Выбор Польши — президент Дуда: лакейство перед США, спесь с ЕС и русофобия

13 июля 2020 г. 14:47:10

Президентом Польши останется Анджей Дуда, опередивший своего соперника Рафала Тшасковскогона два с небольшим процента. Это значит, что партия «Право и справедливость» имеет все возможности продолжить свой курс. В плане внешней политики он сводится к сближению с США, сложностям с Евросоюзом и откровенной русофобии. В то же время выборы показали, что страна сильно расколота. Потому полный неучёт мнения другой, не голосовавшей за Дуду половины поляков, может быть чреват потрясениями.

12 июля в Польше прошёл второй тур президентских выборов. Страна выбирала между действующим главой государства, представителем правящей партии «Право и справедливость» Анджеем Дудой и мэром Варшавы, членом оппозиционной либерально-консервативной «Гражданской коалиции» Рафалом Тшасковским. Явка составила огромную по польским меркам цифру — более 68%. Так что ссылаться на то, что кто-то остался дома, не приходилось.

Интрига была закручена лихая. После первого тура, состоявшегося 28 июня, Дуда опережал конкурента на 14% голосов. Однако было очевидно, что большинство голосов других кандидатов достанутся Тшасковскому. Но какое большинство? Социологические опросы давали примерное равенство — вперёд вырывался то один, то другой кандидат. А первые данные опросов на выходах с участков дали преимущество Дуде 50,4% против 49,6%. Это даже меньше статистической погрешности. Одним словом, ничья.

Но ничьей в таких случаях не бывает. Уже ночью подоспел новый опрос, где отрыв Дуды составил уже больше — 50,8% против 49,2% у Тшасковского. Действующий глава государства объявил о победе и позвал соперника в президентский дворец, но тот отказался. И начался подсчёт голосов, который показал ещё большее преимущество действующего президента — 51,21% против 48,79%. В абсолютных цифрах речь идёт о разрыве почти в полмиллиона голосов. Тем самым Дуда пусть и с трудом, но выборы выиграл.

Результат показал очевидный раскол внутри Польши. Восточные, более бедные воеводства отдали предпочтение действующему президенту. Напротив, более зажиточные районы, граничащие с Германией и имеющие выход к Балтийскому морю, голосовали за оппозиционера. Дуду поддержали преимущественно жители сёл и небольших городов. За Тшасковского голосовали преимущественно крупные города вроде Варшавы, Гданьска, Кракова, Вроцлава, Познани. За него выступили и поляки, живущие в других странах Евросоюза.

Карта деления электоральных симпатий удивительным образом совпадает с тем, кому принадлежал тот или иной кусок Польши в 1815—1918 годах. Так, бывшие Российская и Австрийская Польша начиная с 2005 года голосуют за кандидатов от «Права и справедливости» (за исключением Варшавы и Кракова). Более зажиточная, бывшая германская Польша выбирает кандидатов от «Гражданской платформы» и «Гражданской коалиции», считающихся в числе прочего пронемецкими.

Действующий президент шёл на выборы, имея неплохой багаж. Экономика Польши росла до 5% в год. В стране развернулись большие социальные программы. При нём пенсионный возраст снизили с 67 лет для обоих полов до 65 у мужчин и 60 у женщин соответственно. Семьям с детьми стали дополнительно выплачивать по 500 злотых (примерно 120 евро) на ребёнка. Безработица составляет шесть процентов, а в некоторые месяцы падала до рекордно низких 5,1%.

Даже Тшасковский признавал успехи Дуды на социально-экономическом поприще. Ему оставалось разве что говорить о снижении налогов и разворачивании жилищного строительства, чего действующей власти сделать не удалось. Кроме того, он указывал на коррупционные скандалы в окружении президента, а также говорил о необходимости отмены ряда реформ, которые позволяют исполнительной власти контролировать назначение судей. Обещал он и большую свободу слова.

