат на разработку основных видов вооружений и военной техники, включая связанные с ними НИОКР. К 2024 году не все, а только 24 страны НАТО в соответствии с их национальными планами выйдут на рекомендуемый процентный показатель.

Брюссельский саммит подтвердил, что двери для приёма новых членов «остаются открытыми». И скорее всего в эти «двери» НАТО в ближайшее время втянет Македонию. Нельзя не видеть, что в альянсе делают всё для того, чтобы Македония оказалась в числе его членов. А вот у Грузии и Украины, несмотря на в буквальном смысле мольбы их президентов, озвученные ими на отдельном совместном брифинге, шансы на этот счёт не особенно велики – никто в руководстве НАТО твёрдых обязательств о быстром вступлении этих стран в блок так и не дал.

С оглядкой на Хельсинки

Саммит не смог выйти из своего инициативно созданного тупика в подходе к отношениям с Россией. Практически во всех выступлениях высокопоставленных деятелей альянса на встрече в верхах в Брюсселе содержались враждебные выпады в адрес Российской Федерации. Правда, таких выпадов стало несколько меньше, чем на предыдущем варшавском саммите, состоявшемся два года назад, но они не прекратились.

Североатлантический союз по-прежнему стремится к конфронтации с Россией, продолжает необоснованную, а иногда просто искажённую антироссийскую линию обвинительного характера, а его специфическая военная активность у российских рубежей представляет непосредственную, постоянно действующую комбинированную военную угрозу, которую нельзя игнорировать или умалять.

Вместе с тем в итоговой декларации брюссельской встречи было заявлено, что Североатлантический союз не стремится к конфронтации и не представляет угрозы для России, а также «оставляет открытой возможность для политического диалога». За активный диалог НАТО и России высказались генсек альянса Йенс Столтенберг и генерал Куртис Скапаротти, подчеркнув при этом важность поддержания с нашей страной контактов на военном уровне во избежание роста напряжённости. В этом же ключе выступали и многие другие представители альянса.

Эти заявления, явно противоречащие принятым на саммите решениям, большинство из которых имеют антироссийскую направленность, несомненно, сделаны с оглядкой на саммит в Хельсинки. Они свидетельствуют о серьёзной обеспокоенности военно-политического руководства НАТО намеченной на 16 июля встречей Владимира Путина и Дональда Трампа. В кулуарах брюссельского саммита даже открыто говорили об этом, отмечая, что не знают, что ожидать от этой встречи, и чем она может обернуться для альянса. В этой связи совершенно очевидно, что на фоне встречи лидеров России и США саммит НАТО отходит в тень. Тем более что он не принёс по сути ничего нового, а лишь подтвердил, что альянс продолжает «ехать» по старой, давно заезженной колее.

Автор: Владимир Козин, Источник: “Красная звезда”


Источник