«Дело может закончиться оккупацией Казахстана»

Евгения Ким

25 июня 2019 г. 9:11:36

Удовлетворит ли Москву внешняя политика нового президента Казахстана?

«В Москве просчитывают все варианты, и одним из неблагоприятных сценариев принято считать, что украинский майдан или что-то подобное может начаться и в Казахстане», — заявил писатель Дмитрий Верхотуров в интервью ИА REGNUM.

Евгения Ким: Насколько будет различаться внешняя политика Казахстана при первом президенте Нурсултане Назарбаеве и при его преемнике Касым-Жомарт Токаеве?

Дмитрий Верхотуров: Новый глава Казахстана будет проводить многовекторную внешнюю политику по двум причинам.

Первая — он сам неоднократно заявлял, что продолжит курс первого президента Нурсултана Назарбаева.

Вторая — он опытный дипломат и прекрасно понимает, что Казахстан не может ориентироваться на какую-то одну внешнюю силу, будь то Россия, Китай или Европа. Страна в большей или меньшей степени зависит от всех внешних партнеров, поэтому президент будет выстраивать целую систему отношений.

Евгения Ким: В отношениях Москвы и Нур-Султана был ряд нерешенных вопросов. Например, не до конца понятна позиция Казахстана по Крыму. Насколько эти моменты существенны для продолжения диалога?

Дмитрий Верхотуров: Что касается «пожеланий» новому президенту от Москвы, то предлагаю разделить этот вопрос на несколько частей.

Первая часть, касающаяся Крыма и позиции Казахстана. Естественно, по мнению Москвы, Нур-Султан как ближайший союзник должен был признать полуостров российским. И то, что это до сих пор не сделано, не может не беспокоить определенные группы лиц в Кремле.

В связи с этим возникает закономерный вопрос: а если будет серьезное ухудшение взаимоотношений, то на чьей стороне выступит Казахстан? Ведь даже если в ситуации с Крымом союзник по ЕАЭС, ОДКБ и ШОС предпочел смолчать. Выполнит ли он свои обязательства или прикроется другими обязательствами и предпочтет остаться в стороне?

В текущих отношениях Москвы и Нур-Султана присутствует недопонимание. И российское руководство, естественно, пытается прояснить для себя позицию властей Казахстана.

Что касается других вопросов — раскачивания темы голода 30-х годов и перехода Казахстана на латиницу, то тут проводятся очень четкие параллели с событиями на Украине. Майдан в Киеве тоже начинался с темы «голодомора», которая раскачивалась с конца 2000-х и достигла пика через десять лет. Эта тема стала идеологическим базисом для последующего перерастания в майдан.

В Москве просчитывают все варианты, и одним из неблагоприятных сценариев принято считать, что украинский майдан или что-то подобное может начаться в Казахстане.

Что касается перехода на латиницу, то это больше внутренний момент. Хотя он тоже, как общая гирька, усиливает общее впечатление, что власти Казахстана не хотят поддерживать союз с Россией.

Евгения Ким: По каким признакам будет видно изменение отношений между Москвой и Нур-Султаном?

Дмитрий Верхотуров: Есть несколько тем в информационном пространстве, которые отчасти могут отражать настроения и намерения, касающиеся казахстано-российских отношений.

Это — Крым, война в Сирии, «голодомор», переход на латиницу. По тому, как сейчас складывается информационное освещение этих тем, Москва отчасти может сделать вывод, что в решающий момент Казахстан может отвалиться как союзник. Это автоматически означает, что Нур-Султан остается ненадежным партнером.

Евгения Ким: Подобная позиция Казахстана наносит какой-то конкретный ущерб текущим отношениям или интересам России?

Дмитрий Верхотуров: Строго говоря — нет. Но тем не менее оставляет не самый приятный осадок в текущих отношениях.

Евгения Ким: Сможет ли новый президент Казахстан внести ясность по этим вопросам?

Сможет если захочет. Он очень толковый дипломат и умеет договариваться. Хотя я не возьмусь прогнозировать, что конкретно он сможет сделать или сказать.

Всё же нужно понимать, что вопрос Крыма — обоюдоострый. С одной стороны, открытое противостояние позиции России по Крыму союзнику Москвы, которым является Казахстан — невыгодно. С другой, если Нур-Султан поддержит Россию — он может попасть под «санкции» США и стран Евросоюза. И это будет болезненно.

В подобных вопросах вообще очень сложно занимать промежуточное положение. И если Касым-Жомарт Токаев поднимет этот вопрос, то от него потребуется всё дипломатическое умение, чтобы прояснить позицию Казахстана к удовлетворению всех сторон и при этом не понести существенных потерь.

Евгения Ким: Президент Казахстана по долгу службы долгое время работал с Китаем, как это скажется на партнерстве страны с КНР?

Дмитрий Верхотуров: Да, Казахстан при Токаеве ощутимо повернется в сторону Китая. Это вытекает не только из личных предпочтений президента, но и из некоторых объективных вещей. Например, из роста показателей в торгово-экономическом секторе.

Евгения Ким: Может ли подобное сближение быть дополнительным раздражителем для Москвы?

Дмитрий Верхотуров: Высказанное на словах неудовольствие от сближения Казахстана и Китая, разумеется, может быть. Но, в принципе, Россия рационально подходит к подобным вопросам и понимает, что, во-первых — это вынужденное сближение, а во-вторых — Россия и Китай тоже на данном этапе являются союзниками, и обострение ситуации в мире способствует их сближению.

Хотя об этом союзе еще официально не объявлено, де-факто он существует. Поэтому политика Казахстана в отношении Китая воспринимается с пониманием.

Евгения Ким: В каком случае Москва может занять более жесткую позицию по Казахстану?

Дмитрий Верхотуров: Если Казахстан разорвет отношения, развернется в противоположную сторону и станет сотрудничать исключительно с США и западным странами. В пику России и Китаю.

При таком варианте всё может закончиться не очень хорошо для всех. Вплоть до военного вторжения. Это опасно.

И те национал-патриоты, которые предлагают сближаться исключительно с Западом — не понимают, за какой кабель высокого напряжения хватаются. Дело ведь реально может закончиться оккупацией Казахстана российскими и китайскими войсками.

Вы спросите — почему так жестко? Да потому, что ключевой газопровод из Туркмении в Китай (газовая магистраль «Центральная Азия — Китай» включает три ветки и проложена через Туркмению, Казахстан и Узбекистан — прим. ИА REGNUM ) проходит по территории Казахстана. И, соответственно, если в Казахстане появятся американцы и американские войска — это нанесет серьезный удар по безопасности России и Китая. И реакция Москвы и Пекина будет соответствующая.

Это тот военно-политический анализ, о котором не принято говорить, но который нужно иметь в виду.

И поэтому забавляться латиницей и при этом думать, что если будут писать другими буквами, то их будут считать «западниками» — это смешно. А при худшем сценарии это может привести к российско-китайской оккупации.

Подчеркну, что этот неблагоприятный вариант возможен при резком изменении вектора внешней политики Казахстана. Тогда сегодняшнему союзнику России и Китая придется выбирать между российскими и китайскими танковыми гусеницами. Понятия не имею, какие им больше понравятся.


Источник