Политико-правовая критика выглядела вполне обоснованной. В 2017 году Евросоюз ввёл санкции в адрес Польши за то, что министр юстиции получил возможность продлевать мандаты судей, что противоречит его нормам. Что касается демократических свобод, об этом много может рассказать проведший в заключении три года политик Матеуш Пискорский, которому приписывали шпионаж в пользу России из-за жёсткой критики государственной русофобии. В ущемлении свободы слова власть не раз обвиняли и куда менее лояльные нашей стране политики и журналисты.

Настоящий водораздел между Дудой и Тшасковским пролёг в вопросе ценностей. Действующий президент много раз подчёркивал важную роль католической церкви, защищая брак как союз мужчины и женщины. Напротив, варшавский градоначальник выступил с радикальным предложением узаконить однополые браки, объясняя это поражением сексуальных меньшинств прежде всего в имущественных правах. Отнюдь не все даже в его партии с ним согласились.

Если обратиться к внешней политике, то основное отличие между двумя кандидатами сводилось к их отношению к Евросоюзу и Германии. Дуда и негласный руководитель страны — лидер «Права и справедливости» Ярослав Качиньский снискали репутацию евроскептиков. К выходу из ЕС они не призывали, однако указывали, что Польша нужна Евросоюзу больше, чем наоборот, и критиковали многие решения Брюсселя. Наиболее ярко это проявилось в нежелании принимать беженцев по квоте ЕС.

Что касается Германии, то с ней, как и с Россией, польские консерваторы любят сводить исторические счёты. Они считают, что договоры о снятии материальных претензий в обмен на ряд выплат и признание немецко-польской границы Польша подписала под давлением СССР. А раз так, что Германия должна выплатить ей значительную сумму. Со своей стороны, канцлер Ангела Меркель ясно дала понять, что никаких денег поляки не увидят, ибо вопрос давно решён. Собственно, жертвам концлагерей в личном порядке немцы платят и так.

В отличие от Дуды, Тшасковский видит в Евросоюзе главную опору. Так, его критика судебной реформы была во многом связана с тем, что из-за неё Брюссель ввёл против Польши санкции. В его программе много говорилось о необходимости быть ответственным членом ЕС, не нарушать принятые там нормы. Говоря о Германии, варшавский мэр призывал помнить о том, что она много сделала для расширения ЕС на восток, и потому с ней надо работать, в том числе и по вопросам дальнейшего расширения союза.

Отношения с США являются важнейшими для обоих кандидатов. Однако если для Дуды американцы — главная опора, то Тшасковский скорее предпочёл бы лавировать между ними и Евросоюзом. Особую роль НАТО и необходимость размещения американских войск безоговорочно признают оба. А вот о сотрудничестве с Украиной, Грузией и «продвижении демократии» в Белоруссии в большей степени как раз говорил варшавский градоначальник.

Перед нами — классический пример выбора между сторонником традиционных подходов и глобалистом. И дело здесь не только в противоречиях по поводу однополых браков, но и во внешней политике. Для Дуды более важен суверенитет Польши, опора на естественного союзника, которого он видит в США. Для Тшасковского основное — то, как Польша встроена в интеграционные процессы и как её воспримут вовне. Как видно, сторонников хватает у обоих подходов. Но у кандидата «Права и справедливости» их оказалось чуть больше.

И теперь глава государства оказывается в непростой ситуации. Любое его действие будет крайне критически оцениваться половиной населения страны (той, которая за него не голосовала). И для того, чтобы стать президентом всех поляков, президент должен будет позаимствовать часть программы у своего конкурента и выполнять её. Внутри страны по большинству пунктов расхождения невелики, и сделать это нетрудно. А вот с внешней политикой — сложнее. В плане отношений с ЕС явно придётся частично преодолеть себя.

В то же время у Дуды велик соблазн продолжить линию собственной партии, тем более что большинство в Сейме «Право и справедливость» контролирует. Однако это чревато ещё большей поляризацией общества и недовольством Евросоюза. Польша — крупнейший получатель дотаций из Брюсселя, и отказаться от них она пока не может себе позволить. России же ничего нового ждать не приходится. Российско-польские отношения наверняка останутся в состоянии заморозки.

Вадим Трухачёв


Источник